Интервью

Cила — самый веский аргумент

Психолог Сергей Ениколопов — о социализации молодого поколения и о том, почему оно выбирает насилие

PhotoXPress

Этот материал вышел в № 95 от 30 августа 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наталья Черноваобозреватель

13

Справка «Новой»

Сергей Ениколопов, заведующий отделом медицинской психологии Научного центра психического здоровья, ведущий научный сотрудник кафедры психологии личности факультета психологии МГУ им. Ломоносова

— На самом ли деле общество стало более агрессивным или СМИ просто больше акцентируют на этих историях внимание, как вы думаете?

Фото: Сергей Авдуевский / ТАСС

— Мне кажется, что основное ощущение тотального хулиганского беспредела идет из интернета и фейсбука. Информационная среда дает ощущение, что все друг друга мордуют. Большинство все же не считают это нормой, так как сами не получают и не дерутся. Но надо отметить, что если статистика по особо тяжким преступлениям в стране снижается, то по преступлениям на грани мелкого хулиганства статистики нет, а по ощущениям этих преступлений становится больше.

Почему все же именно агрессия выступает как главный ресурс в решении конфликтов, даже незначительных?

— Агрессия на индивидуальном уровне — это одна из лучших форм защиты своего «я» в широком смысле этого слова. Причем она и очень эффективна, потому что источник угрозы может исчезнуть окончательно. Его можно победить. Для агрессии характерны три формы проявления. Одна — это защита «я». Вторая — это привычная форма поведения. И третья — это когда человек не может выразить агрессию против настоящего источника: против своего начальника, против кого-то, и находит козла отпущения.

Можно ли описать психологический портрет человека, который при малейшем конфликте с первым встречным распускает руки? Это же некоторое преодоление для человека: ударить первым, если тебе ничего не угрожает.

— Американские психологи долго изучали культуру насилия в Америке. И пришли к выводу, что высокие интеллектуальные и культурные показатели личности совсем не означают, что эта личность никому горла не перережет. Влияет на уровень агрессии прежде всего бытовая культура: ценности, которые проповедуют в школе, в семье. То, что транслируется из телевизора и интернета. Так вот в этой культуре элементов насилия достаточно много. Посмотрите телевизионную программу центральных каналов — сплошь криминальные сериалы. И как ни парадоксально, обществу вредит установка, что современное общество это общество свободных людей. Со свободой в России обращаться не умеют, она выходит зачастую на грань анархии, а навыки самообладания и самоконтроля у обывателя в массе своей отсутствуют. Этому нигде не учат, если семья на себя эту функцию не берет. Социализация молодых людей идет через понимание того, что сила — самый веский аргумент. Поэтому, естественно, этот способ становится основным для разрешения конфликтов и проблем. Плюс еще накопленная в обществе фрустрация, что на обычном языке называется раздражение. Нет устоявшихся правил игры. Или в разных средах эти правила разные. Плюс разрыв между декларируемым и реальным положением дел. Декларировано, что высшее образование — это путь к социальному лифту, а в реальной жизни студенты понимают, что этот лифт не для них. И поэтому этот путь наверх надо сократить путем покупки диссертации или диплома. На первый взгляд это далеко от насилия на улице, но все вместе это складывается в то, что закон чего бы он ни касался, можно нарушать. Заметьте, например, на дорогах, где водителей стали в общей массе преследовать за нарушения правил, эти самые правила стали меньше нарушать. Водители стали вежливее. Но там, где люди уверены, что правила их не коснутся или они не « простые смертные», там они начинают хамить. В бытовом поведении такое правило работает: если нет полицейского, можно делать все.

То есть государство опосредованно дает индульгенцию на нарушение правил, так как само эти правила не соблюдает?

— То что происходит сейчас — это следствие разрушения отношений в обществе. Началось оно в конце 80-х. В советское время, как бы к нему ни относиться, все же милиционер был милиционером. Участковый должен был работать на своем участке. А вы давно видели своего участкового? В советское время участковый знал, когда люди уезжали на отдых. А МВД заказывало милые и трогательные фильмы про милицию. Оно создавало положительный образ. Сейчас от образа полиции волосы дыбом встают. Все вопросы решают силовыми способами. Государство ушло со своего поля и его не возделывает. Особенно в вопросах правосознания.

В семье тоже идет смещение приоритетов. Родители, даже вполне продвинутые, хотят, чтобы ребенок умел давать сдачи, был более агрессивным, чем он есть на самом деле. Хотя ребенку это совсем не нужно: он сможет решить свои проблемы, потому что сверстники его уважают не за силу, а за справедливость. Но родителям кажется, что справедливость — это эфемерная вещь, а сила — это хорошо.

В последние годы у нас в стране с участием государства активно и зачастую агрессивно популяризируются православные ценности. Почему оттуда не идет табу на насилие?

— Это в вашем восприятии православие агрессивно. А я его вообще не замечаю. Большое количество людей живет мимо этого всего. Эффективность экспансии церковников во внешний мир преувеличена. И лучшее доказательство того, что православие неагрессивно, как раз в том, что на их нормы никто не обращает внимания. Они вроде бы ходят и внушают, какие мы должны быть добрые и всепрощающие, а толку никакого.

Мы проводили исследование среди неофитов и истинно воцерковленных. Те, кто был воцерковлен хоть в православии, хоть в мусульманстве, были демократичны, толерантны и неагрессивны. А неофиты — авторитарны и агрессивны. Миролюбие — как основная ценность всех религий неофитами в реальной жизни отбрасывается.

Почему власть не замечает, что хулиганство и агрессия превращается в тренд поведения? Что избиение до смерти, потому что прохожий не так посмотрел, — не цепь случайных эпизодов, а отражение состояния общества.

— А у нас вообще человеческая жизнь это не трэнд. Дело даже не в том, что судьба человека не важна. Власть полностью слита со своим обществом. Если не избили журналиста, а избили простого рабочего, кто-нибудь напишет об этом? Нет. А обычное хулиганство — вещь вне фокуса общества. Общество не обращает на него внимания. Значит, и власть не будет обращать внимания тоже. Власть обращает внимание на то, что общество будоражит. Если об этом никто не сообщил, то и нет повода реагировать. Например, почти три года длилась странная эпидемия детских суицидов, но никто не шевелился, пока не появилась резонансная публикация. А кто-нибудь обращает внимание на психоневрологических больных, если не сгорит диспансер? То же самое с хулиганством. А власть точно такая же, как и общество. Если власть не ткнуть мордой в грязный угол, то она убирать не будет.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera