Сюжеты

Статистика предательства

Кого было больше среди «изменников Родины» — писателей и студентов Литинститута или офицеров КГБ, ГРУ и внешней разведки?

11.05.1963. Подсудимый Пеньковский. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 106 от 25 сентября 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

7

Полагаю, в кругах интеллигенции особый интерес вызвала опубликованная в «Новой газете» статья Леонида Млечина «Комитет госбезопасности располагает…» (см. № 98 от 6 сентября с.г.) — о созданном 50 лет назад в КГБ СССР Управлении «по борьбе с идеологическими диверсиями противника». На практике это была тайная политическая полиция, которая карала инакомыслие и инакомыслящих. То есть могли за анекдот посадить. Как рассказывал мне академик Николай Николаевич Покровский (6 лет в Дубровлаге за участие в подпольном марксистском кружке), на той же политзоне отбывал срок фотограф, снимавший в родном городе не самые, скажем так, презентабельные районы. В его приговоре значилось: «Фотографирование надуманных фактов»

Мне в статье Леонида Млечина бросилась в глаза фраза из отчета чекистов: «Проверены абитуриенты, поступающие в Литературный институт имени М. Горького, и к сдаче экзаменов не допущены несколько человек — на них поступили компрометирующие материалы».

То есть была у ребят мечта — попасть в легендарный Дом Герцена, в Литинститут, единственный в СССР. Прошли творческий конкурс, приехали. А им на собеседовании не выдали экзаменационные листы. Без объяснений. Отправили восвояси. Поставили в унизительное положение перед знакомыми на годы вперед. Ведь там, в их городках, надо что-то объяснять. Добро бы не набрал необходимых баллов по результатам вступительных экзаменов… А тут что скажешь?

Поэтому определим четкие границы разговора. Чтоб не растекаться. Диспозиция такая:

— были студенты Литинститута, писатели — заведомо подозреваемые в отклонениях от идеологической линии;

— были люди в погонах, следящие за ними, призванные пресекать, не допускать ущерба Родине.

И перейдем к статистике.

Насколько мне известно, с 1960 по 1991 год, до распада СССР, по статье 64-й Уголовного кодекса «Измена Родине» не осужден ни один выпускник Литинститута, писатель. Были невозвращенцы. Самый известный — Анатолий Кузнецов, выпускник Литинститута, ответственный секретарь Тульского отделения Союза писателей. Он остался в Лондоне в 1969 году. Из-за чего возник большой скандал. А еще — Аркадий Белинков (учеба в Литинституте в 40-е годы, арест, 12 лет в Карлаге, амнистия в 1956-м, остался за границей в 1968-м) и Сергей Юрьенен (невозвращенец 1977 года).

Других — или выдворили, или вынудили уехать. Солженицына арестовали и… на самолете отправили в Германию. Уехали за границу Иосиф Бродский, Георгий Владимов, Владимир Максимов, Виктор Некрасов, Василий Аксенов, Сергей Довлатов, Владимир Войнович (в свое время его в Литинститут не приня­ли), Наум Коржавин (поступил в Литинститут в 1945 году, в 1947-м арестован и отправлен в ссылку, в 1956-м реабилитирован, восстановился в Литинституте и окончил его в 1959-м), Анатолий Гладилин (учился в Литинституте в 1954—1958 годах). Особо отметим: все они — люди гражданские (штатские), военной присяги не давали, и, в принципе, ничего преступного в их отъезде в другую страну не было и нет.

Нашей Родине стало лучше от их отъезда (выдворения)? Или, наоборот, Родина что-то утратила? Вопрос обсуждаемый. Но вот факты бесспорные.

Возьмем оплот государства (как принято считать) — КГБ, Главное разведывательное управление Генштаба (ГРУ, военная разведка), внешнюю разведку (до 1991 года — Первое главное управление КГБ) и другие подобные службы. Все нижеперечисленные лица — давали присягу, все они обвинены и осуждены (очно или заочно) по статье «Измена Родине».

Генерал-майор Главного разведывательного управления Генштаба Министерства обороны Д. Поляков более 20 лет был агентом ЦРУ, сдал 19 советских разведчиков-нелегалов и 150 агентов-иностранцев.

Сотрудник военной разведки Н. Чернов передал ЦРУ тысячи документов о деятельности наших резидентур в США, Великобритании, ФРГ, Франции, Японии, Италии, Бельгии, Швейцарии.

Капитан КГБ Ю. Носенко сдал нескольких двойных агентов, а также подтвердил информацию о прослушивающих устройствах в посольстве США.

Полковник внешней разведки Герой Советского Союза А. Кулак передал ФБР сведения об агентах КГБ в Нью-Йорке.

Капитан внешней разведки О. Лялин полностью раскрыл агентурную сеть в Великобритании.

Нелегал внешней разведки Ю. Логинов работал как двойной агент на ЦРУ.

Полковник внешней разведки О. Гордиевский… Ну, его все знают, на Западе называют «вторым самым крупным агентом британской разведки в рядах советских спецслужб».

А первый кто? Безусловно, полковник Главного разведывательного управления Ген­штаба Министерства обороны Олег Пеньковский. Его считают самым результативным агентом Запада, а объемы и важность его информации — исключительными за всю историю действий вражеских разведок против СССР.

Открытка с зашифрованным текстом из судебного дела полковника советской военной разведки Олега Пеньковского

Далее, для краткости — только звания и фамилии советских офицеров, перешедших на сторону «потенциального противника».

Военно-техническая разведка: подполковник В. Ветров, С. Илларионов, полковник В. Коноплев.

КГБ: майор В. Шеймов, лейтенант В. Макаров, заместитель начальника Московского управления КГБ майор С. Воронцов, сотрудник контрразведки В. Юрченко, майор М. Бутков, старший лейтенант А. Семенов, Б. Сташинский, А. Оганесян, Н. Григорян.

Военная разведка: подполковник П. Попов, полковник С. Бохан, сотрудник контрразведки Западной группы войск В. Лаврентьев, подполковник В. Баранов, майор А. Чеботарев, Е. Сорокин, майор А. Филатов, полковник Г. Сметанин, Н. Петров.

Внешняя разведка: майор А. Голицын, майор С. Левченко, майор В. Резун, сотрудник аппарата советского военного атташе в Венгрии В. Васильев, сотрудник Вашингтонской резидентуры И. Кочнов, подполковник О. Морозов, полковник В. Ощенко, подполковник Л. Полещук, подполковник Б. Южин, сотрудник резидентуры в Марокко А. Богатый, подполковник В. Мартынов, полковник Л. Земенек, майор С. Моторин, подполковник Г. Вареник, В. Сахаров, полковник В. Пигузов, полковник В. Гундарев, И. Черпинский, подполковник В. Фоменко, подполковник Е. Рунге, майор С. Папушин, майор В. Митрохин, майор В. Кузичкин.

Список не полный, из общедоступных источников, и лишь за 30 лет, с 1960 года по 1991-й. Но все равно сопоставим: два выпускника Литинститута, оставшиеся за границей, несколько писателей, вынужденно или по своей воле уехавших из СССР, — и десятки выпускников всех курсов и вузов КГБ, ГРУ, Минобороны, поправших присягу, священную воинскую клятву Родине, осужденных за государственную измену, за работу на иностранные разведки.

И кто, спрашивается, предавал Родину?

Сергей Баймухаметов —
специально для «Новой»

P.S.

В 1989 году 5-е Управление КГБ СССР переименовали в Управление по защите советского конституционного строя. Сейчас — 2-я Служба ФСБ (Служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом). Почему-то именно 2-я Служба, как сообщает пресса, ведет оперативное сопровождение «экономического» дела режиссера Серебренникова. «Работа по творческим союзам» продолжается?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera