Репортажи

Шоу с масками

Общественная палата продолжает формировать ОНК в привычном режиме спецоперации. Репортаж с заседания рабочей группы

Этот материал вышел в № 107 от 27 сентября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Елена Масюкобозреватель

2
 

Федеральный закон РФ «О персональных данных» был принят в 2006 году «с целью устранения барьеров и препятствий в международной торговле со всеми странами Евросоюза». И кто бы мог подумать, что спустя одиннадцать лет Общественная палата России, призванная быть глашатаем демократии, будет использовать этот ФЗ как механизм цензуры.

При Комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты России (ОП), которую теперь возглавляет Мария Каннабих, действует рабочая группа, которая должна дать рекомендации по кандидатурам в члены ОНК Совету ОП, который и назначает членов ОНК. В новом созыве ОП рабочая группа сформирована на паритетных началах из представителей СПЧ, ОП, УПЧ, председателей ОНК и религиозных деятелей. Председатель рабочей группы — секретарь ОП Валерий Фадеев, заместитель председателя — Мария Каннабих.

На повестку последнего заседания рабочей группы был вынесен главный вопрос — предоставление рекомендаций в члены ОНК в 8 субъектах РФ. Но для того, чтобы члены рабочей группы могли ознакомиться с минимальной информацией о кандидатах в ОНК, аппарат ОП затребовал от членов группы подписки о неразглашении персональных данных.

Сразу хочу пояснить, какая именно информация обычно сообщалась как членам рабочей группы, так и членам профильной комиссии ОП и Совету ОП. Это имя, отчество, фамилия кандидата, какая общественная организация выдвигает, рекомендации ОП, уполномоченных по правам человека регионов. Все. А теперь аппарат ОП и сама ОП решили даже эти данные засекретить, ссылаясь на закон о персональных данных. То есть человек идет заниматься общественным контролем, но узнать о нем что-либо нельзя.

Аппарат ОП решил довести ситуацию с защитой персональных данных до идиотизма. Для членов рабочей группы были подготовлены расписки — обязательства о неразглашении персональных данных кандидатов в ОНК.

Еще с нас потребовали подпись под неразглашением «специальных категорий персональных данных граждан». Речь идет о расовой, национальной принадлежности, о политических взглядах, религиозных и философских убеждениях, а также о состоянии здоровья и интимной жизни кандидата в ОНК.

Антон Цветков, председатель ОНК Московской области, член рабочей группы ОП: Я заполнил, готов передать в профильную комиссию. Коллеги, мне кажется, мы…

Мария Каннабих: …занимаемся ерундой.

Елена Масюк, член СПЧ и рабочей группы ОП: Нет, это совсем не ерунда.

Цветков: Если вопрос стоит о том, чтобы просто подписать эту бумагу и продолжать работать дальше, ну в чем проблема?

Каннабих: Я тоже подписала. Не о чем говорить. Просто мне кажется, что мы зацикливаемся на мелочах…

Масюк: Это принципиальная вещь. Вот на меня поступили жалобы в ОП, что якобы я нарушила закон о персональных данных, назвав в своей публикации в «Новой газете» ФИО двух кандидатов в ОНК Московской области. Эти граждане уже стали членами ОНК, но они оскорблены, что я назвала их фамилии.

Бабушкин: Друзья, я думаю, что это надуманная проблема. Идя в ОНК, люди выходят из тени. Вы можете представить себе, если во время депутатских выборов действовал бы закон, запрещающий использование персональных данных депутатов? Там все раскрывают. Если мы действительно хотим, чтобы в ОНК не проник криминал, эти люди тоже должны быть в публичном пространстве… Коллеги, я прошу, раздайте нам сейчас списки кандидатов.

Раздали.

Масюк: Подождите, а выдвинувшие кандидатов организации где?

Бабушкин: То, что происходит, это безобразие. Если вы обеспокоены защитой персональных данных, честь вам и хвала. Но если вы пытаетесь использовать этот закон для того, чтобы уменьшить интенсивность работы рабочей группы, я в этих играх участвовать не собираюсь.

Масюк: Откуда вы взяли, что организация, которая рекомендует, является персональными данными? Мария Валерьевна (Каннабих.Ред.), это чье решение? 

Петр Золотов, заместитель начальника отдела по работе с ОНК аппарата ОП РФ: В соответствии с законом о персональных данных и адрес, и место работы, и в том числе организация, которая выдвигает кандидата, она в какой-то мере позволяет его идентифицировать.

Аппарат ОП изготовил три варианта бюллетеней для голосования. Те, кто не поклялся не передавать врагам России данные о кандидатах в ОНК, получили бюллетень из двух граф: фамилия кандидата и регион. Те, кто дал расписку, получили бюллетень в расширенном варианте: фамилия, имя, отчество, регион и название общественной организации, выдвинувшей кандидата.

Ну а третий вариант был в руках секретаря ОП Валерия Фадеева. Там в дополнение ко второму варианту были помечены рекомендации региональных уполномоченных по правам человека и региональных общественных палат….

Валерий Фадеев, секретарь ОП РФ, председатель рабочей группы: Мы можем сейчас раздать коллегам <…> минимальную информацию — кто выдвинул и перечень рекомендаций? И в электронном виде тоже пришлют, и сейчас можно получить эту бумагу. Сейчас копию можно снять и раздать?

Золотов: Да, можно.

Cписки кандидатов с расширенной информацией по-прежнему не раздают.

Золотов: Мы сейчас определились, что (лучше) в электронном виде…

Масюк: Ну что вы нас держите за идиотов.

Фадеев: Ну что вы так нервничаете?

Сзади слышу шепот по поводу «Новой газеты» (как оказалось, это новый руководитель аппарата ОП Павел Андреев говорил своим сотрудникам, что, мол, дадим бумаги, и они тут же будут опубликованы, поэтому раздавать не будем).

Наконец-то выдали листочки, в которых указаны ФИО кандидатов, регион и выдвинувшая организация. Ну и как по этим скудным данным о кандидатах давать рекомендации?

Бабушкин: Есть некие персональные данные, которые нам неинтересны. <…> Но есть шесть позиций, которые нужны: это фамилия, имя, отчество, организация, которая его выдвинула, населенный пункт субъекта Федерации, где он живет, место его работы. Опыт и стаж правозащитной деятельности. И рекомендации. Я думаю, что эти вещи не посягают на персональные данные кандидата, но являются минимальным набором того, что позволяет нам лучше ориентироваться.

Каннабих: Мне кажется, что знать максимально о человеке (которого рекомендуешь. — Ред.), наверное, нам все-таки необходимо. А чтобы узнать об этом человеке, надо, наверное, вот это (расписки о неразглашении.Ред.) подписать. Ничего страшного нет…

О чем говорит вся эта надуманная секретность? Да только о том, что ОП решила еще больше засекретить процесс отбора кандидатов в ОНК. Об этом говорит и объявленный 25 сентября донабор в 30 регионах России. В то время как СПЧ предложил провести донабор во всех 63 проблемных ОНК, а не только в тех тридцати, в которых общественные наблюдательные комиссии сами пожелали донабора. Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова поддержала инициативу СПЧ. Но у аппарата ОП свое видение.

Бабушкин: Почему донабор объявили только в 30 регионах?

Золотов: На предыдущем заседании рабочей группы было принято решение, что рабочая группа поддерживает те 30 субъектов, чьи комиссии сами хотят донабора.

Бабушкин: Такого не было решения.

Гефтер, правозащитник, член рабочей группы ОП: Поэтому и нужен протокол, Петр (Золотов. — Ред.). Мы не получаем протоколы решений.

Золотов: Остальные регионы, скорее всего, будут в следующую волну (когда будет эта «волна» — неясно. — Е. М.). По состоянию на настоящий момент письмо от Совета по правам человека с инициативой не поступало в ОП. У нас нет перечня субъектов (по которым вы предлагаете провести донабор).

Бабушкин: Хорошо, в этой ситуации вы могли с нами связаться?

Золотов: Конечно…

Но никто из аппарата ОП ни с Уполномоченным, ни с СПЧ не связывался. Действительно, зачем это ОП нужно?! Ведь ОП интерпретирует законы, как ей хочется, сама донабор объявляет, сама все решает.

С момента подписания президентом Путиным дополнения в закон, позволяющий провести донабор в ОНК, и до момента объявления Общественной палатой о донаборе прошло четыре месяца. Четыре месяца ОП не могла, а скорее, не хотела объявлять донабор. И понятно почему — прошлогодняя спецоперция по уничтожению ОНК прошла успешно. Зачем портить результат?!

И вот на основании этой информации члены рабочей группы должны рекомендовать кандидатов в ОНК

 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera