Колумнисты

Ничто за последнее время так не вредило Путину, как «дело Серебренникова»

Мнение Юлии Латыниной

Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

Этот материал вышел в № 92 от 23 августа 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

115
 

Режиссер Кирилл Серебренников задержан по подозрению в хищении «не менее 68 млн руб.», выделенных в 2011–2014 гг. на реализацию проекта «Платформа». Со времени ареста Всеволода Мейерхольда в 1939 г. в России не задерживали столь известных режиссеров.

Как и в случае арестов Владимира Евтушенкова, Дмитрия Каменщика и Алексея Улюкаева, задержание Серебренникова показывает, что система произвола силовиков, выстроенная для укрепления президентской власти, работает ровно в обратном направлении.

Напомним, как развивались события.

23 мая в квартире и театре Кирилла Серебренникова были проведены обыски. Проводились они чрезвычайно грубо: с ОМОНом и насилием.

Зачем-то согнали репетирующих артистов, отобрали мобильники: артисты, что ли, деньги крали? Это выглядело как акция устрашения.

Тогда же в СМИ были слиты объяснения, по какому поводу обыски. Сначала нам сообщили, что украдено 35 млн долл. Потом — что 200 млн руб. Потом заявили ту сумму, которую озвучивает СК сейчас, т.е. 68 млн руб. Потом сумма похищенного снизилась до 1 млн 200 тыс. руб.

Иначе говоря, все походило на то, что заказчик обысков близко не знает, что украдено, но уверен, что, поскольку вся Россия живет на обналичке, то что-нибудь да найдется. Серебренникова, видимо, хотели арестовать уже тогда, но у него нашлись сильные заступники: добежали до Путина, Путин сказал: «Дураки».

«Дураков» это, однако, не остановило. Сразу после заявления президента министр культуры Владимир Мединский вместо того, чтобы при окрике президента взять под козырек, дал большое интервью на тему Серебренникова, в котором назвал его «неоднозначным творцом», который всегда вызывал у Мединского «недоумение».

Владимир Мединский даже заявил, что «соответствующие службы министерства» были в курсе расследования, что вообще вызывает вопросы: ведь, судя по разнобою в сливах, расследование и само не совсем было в курсе, что именно оно расследует.

После этого начались утечки. Некий адвокат Теплухин, назначенный несчастной бухгалтерше Серебренникова, Нине Масляевой, заявил публично, что Масляева «сотрудничает со следствием» и «готова пойти на сделку со следствием и признать вину», ибо она была лишь «рабочей лошадкой и не главным человеком в организации».

После этого с главбухом Масляевой поступили с особой, принятой уже мерзостью. Как можно понять, больной женщине — с сердцем, с диабетом, с детьми — обещали, что если она даст показания, то выйдет на свободу, после чего, конечно, ее оставили под стражей. Логика тут проста: если человек поддается, то его надо добить. Контрлогика тут тоже проста. Если вас берут в заложники и обещают выпустить в обмен на показания, не верьте.

После этого, верно, добежали к президенту, рассказали в ярких красках про высказывания Серебренникова…

И на пресс-конференции в середине июня Путин, отвечая на вопрос о Серебренникове, заявил, что государственные деньги «должны тратиться по закону, а есть опасения, что таковой нарушался».

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Это было воспринято как публичный сигнал, и меньше чем через неделю следствие арестовало бывшего директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского. Формулировка ареста была совсем уже фантастическая. Малобродского обвинили в том, что он ни больше ни меньше украл деньги, выделенные государством на спектакль «Сон в летнюю ночь», — а спектакля–то и не было.

Тут уж публика взвыла. В суд принесли афиши спектакля, рецензии в СМИ, свидетельства зрителей: спектакль даже на конкурс был выставлен! Но следователь отверг все эти доказательства с потрясающей формулировкой: «В статьях можно написать все что угодно!»

Министерство культуры ни разу не высказалось в защиту одного из самых известных российских театральных режиссеров.

Ровно наоборот: сразу после начала дела оно направило в СК состряпанное с синтаксическими ошибками письмо с просьбой привлечь к уголовной ответственности лиц, похитивших деньги, выданные «Седьмой студии» Кирилла Серебренникова.

А вскоре после этого за неделю до премьеры Большой театр отменил балет «Нуреев», поставленный Кириллом Серебренниковым. Ходили слухи, что спектакль отменили по личному звонку Владимира Мединского, а тому, в свою очередь, позвонили попы, пришедшие на генеральную репетицию в штатском.

«Нуреев» был самой ожидаемой премьерой сезона. На генеральной репетиции зрители встретили его овациями, а в зале сидели, по слухам, Абрамович и Костин, которые вложили в спектакль немало личных денег. На премьеру были приглашены гости со всего мира. Отмена его была, конечно, позором.

Итак, что мы имеем в итоге?

Первое — разборка: это чисто о бабках. И чисто не о бабках. Вы мне даже скажете: «Ну что, мы не понимаем, что Серебренников обналичивал деньги?» Ответ: «Нет, я не обязана понимать».

Потому что Серебренникову не предъявляют обвинение в обналичке. Его обвиняют в том, что спектакля «Сон в летнюю ночь» не было, в то время как он был.

И его обвиняют в том, что он похитил, цитирую: «Не менее 68 млн руб»., то есть все деньги, которые были выделены «Седьмой студии» в 2011—2014 гг.

А как же десятки спектаклей, поставленных на эти деньги? Выставки, проекты, конкурсы?

Чем можно объяснить, что следствие в таком публичном деле упорно выдвигает безумные обвинения, не сообразные со здравым смыслом, вместо того, чтобы предъявить простую обналичку? И почему мы должны за следствие рационализировать эти обвинения?

Второе. Реальным способом легитимизации любой власти является мнение элиты. Чтобы понять, что это так, достаточно взглянуть на Дональда Трампа, который является де-факто нелегитимным президентом США потому, что он выбран вопреки мнению элиты.

У Путина с элитой раньше было хорошо. Существовал огромный слой культурной элиты, которые как-то кормились из бюджета. Им не препятствовали показывать режиму фигу в кармане и даже давали на это бюджетные деньги. Отвечал за это «совращение малолетних» Владислав Сурков.

Теперь на эти деньги есть новые претенденты.

Министр культуры Мединский после многочисленных скандалов с его диссертацией, похоже, нуждается в поддержке, которую ему может обеспечить только самая одиозная и мракобесная часть президентского окружения.

Проблема в том, что все те, кого поддерживает эта мракобесная часть и кого режим хотел бы видеть в выразителях общественного мнения, не являются элитой. Они являются клоунами.

Попытки создать культурную элиту из хирургов, милоновых, поклонских и мединских не увенчались и не могут увенчаться успехом.

Россия все-таки не сектор Газа. Абрамовичу и Костину, ждущим спектакля «Нуреев», трудно внушить, что теперь вместо «Нуреева» должен быть мироточащий бюст Николая II.

В итоге получается, что никакая другая история за последние несколько месяцев так не повредила Путину в долгосрочной перспективе, как дело Кирилла Серебренникова.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera