Сюжеты

Много шума из «Родничков»

Что на самом деле произошло с «санаторием жены Сечина»

Санаторий «Каширские роднички». Фото: Влад Докшин / «Новая»

Этот материал вышел в № 104 от 20 сентября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

8

В пятницу СМИ обошла скандальная «новость»: в Кашир­ском районе Под­московья произошла перестрелка — ​в «санатории, связанном с бывшей женой Сечина». В частности, РБК приводил слова Татьяны Романовой, представившейся исполнительным директором санатория «Каширские роднички»: «На территорию учреждения прошли 70 человек «при поддержке сотрудников ЧОП «Русь» во главе с бывшим директором санатория Гузеевым, была открыта стрельба по службе безопасности санатория». Романова утверждала, что в ходе перестрелки были ранены несколько человек, в их числе сотрудники службы безопасности и отдыхающие. При этом в ГУ МВД по Московской области факт перестрелки не подтверждали, а судя по данным СПАРК, директором ООО «Санаторий «Каширские роднички» числится как раз Борис Гузеев, а Марине Сечиной принадлежит одна из компаний-совладельцев этого ООО.

Генеральный директор Борис Гузеев. Фото: Влад Докшин / «Новая»

Корреспонденты «Новой» отправились на место событий, чтобы разобраться, что там произошло на самом деле.

Cпустя три дня после заварушки санаторий совсем не похож на театр военных действий. Только обилие охраны на въезде и ее пристальное внимание к каждому незнакомцу подчеркивает напряжение и готовность к оперативному реагированию на нештатные ситуации разного рода. А в целом все спокойно — ​чего и ожидают от места отдыха в сотне километров от Москвы клиенты. По словам администратора санатория, сейчас зарегистрировано 35 человек, в окнах номеров горит свет, по территории гуляют пары с детьми, и кажется, никто и не слышал про «перестрелку с жертвами». Сам санаторий большой, в несколько корпусов, включая административные, аккуратный и ухоженный, вокруг него — ​смешанный лес, родники с питьевой водой, побережье Оки с оборудованным пляжем. По всем статьям — ​лакомый кусочек чистой природы и поставленной на поток прибыли.

Тень Сечиной

Первое и главное, что нужно знать обо всей этой истории: к ней действительно имеет отношение Марина Сечина. Но не ее бывший муж. Конечно, велик соблазн использовать такую фамилию для спекуляций, и, возможно, на полицейских и прокуроров районного уровня она может произвести определенное впечатление. Но никакого вмешательства Игоря Ивановича в историю с подмосковным санаторием ни на одном из ее этапов не было и, мы уверены, не будет.

Роль Марины Сечиной, очевидно, значительнее. Ей принадлежит ООО «Консорциум Энергопромфинанс», владеющее 18,99% долей ООО «Санаторий «Каширские роднички». Еще 32,99% долей принадлежат ООО «Энергопроммашхолдинг», которым владеет деловой партнер Сечиной Алим Дадуев (ранее осужденный по статье «Разбой»). Казалось бы, в совокупности у них больше половины долей, поэтому они вправе снимать и назначать директором кого угодно, хотя бы и Татьяну Романову. Но тут есть ряд юридических нюансов, которые здорово меняют общую картину.

Во-первых, доля «Энергопроммашхолдинга» в ООО «СКР» в настоящий момент арестована решением Арбитражного суда Московской области. Это обеспечительные меры, а сам предмет спора состоит в том, что, как следует из искового заявления АО «Роскоммунэнерго», оно намерено расторгнуть договор, по которому ранее уступило свою долю компании Дадуева, потому что так и не получило за нее причитающихся денег. Аналогичный спор идет и вокруг доли, принадлежащей, по данным ЕГРП, компании Сечиной.

Во-вторых, в ЕГРЮЛ действующим генеральным директором ООО «Санаторий Каширские роднички» значится Борис Гузеев. Регистрация в этой должности Татьяны Романовой была отклонена налоговой инспекцией.

Наконец, генеральный директор ООО «Санаторий «Каширские роднички», кем бы он ни был, не имеет права появляться в самом санатории — ​ну разве что в качестве отдыхающего. И уж тем более управлять им. От этой фирмы в общем-то осталась одна вывеска. Да, раньше она выполняла функции «управляющей компании» по договору сублизинга, но санаторием никогда не владела. Имущественный комплекс принадлежит ООО «РКБ-Энергия», которое сдает его в лизинг ПАО «Вологодская сбытовая компания», а уж эта структура выбирает себе партнера для сублизинга — ​реальной деятельности по управлению санаторием. Долгое время им было ООО «Санаторий «Каширские роднички», но 1 июня 2017 года этот договор был расторгнут и заключен новый — ​с ООО «БазисЭнерго Трейд».

Так что спор о том, кто занимает кресло генерального директора ООО «Санаторий «Каширские роднички», прикладного значения не имеет — ​кресло это виртуальное и уж точно не находится в санатории. И любые попытки захватить имущественный комплекс, используя документы совладельцев ООО «СКР», совершенно точно не опираются на закон.

Жилой корпус санатория. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

В розыске и под защитой

На что они на самом деле опираются — ​так это на амбиции Татьяны Романовой. Когда-то она действительно была исполняющей обязанности гендиректора ООО «Санаторий «Каширские роднички» и управляла санаторием. Результаты этой управленческой деятельности отражены в многочисленных судебных решениях. В апреле 2013 года она была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ («Растрата»). Приговор был мягким: штраф 200 тысяч рублей. Еще 835 с лишним тысяч рублей бывший работодатель (ООО «СКР») отсудил у нее в гражданском процессе — ​суд в полном объеме признал иск о причинении убытков.

Кстати, по обоим решениям суда было открыто исполнительное производство, и ни одно из них Романова не исполнила. Более того, 30 июня 2016 года она была объявлена в исполнительный розыск. В общем, все попытки государства воспитать из Татьяны Романовой законопослушного гражданина провалились.

Зато ей удалось использовать силу закона в свою пользу. Романова подала заявление о том, что ее жизни и здоровью угрожают «неустановленные лица из руководства ПАО «ВСК» и на этом основании смогла попасть под программу госзащиты. Честно говоря, на ум не приходит другой случай, когда одно и то же лицо находится и под защитой государства, и в розыске.

Но Романову такие вещи не смущают — ​не ее стиль. Она, похоже, уверена, что государство защищает ее не только от «неустановленных лиц», но и от необходимости соблюдать закон. А преступника, как известно, тянет на место преступления. И вот 14 июля 2017 года Романова, ранее осужденная за растрату имущества ООО «Санаторий «Каширские роднички», появилась на территории во главе группы крепких молодых людей, преимущественно уроженцев Дагестана. Дальше все было как в дешевых «ментовских сериалах»: силой вытолкали из кабинета директора, расставили по периметру свои посты охраны, вскрыли сейф, в котором хранилось полмиллиона наличностью, и зажили в санатории в свое удовольствие. Тем более что сотрудники полиции, прибывшие на место событий, заявили, что тут имеет место «спор хозяйствующих субъектов», и забрали в отделение для проведения опроса… нет, не гостей из Дагестана и не Татьяну Романову, а генерального директора Бориса Гузеева и других представителей собственника.

— Спустя неделю после собрания акционеров, где был продлен срок моих полномочий в качестве генерального директора санатория, 14 июля, во второй половине дня, в мой кабинет ворвались незнакомые вооруженные люди дагестанского происхождения, — ​вспоминает Борис Гузеев. — Они трясли передо мной ксерокопией с нечитаемыми печатями, утверждая, что на внеочередном собрании акционеров мои полномочия были приостановлены, и представили мне нового руководителя санатория — Татьяну Романову. Мне предложили «по-хорошему» передать все финансовые документы и печати и освободить помещение. Слушать меня, конечно, никто не стал, схватили под руки и выволокли на лестницу. В это время один из охранников, которых эта вооруженная толпа просто смяла на КПП, успел вызвать полицию. И вот на глазах сотрудников правоохранительных органов и сотрудников санатория меня протащили на улицу, за границу территории комплекса.
С тех пор два месяца, не имея возможности даже попасть в свой кабинет, я занимался тем, что писал заявления в инстанции — от полиции до прокуратуры. Получал отписки, в которых «не находили следов преступления», и писал снова, ожидая справедливого правового разрешения вопроса. Последствия того, что в это время творилось в санатории, сейчас с трудом восстанавливаем.

Правда, получить юридический контроль над ситуацией у Романовой не получалось, потому что Гузеев оставался законным директором, и без его подписи невозможно было проводить платежи, в том числе налоговые. Романова, впрочем, этого и не стала делать, перейдя на работу с наличными, а также замкнув ряд хозяйственных операций на ИП Атакуева Тимура Ильясовича (интересно, уж не приходится ли он родственником Хизиру Атакуеву — ​деловому партнеру Марины Сечиной). Сумма ущерба от такой манеры ведения бизнеса все время росла (до 7 миллионов рублей), появились и долги по налогам (более 5 миллионов рублей) и заработной плате.

Лес вокруг родников на территории санатория. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Перестрелка, которой не было

Правда, второе пришествие Романовой в «Каширские роднички» ока­за­лось сравнительно недолгим. Собственникам уже 15 сентября удалось восстановить контроль над санаторием, причем опираясь не на силу, а на закон. Представителями закона в данном случае были сотрудники ГУ МВД по Московской области. После выдворения гостей из Дагестана и проведения опроса Романову доставили в ОВД по городу Кашире, где в отношении нее было возбуждено уголовное дело по ст. 330 УК РФ («Самоуправство»). Правда, как только областное начальство оставило Романову наедине с районными полицейскими, те снова стали «добрыми» и не сообщили о возбуждении уголовного дела сотрудникам, которые должны осуществлять госохрану, а отпустили Татьяну под подписку о надлежащем поведении. Представления о надлежащем поведении у Романовой, как мы уже поняли, свое­образные, и она вместе с Дадуевым и его супругой, называющей себя очередным директором ООО «СКР», снова собрали «дагестанское ополчение» и отправились на штурм санатория. Тут уже случилась та самая заварушка, о которой сообщали в новостях. О том, что именно произошло, рассказывает Борис Гузеев:

— Романова еще днем при задержании мне сказала: «Жди гостей». Но всерьез я такие угрозы не воспринимаю. И вот вечером, когда я был в своем кабинете, мне позвонили с КПП. Сказали, что за территорией собралась группа людей, возможно вооруженных… Я вызвал полицию, охрану попросил не вмешиваться в ситуацию, если она не угрожает людям или имуществу. Сам продолжил заниматься делами, еще днем организовал инвентаризацию, пропаж много: от дверных ключей до белого рояля в холле, не говоря уже о документах, компьютерах, данных видеонаблюдения.
Честно говоря, не слышал ни криков, ни стрельбы, поэтому точно не могу утверждать, что там произошло. Может, правоохранительные органы смогли зафиксировать факт перестрелки и ранений? Полицейские приехали на «место преступления», позже зашли ко мне, так как именно я их вызывал, и в письменном виде зафиксировали объяснения. Больше незваные гости не появлялись, не было и полицейских, которые в случае такой серьезной ситуации, как перестрелка с ранеными, должны проводить какие-то оперативные мероприятия. Пока тихо, постояльцы могут отдохнуть.

Получается, что информационный шум, созданный Татьяной Романовой, оказался значительнее, чем само событие. А главный вывод состоит в том, что эта дама едва ли нуждается в госзащите — ​скорее защищать граждан приходится от нее самой и от ее «деловых партнеров».

P.S.

«Новой газете» удалось связаться с Татьяной Романовой и передать ей вопросы по электронной почте, но на момент подписания номера в печать ответы на них мы не получили.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera