Репортажи

Murka оплачивает нам квартиру

Как выглядит майнинг криптовалюты в домашних условиях

Этот материал вышел в № 94 от 28 августа 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

20

О том, как он собирается зарабатывать деньги, Владимир Рашков рассказал сначала жене, потом друзьям, потом родителям жены, потом своим. Жена во Владимира поверила. Тогда он взял 110 тысяч рублей, на которые супруги хотели купить кондитерский бизнес, заказал оборудование и собрал ферму для добычи криптовалюты.

Владимир Рашков. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Когда сеять

Ферма Владимира — это металлический стеллаж, к которому подвешены четыре видеокарты с беспрестанно крутящимися вентиляторами охлаждения. От карт идет теплый воздух, из-за работающих вентиляторов в квартире слышен слабый равномерный гул. На полке лежит материнская плата, от видеокарт к ней бегут черные проводки.

Справка «Новой»

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Фермой называется комплекс из материнской платы, блока питания, модуля памяти, жесткого диска и нескольких видеокарт. Фактически хозяин фермы сдает свое оборудование «в аренду» для обеспечения работы криптовалюты. Он выбирает одну из тысячи криптовалют, которую будет «добывать», скачивает программу для добычи и запускает ферму. Когда кто-то решает купить или продать монету этой валюты, информация о транзакции попадает в общую сеть для подтверждения остальными майнерами. В этом и заключается суть системы блокчейна, на которой работают криптовалюты: все операции могут быть в любой момент отслежены с помощью единой истории. Когда ферма получает информацию о новой транзакции, она добавляет номер кошелька своего хозяина и информацию о предыдущих операциях. Так получается блок, включающий в себя информацию обо всех предыдущих блоках, — выходит цепочка. За каждый «собранный» блок ферма получает виртуальное вознаграждение: монеты одной из криптовалют, которые «складываются» в кошелек майнера. Эти монеты майнер может торговать на бирже или сразу переводить в реальные валюты.

Владимир с женой Анной, котом Тимофеем и фермой, имя которой в системе обозначено как «murka», снимают однушку. «Муркой» ферму назвали за тихую работу: предыдущий вариант с другим, китайским блоком питания шумел так сильно, что мешал спать. С фермой бывают и другие проблемы. От работы оборудование сильно нагревается, из-за этого повышается температура в квартире. Зимой ферма сушит воздух, а летом боится перегрева. Владимир шутит, что нынешнее холодное лето вышло «к счастью для фермы, но не к счастью для людей».

На столе еще один компьютер — личный. К нему подключены два монитора, Владимир смотрит в них попеременно. На экранах то и дело мелькают калькуляторы, майнер бормочет себе под нос цифры. Обычно после основной работы Владимир занимается чертежами: придумывает корпус, чтобы переместить в него ферму со стеллажа. Новостям майнинга он уделяет около двадцати минут днем в офисе. Но недавно одна из криптовалют разделилась на две. Теперь майнер спешно вычисляет, насколько выгодно будет заняться добычей новых монет Bitcoin Cash.

(Курс биткоина: 1 = $4345)

— Меня эти дни с ума сводят, я не могу собраться на работе с мыслями, — жалуется майнер.

Новости из мира майнинга и новые идеи о сборке деталей майнер находит на профессиональных форумах, в тематических Telegram-каналах и роликах на YouTube.

Владимир начал заниматься майнингом еще в 2010-м. Тогда они с коллегами-программистами на четверых купили видеокарты и «копали» биткоин на общей ферме. Когда Рашков увольнялся, заработанную валюту он оставил коллегам, за это ему отдали видеокарты, которые он сразу продал. Во второй раз заняться майнингом мотивировали коллеги уже на новом месте.

— Когда я пришел сюда работать, даже не догадывался, что ребята майнят. Потом краем уха услышал знакомые слова вроде: «А ты видел, как биткоин вырос?» Узнал, как у них что, стал думать в этом направлении. Я не собрал свою ферму раньше, потому что не было тех, у кого можно было узнать нюансы, не было менторов рядом. А сейчас я бы сказал, что в криптовалюте разбираюсь лучше, чем они.

С подачи новых коллег Рашков полтора года изучал рынок и саму технологию, но собрал и запустил свою ферму только три месяца назад.

Когда жать

Майнинг идет круглосуточно без человеческого участия, ферму не выключают, даже когда уходят на работу. «Чисто теоретически, да и практически, здесь может все сгореть, — говорит Владимир. — Но я покупал блоки питания, у которых есть защита от короткого замыкания. Когда при мне произошло замыкание во втором блоке, у него перегорел предохранитель, и он просто задымился».

Раньше Владимир следил за фермой с помощью удаленного рабочего стола из офиса: он мог контролировать работу домашнего оборудования, менять настройки, если что-то пойдет не так. Теперь на работе новые требования безопасности, и подключиться к домашней машине нельзя. Коллеги Рашкова поставили себе программы, которые присылают уведомления, случись что с фермой, на смартфон. У Владимира на главный экран смартфона пока выведена только строка курсов валют.

С трейдингом — торговлей на бирже — Рашков временит. Он решил сначала полностью «отбить» затраты на оборудование: на этом настаивала жена. Поэтому сейчас майнер сразу выводит добытую криптовалюту в рубли. По его расчетам, чтобы ферма себя окупила, понадобился бы год, но из-за сильного скачка валюты Ethereum Classic, которую добывает Владимир, он уже вернул с фермы почти 70%, если вычесть затраты на электричество. Рашков пробует разные виды валют и смотрит, что добывается лучше, на что больше спрос, что требует меньших затрат ресурсов.

Вершки и корешки

Ферма Владимира и Анны работает на оплату съемной квартиры. Один из коллег Рашкова с дохода от своей фермы платит ипотеку, второй два года копил добываемую валюту и переводил в биткоины. Недавно он решил перевести биткоины с кошелька на бирже, где они копились, в доллары, и вывести на онлайн-кошелек уже реальную валюту. Но именно в это время, в конце июля, активы и оборудование популярной у майнеров биржи BTC-E, на которой хранились его монеты, из-за подозрений в отмывании денег арестовало ФБР. Теперь коллега Владимира волнуется, сможет ли он вернуть свои сбережения: по новому курсу это почти миллион рублей. На эти деньги он собирался сделать ремонт.

— Будет очень печально, если он потеряет свои дивиденды, — сочувствует Владимир. — Это три года сжигания электричества в трубу.

У самих Владимира и Анны на той бирже застряло около $300.

С другой стороны, рынок может подкинуть и приятный сюрприз. Недавно Владимир нашел старую флешку, на которую еще в 2010 году записал покупку монет на пятьсот рублей. В 2017-м он продал эти же монеты на бирже уже за 2500 рублей. Несмотря на такой удачный пример возрастания курса, стоит ли переключаться на новую монету Bitcoin Cash, для майнера все еще большой вопрос.

— Сейчас, — рассуждает Владимир, — тот самый момент, когда стреляет какая-то новая большая монета. Она либо умрет, либо через год возрастет раз в десять. Начинаешь думать, кусать локти. Непонятно, стоит ли идти на этот риск.

— А я вот думаю, может, рискнуть? — говорит Владимиру жена. — Все, что ты делаешь, — это риск. Чем дольше ты будешь этим заниматься, тем больше риски будут возрастать, и тем больше ты сможешь потерять. А сейчас тебе почти нечего терять, если монета не выстрелит.

Владимир задумывается. Он вновь пролистывает форумы в поисках сообщений от майнеров, которые уже работали с новой валютой. Потом он вызывает на экран калькулятор и под гул фермы снова принимается считать, перемножая курсы валют, количество карт, недели, мощности и еще какие-то цифры.

— По большей части майнинг — это все-таки ожидание, — говорит Владимир. — Ожидание и размышления о том, как можно ускорить ожидание.

Юлия Лукьянова —
для «Новой»

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera