Сюжеты

Не выходя из кадра

8 сентября мир отмечает День международной солидарности журналистов

Политика

Павел Гутионтовобозреватель

2
Фото: РИА Новости

В июле 2012 года в Махачкале прошло специальное заседание секретариата Союза журналистов России, в котором приняли участие руководители всех силовых ведомств Дагестана и Северо-Кавказского федерального округа; было оно посвящено ходу расследования убийств журналистов на территории республики. С начала XXI века здесь погибло четырнадцать работников СМИ.

Ни до, ни после на территории России подобного прямого разговора журналистов с силовиками провести не удалось, я в нем участвовал, полон впечатлениями до сих пор, но подробно описывать четырехчасовой разговор, изобилующий вполне драматическими поворотами, не буду. Скажу только, что одним из «сквозных сюжетов» его стало убийство учредителя газеты «Черновик» Хаджимурада Камалова, застреленного у подъезда своей редакции в ночь на 15 декабря 2011 года. Дело, считали коллеги Хаджимурада, никак не продвигается, оно саботируется полицией и следственными органами республики.

Хаджимурад Камалов. Фото: РИА Новости

Во всяком случае, за минувшие к тому времени 8 месяцев следователи успели по нескольку раз допросить сотрудников «Черновика», запросить несколько десятков ксерокопий последней, перед самой смертью написанной статьи Камалова, изъять финансовые документы редакции. Зато не был составлен даже фоторобот убийцы — тем, кто убийцу видел (и тогда еще — хорошо запомнил), предложили самим найти художника и поработать с ним в частном порядке.

Тогдашний президент республики неоднократно просил Следственный комитет России «забрать» это дело себе, прислать из Москвы бригаду специалистов, с таким же совместным требованием к господину Бастрыкину обратились все 10 дагестанских депутатов Госдумы. Получили отписки: «дело находится на контроле». Бригаду не сформировали, специалистов от других дел отрывать не стали. Просьбой главы республики пренебрегли. А расследование убийства Камалова было поручено тем самым людям, которых убитый (персонально) жестко критиковал на страницах своей газеты. Которые подавали на него за это в суд и проигрывали процессы. Которые его ненавидели живым и продолжали ненавидеть после смерти.

Об этом на встрече с силовиками в Махачкале и шел разговор, предельно резкий, эмоциональный, порой «выходивший за рамки», переполненный взаимными обвинениями.

Наконец, слово взял начальник Главного управления МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу генерал Сергей Ченчик. Он сказал:

«Давайте успокоимся, поверьте мне, я знаю, что говорю. У меня есть все основания пообещать: через три месяца дело Камалова будет завершено. Только прошу, не надо мешать и толкать под руку…»

Прошло 20 раз по три месяца.

Под руку генерала никто не толкал, но убийцы Хаджимурада так и не названы, сам же Ченчик сейчас начальник Главного штаба войск национальной гвардии Российской Федерации, первый заместитель директора Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации — главнокомандующего войсками национальной гвардии Российской Федерации. Президентским указом Ченчику присвоено воинское звание генерал-полковник.

А число убитых в Дагестане журналистов выросло до 19 человек. До суда дошло только одно дело — в конце прошлого года.

… Акции оппозиции в Москве, проходившие 6–9 мая 2012 года (печально знаменитое «Болотное дело»), сопровождались избиениями представителей прессы, при этом сотрудники полиции заведомо знали, что имеют дело с журналистами. В частности, в разных местах Москвы заместитель редактора газеты «Совершенно секретно» Григорий Нехорошев получил дубинкой по голове; корреспондента «Ленты.Ру» Ивана Колпакова полицейский ударил по лицу; журналисту «Московских новостей» Вадиму Кантору полицейской дубинкой разбили затылок; фотокорреспондента «Граней.Ру» Евгению Михееву ударили по голове и сломали камеру; корреспондент «Граней-ТВ» Дмитрий Зыков получил удары в живот и в глаз. Сильнее всех досталось журналисту «Газеты.Ru» Евгению Шипилову, которого сотрудники ОМОНа повалили на асфальт и стали избивать. После удара дубинкой по голове журналист потерял сознание.

Уголовные дела ни по одному из этих фактов не возбуждались. Для сравнения: все обвиненные в причинении страданий (в том числе моральных) сотрудникам полиции получили реальные сроки.

Фото: ТАСС

… Во время несанкционированной акции у здания администрации президента ее участники подняли над головами по букве, сложив лозунг «Соблюдайте Конституцию!» Акция, естественно, была разогнана. В числе задержанных оказался и фотокорреспондент государственного «РИА Новости», на которого полицейскими был составлен рапорт. Оказывается, журналист тоже держал в руках непотребную букву, сопротивлялся представителям власти и не выполнял их требований. Мировой суд приговорил фотокора к штрафу в 500 рублей. Доводы, что руки его были заняты другим, в подтверждение чему были представлены фотографии, сделанные журналистом, на суд впечатления не произвели.

Тогдашнее руководство РИА Новости, к его чести, не отказалось защищать своего сотрудника, подтвердило наличие редакционного задания, в результате решение суда было пересмотрено, а полицейский, составивший заведомо фальшивый рапорт, признался, что человека, доставленного им в участок, «с кем-то перепутал». Многим казалось, что наконец появился повод до конца раскрутить это дело, пройти по всей цепочке — от сержанта Сякина и его непосредственных начальников до мирового судьи, проштамповавшего заведомо ложные обвинения, добиться наказания их всех — хотя бы для создания прецедента. Но, к сожалению, руководители РИАН не решились сделать дальнейшие, заранее оговоренные с ними шаги, и даже, наоборот, выступили с заявлением, в котором приветствовали проявленную полицейскими «добрую волю». Прецедента не состоялось. Коллеге помогли сэкономить 500 рублей.

Кстати, звали фотокорреспондента Андрей Стенин, тот самый, погибший при так никем и не расследованных обстоятельствах в Донбассе. Его именем агентство «Россия сегодня» назвало свой международный фотоконкурс.

… Январь этого года. Пресс-секретарь главы Чечни Альви Каримов, комментируя пост председателя парламента республики Магомеда Даудова о «псе Шведе», заявил, что не видит в нем угрозы главному редактору интернет-издания «Кавказский узел» Григорию Шведову. Об этом сообщает РБК.

«Даудов нигде не писал, что Шведову нужно язык вырвать. Мое личное мнение: Шведову очень хочется, чтобы его имели в виду. Говорится про пса «Шведа», а Шведов — пес, что ли? Ну, пусть консультируется со своими юристами», — сказал Каримов.

Связаться с Даудовым РБК не удалось…

Едва ли не самая редко применяемая статья нашего УК — это многострадальная 144-я статья «О воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналистов»; она представляется почти такой же экзотической, как, скажем, «незаконное поднятие Государственного флага». Введена в действие была еще при Горбачеве, потом (через 3 года) при принятии новой редакции Российского кодекса ее попыталась «вычеркнуть», но (в том числе и в результате усилий профессионального сообщества) статья удержалась. Тем не менее за 27 лет мне известно лишь 8 случаев доведения до суда обвиненных по этой статье, и ни одного реального приговора. Зато еще в декабре 2011 года 144-я обогатилась пунктом третьим, согласно которому «воспрепятствование», сопряженное с применением по отношению к журналисту силы, переведено в состав тяжких преступлений и, таким образом, стало подведомственно уже не полиции, а Следственному комитету. Это рядом коллег, приложивших огромные усилия по лоббированию этой поправки, было расценено как важный шаг и крупное достижение. Другие же отнеслись к нововведению сдержанно: не все ли равно, какую санкцию по отношению к преступникам НЕ БУДУТ применять те, кто это делать обязан?

Александр Черных. Фото: Facebook

И лично для меня символом этой поправки, ужесточающей наказание за насилие против журналиста, стал корреспондент «Коммерсанта» Александр Черных, избитый полицейскими аккурат в день введения в действие пресловутого «Третьего пункта». Ситуация дистиллировано чистая: Черных, выполняя редакционное задание, был задержан во время несанкционированной уличной акции, предъявил удостоверение, но был помещен в автозак, избит там ногами и потом выброшен на свободу. После чего журналист «снял» побои в ближайшей больнице и написал заявление в правоохранительные органы. Секретариат Союза журналистов обратился в связи с этим лично к генералу Бастрыкину с просьбой взять расследование дела под личный контроль. Через месяц из СК пришел ответ: дело перепоручено московским следователям, которые, в свою очередь, обязывались провести до середины февраля необходимые действия по проверке всех обстоятельств.

В марте (через три месяца после совершения тяжкого преступления) московский следователь прислал председателю СЖР строгое предписание явиться к нему и сообщить, что ему по этому поводу известно. Иных следственных действий (за три, повторяю, месяца) не производилось. К самому Черныху никто не обращался. Полицейские начальники перед руководством издания вроде бы извинились и пообещали отыскать избивавших Черныха полицейских.

Не отыскали. На вторичное к нему обращение Бастрыкин не ответил вообще.

Мне представляется, что, помимо всего прочего, осуществляется продуманная и последовательная политика по дискредитации моей профессии.

Когда во дворе дома в центре Москвы зверски избили журналиста Олега Кашина, тоже нашлись люди, которые немедленно начали составлять список его былых прегрешений и вообще объяснять, почему это дело никакого особого внимания не заслуживает. Четче других позицию обозначил Максим Шевченко на «Эхе Москвы»:

«… Я решительно против того, чтобы журналистов защищало государство. Знаете, мы можем сколь угодно рвать глотку и доказывать, что мы такие необходимые обществу люди, журналисты, но, честно говоря, как сказал Христос, «по плодам узнаете их», и журналистов уже в силу того, что они имели когда-то удовольствие закончить журфак и работать в том или ином СМИ, не стоит считать общественно значимыми персонами… Не надо вешать лапшу на уши…»

Демонстративное нежелание защищать журналистов исходит именно из этого отказа считать их деятельность социально важной; у журналистики отнимают главное, что составляет основу профессии: осознание исполняемого общественного долга. Без этого, действительно, мы не просто «ничуть не лучше» архитекторов или землеустроителей, а неизмеримо хуже их. Без этого мы, скажу больше, действительно, «отвратительные прыщи на теле человечества», беспардонно наживающиеся на чужих страданиях и бедах, эксплуатирующие самое гадкое и постыдное, лгущие и клевещущие, развращающие малолетних и оскорбляющие стариков.

Искусственно создается мир, где другой журналистике нет места. А эту осуществляют вполне успешно, посмотрите: лучшим журналистом страны во всех опросах неизменно называют Андрея Малахова.

И у очень многих вызвал вполне благодушный смех пьяный «Колобок», в прямом эфире НТВ врезавший по лицу корреспонденту, попросившему «Колобка» выйти из кадра.

хроника

Только несколько из последних сообщений Фонда защиты гласности, ведущего мониторинг нападений на журналистов и угроз им.
 

Петербург. Журналисту интернет-газеты «Фонтанка» Денису Короткову угрожают после выхода статей про сотрудников российской частной военной компании (ЧВК), ведущих бои в Сирии.

Недоброжелатели пообещали расправиться с журналистом, как они написали в интернете (в частности, в комментариях к одному из блогов в «Живом Журнале»). Причина — опубликованные 21 и 23 августа статьи: «Список Вагнера», «Кого Россия потеряла в Сирии», «Частная армия под крылом Минобороны», «Бродяга, Седой, Вагнер и Ратибор окружили президента», «Они сражались за деньги». Расследование коллеги посвящено отечественной ЧВК Вагнера (официально не существующей), которая сейчас сражается в Сирии и несет большие потери, в отчетах Минобороны РФ не зафиксированные.

Реальность угрозы стала очевидна после публикации домашних адресов Короткова, причем, не только адреса регистрации, но и адреса фактического проживания. Как удалось выяснить редакции, эти данные выложили в Сеть через сотового оператора в Сирии.

Симферополь. В Крыму двое конвоиров избили главного редактора «Твоей газеты» Алексея Назимова, когда тот знакомился с материалами уголовного дела. Сообщение об этом появилось на странице Назимова в Facebook, которую ведут его близкие. После того как во время ознакомления с делом журналист потребовал «прекратить пытки и предоставить питание», в клетку зала суда, где он находился, «ворвались двое конвойных, заломили ему руки, повалили на скамейку, затем выволокли в зал, скрутили и уложили на пол лицом вниз», говорится в сообщении. Затем конвойные выволокли журналиста на улицу и затолкали в автозак, попутно несколько раз ударив его по голове. В машине его продержали около пяти часов и только потом отвезли в симферопольский СИЗО. Приехавший в изолятор по требованию Назимова врач, который должен был зафиксировать побои, оставил без внимания жалобы журналиста на боли во всем теле, а также не увидел следов избиения, говорится на странице журналиста. Алексея Назимова задержали 4 октября 2016 года по подозрению в коммерческом подкупе. По версии следствия, он вымогал деньги у представителя алуштинского отделения «Единой России» за непубликацию материалов, порочащих членов этой партии. Против журналиста возбудили уголовное дело по статье 163 УК («Вымогательство»). Соучастником Назимова по этому делу проходит депутат городского совета Алушты Павел Степанченко. Ранее он активно поддерживал протесты против застройки в городе, а «Твоя газета» Назимова была единственной местной газетой, освещавшей эти события.

Владикавказ. В Северной Осетии избили журналиста «Российской газеты» Петра Плиева. «Странным образом это совпало с выходом статьи Плиева в «Российской газете», где он раскритиковал некоторых чиновников и бизнесменов. У меня два варианта случившегося: или это были сами герои статьи, или их недруги, которые хотели навести тень на них», — сказал друг журналиста Валерий Гизоев. Сам Петр Плиев заявил, что также связывает нападение со своей профессиональной деятельностью.

Махачкала. Во время антикоррупционного митинга у Кумыкского театра Махачкалы трое мужчин напали на двух журналисток «Черновика» — Саиду Вагабову и Барият Идрисову, освещавших мероприятие. У Идрисовой и Вагабовой отобрали телефоны, Вагабову толкнули и пообещали «поломать», с Идрисовой пообещали «разобраться». Кроме этого, мужчины сломали камеру корреспонденту издания «Кавказский узел» Патимат Махмудовой.

Журналистам и читателям «Черновика» удалось установить личности нападавших. Один из них является подозреваемым по делу об убийстве сотрудника РГВК «Дагестан» Яхьи Яхьева.

Журналистки обратились в отдел полиции по Советскому району Махачкалы с просьбой возбудить дело по статье о воспрепятствовании законной деятельности журналиста (статья 144 УК РФ). Однако в полиции им отказали. Действия нападавших были расценены как мелкое хулиганство, их оштрафовали на 500 рублей.

Прокуратура отменила отказ в возбуждении дела и направила материалы на дополнительную проверку.

Уфа. Известный общественный деятель и журналист, редактор портала «Личное мнение» Анвер Юмагулов подвергся нападению в Уфе. Происшествие случилось около полудня на улице Вокзальной. По словам Юмагулова, на него напали у шиномонтажа, куда он загнал свой автомобиль, поблизости с домом. С просьбой подтолкнуть машину к нему за помощью обратился мужчина крепкого телосложения лет 35–40. По дороге к авто он напал на журналиста. В больнице, куда доставили пострадавшего, у него диагностировали переломы ребер, носа и челюсти.

Йошкар-Ола. В Йошкар-Оле совершено нападение на лектора Школы журналистских расследований Галину Сидорову. В доме, где она проживала, разбили окна, саму Сидорову облили зеленкой. К дому также подбросили мертвую крысу, рассказал руководитель Школы Григорий Пасько. Полиция начала проверку по факту случившегося. Отмечается, что дом, где проходила школа, оборудован видеокамерами. В сентябре 2016 года было совершено нападение на самого Пасько, когда тот проводил лекции школы в Барнауле. О возбуждении уголовного дела после случившегося стало известно только через два месяца.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera