Репортажи

Растлители совершеннолетних

В Свердловской области нашли ответ на вопрос, что делать, когда не из кого выбирать. Евгений Куйвашев «победил», получив 62%

Этот материал вышел в № 101 от 13 сентября 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Бердниковаспециально для «Новой газеты»

1
Один из автомобилей, которые разыгрывались в день выборов. Фото: obltv.ru

Что делать, когда голосование теряет смысл волеизъявления и становится просто набором физических действий? Свердловская область столкнулась с этим вопросом в самой чистой, клинической форме. Популярный мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман был отфильтрован на дальних подступах к выборам. Непопулярный врио губернатора Евгений Куйвашев навис как свод исторического тупика.

С июля начались разговоры о бойкоте выборов. Первым к уходу от «игры с наперсточниками» призвал сам «упершийся в стену» Ройзман.

Бойкот — это сложное политическое действо. Нужен ресурс, СМИ, оповещение, агитация избирателей. Один из адвокатов неучастия в выборах 10 сентября политолог Федор Крашеннинников в интервью «Новой» признал, что «у сторонников бойкота не было никаких бюджетов, поэтому все, что мы могли сделать, — это обозначить позицию».

Исследователь электоральных трендов, физик по образованию Сергей Шпилькин построил гистограммы выборов — так называются графические схемы, позволяющие наглядно представить распределение сходных данных по нескольким группам величин.

— Обработав данные портала Центризбиркома по выборам губернатора Свердловской области на 10, 12, 15 и 18 часов, я пришел к выводу о нетипичности полученных результатов: в официальных источниках доступны результаты голосования в Свердловской области, начиная с 2003 года. Всегда область и Екатеринбург голосуют приблизительно одинаково, население довольно однородное. Как правило, большие города голосуют активнее малых, центр — активнее окраин, образованные люди — активнее необразованных. А в этот раз мы увидели небывалый, не наблюдавшийся ранее разрыв явки: около 22% в среднем в Екатеринбурге и 44—45% в области на 18 часов. Такое возможно только если действовал какой-то неучтенный фактор. При обычном для Свердловской области течении событий второй пик в распределении голосов по явке был бы немыслим. Явка — вещь очень жесткая, повлиять на нее извне трудно. Считают в Свердловской области традиционно честно, население довольно гомогенное.

В 18 часов, когда в 20 городах области был ажиотаж на избирательных участках, я в центре Екатеринбурга поговорила на улицах с теми, кто если и спешил, то не на выборы.

— Я не хочу принимать участие в этом обществе спектакля; без Ройзмана это уже не выборы, — говорил мне лингвист Артем.

Фотограф Александр: «Я не собираюсь на выборы; если Ройзмана нет, мне это неинтересно».

Екатеринбург — самый свободный город России не потому, что «самый свободный с барского плеча», а потому что понял, в какой тюрьме он закрыт: закрытый в недавнем город. Сам Ельцин и «Ельцин-центр» — ответы интеллигенции на реальность города-завода: он именно в качестве завода при плотине начался в 1723 году. По гудку на смену, и продукция выточена с точностью до микрона. И на площадь в день путча 1991 года — 10-тысячным заводом.

Сейчас стратегия: на наглое насилие ответить уходом. Игнор, экран, отказ, отрицание.

— Екатеринбург — родина русской технической интеллигенции, — говорил мне Ройзман. Губернатора Куйвашева этот город отвергал и стряхивал, как мог. И не смог.

В 12 часов десяток телегрупп был в безлюдном районе между вокзалом и Храмом-на-Крови. Там живет и голосует Евгений Куйвашев. Фото- и телеоператоры пришли снять его перемещения с бюллетенем в руках.

Куйвашев, избранный в Москве за всех 4,3 миллиона жителей Среднего Урала, тоже мучительно борется с проблемой, что делать с выборами, когда выборов нет.

Департамент информационной политики, выделенный 31 мая 2017 года из администрации губернатора в отдельную структуру, получил годовой бюджет 554 миллиона рублей. Первый заместитель губернатора Свердловской области Владимир Тунгусов рассказал Znak.com: «Численность департамента сформирована путем передачи 31 ставки от администрации губернатора и пять ставок от управления делами губернатора и правительства». Совинформбюро в войну справлялось, кажется, меньшими силами.

«Среди основных задач департамента — информационное освещение деятельности губернатора и правительства Свердловской области, а также работа со СМИ». Полмиллиарда на это.

В Свердловской области это первые прямые выборы губернатора после 2003 года. Растлевали на них, прицельно и преимущественно, — народ. Потому что нужны были его души, голоса. Двадцать городов были выбраны для заранее объявленной акции «народного фестиваля» — беспроигрышной лотереи от фонда под названием «Уральские самоцветы».

130 машин, 15 квартир, сотни тысяч подарков поменьше — фестиваль фарта и прухи расселся часто прямо рядом с избирательными участками.

— «Центры награждения» лотереи находились рядом с местами голосования, а «секторы награждения» подозрительно совпадали с границами избирательных участков, — отмечает Шпилькин.

Избирком Свердловской области от контактов с «самоцветами» открещивается. Елена Босенко, член Свердловского избиркома с правом решающего голоса, от всякой ответственности избиркома за то, что происходит в соседних помещениях, решительно отреклась.

Депутат гордумы Асбеста Наталья Крылова заметила другое:

— В Асбесте в школе № 30 член избирательной комиссии прямо возле урны для голосования стояла и направляла проголосовавших в центр награждения. Я спросила председателя избирательной комиссии, с каких это пор такая обязанность возложена на членов комиссии? А мне ответили, это делается, чтобы не было толчеи.

«Прямым подкупом» избирателей назвал происходившее в день голосования в 20 городах Свердловской области политолог Мошкин.

Юный наблюдатель из «молодежного» облизбиркома, работавший в Центре общественного наблюдения в день выборов, стоя возле экранов, на которые транслировались события на участках для голосования, раздув губы, защищал «фестиваль»:

— Подкуп — это когда заранее, а призы выдаются уже позже.

Но на сайте м.уралсамоцветы.рф и местном ТВ в том же Асбесте гнали избирателей на участки, раздували явку изо всех сил, рекламировали. Каждый час вели обратный отсчет, онлайн-трансляцию:

«На 13 часов 10 сентября выиграна шестая квартира из имеющихся в подарочном фонде фестиваля «Уральские самоцветы»…

В 14 часов обрела собственника седьмая по счету квартира из числа разыгрываемых.

В 13 часов в центрах награждения фестиваля «Уральские самоцветы» по-прежнему многолюдно. Многие наслышаны о том, что в подарочном фонде фестиваля 15 квартир и 130 автомобилей, и хотят попытать счастья.

В 16.30 двери центров награждения по-прежнему радушно распахнуты перед участниками акции, и желающих участвовать в ней не становится меньше.

В 18 часов акция не сбавляет обороты, как не иссякает и подарочный фонд.

Вот и объяснение, полагает Шпилькин, второго пика явки в 18 часов.

Я не знаю, что будет с этими удачами бедняков, с акушеркой, разжившейся квартирой, с пенсионеркой, в одиночку воспитывающей внука (и ей, кстати, пришелся, как она думает, автомобиль). В уральских сказах неправильное золото нередко уходит между пальцев.

— Не менее 500 миллионов, по нашим с коллегами подсчетам, было потрачено на этот «народный фестиваль», — говорит Мошкин.

Некоторые считают, что мы увидим нечто подобное и на президентских выборах в 2018 году, что вот, мол, найден золотой ключик к вопросу, «что делать с выборами, когда не из кого выбирать».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera