Репортажи

Полиция с народом… Ничего не сделает

Происходящее в Каталонии в любом случае должно привести к изменению формы испанского государства. Репортаж из Барселоны

Фото: «Новая газета»

Общество

Юрий Сафроновсобкор в Париже

2

Вы можете смеяться, но первым героем этого репортажа станет таксист. Еще точнее — таксист-федералист по имени Мартин.

Таксист-федералист необходим нам не только для того, чтобы предсказать компромиссный вариант развития государства Испания, но и для того, чтобы показать, что днем в пятницу, 29 сентября, центр Барселоны был перекрыт: в город, на моральную подмогу правительству Каталонии, против которого Мадрид выпустил репрессивную машину, приползло 400 тракторов под управлением каталонских фермеров.

В итоге к моему адресу таксист проехать не смог, и мне предстоял долгий и радостный путь мимо толп студентов и, особенно, студенток — нетерпеливых сторонниц полной независимости, прикрывавших голые плечи флагами «Estelada» (флаг сторонников независимости Каталонии. Отличается от официального каталонского наличием звезды).

Неделю назад студентки и студенты захватили здание Университета, и все еще продолжают его удерживать.

Но к студентам мы еще вернемся, а пока закончим с таксистом.

Мартину 45, он всю жизнь прожил в Барселоне и в воскресенье собирается идти на референдум. На вопрос: «за» или «против», отвечает: «Опущу пустой бюллетень». Почему пустой? «Потому что меня достали сторонники независимости». — «?!». — «Своей агрессивностью. А за правительство Рахоя мне совесть голосовать не позволяет. Он нелегитимен. Правительство полностью коррумпировано…»

(Le Monde называет его «самым коррумпированным правительством Европы». По данным министерства финансов Испании, объем коррупции в стране — 90 млрд евро в год, из них 47,5 — за счет завышения стоимости госзаказов. Это в три раза больше, чем бюджет Каталонии. Главные подозреваемые — деятели правящей «Народной партии» во главе с премьером Рахоем.)

«Тогда чего вы хотите, — спрашиваю, — для родной Каталонии?» — «Я хочу, чтобы Испания стала федеральным государством, но я не хочу, чтобы страна развалилась».

Фото: Анна Цигима, «Громадское», специально для «Новой газеты»

***

Хоан Рабасседа, мэр 8-тысячного барселонского пригорода Ареньш-да-Мун — железобетонный борец за «свободу Каталонии». Городок знаковый 2009-м году здесь были устроены первые «народные консультации» о возможном отделении Каталонии. Рабадесса — еще и секретарь «Ассоциации муниципалитетов за независимость» (AMI), куда вошло 787 каталонских городов и городков (из 948).

(Барселона, к слову, в ассоциацию не вошла: мэр Ада Колау исполняет номер эквилибристки: она — за право народа высказаться на референдуме о независимости, но — против независимости.)

Почти все мэры этих коммун неделю назад были вызваны в прокуратуру и получили предупреждение о недопустимости проведения «антиконституционного референдума». «Меня тоже вызывали, требовали подписать бумагу, что я ознакомлен с предупреждением, но я сказал, что не подпишу», — говорит Рабасседа, с которым мы встретились в барселонском кафе за два дня до референдума.

Хоан Рабасседа

После вопроса, что он намерен делать «в случае, если референдум будет проигран», лицо господина мэра на секунду мрачнеет. А потом Рабасседа говорит: «Мы продолжим бороться… Карлес Пучдемон — нынешний президент Женералитата (т.е. глава правительства — Прим. ред.) — уже 130-й в истории. Мы слишком долго ждем. И мы не можем жить с Испанией. Мы — другие. Не лучше и не хуже, просто — другие».

Чтобы до Мадрида лучше дошел «этот факт», Рабасседа долгие годы отказывался вешать флаг Испании на здании мэрии (пока в октябре 2015-го испанская прокуратура его не заставила). А зимой 2016-го муниципальный совет Ареньш-да-Мун объявил короля Испании «персоной нон-грата».

Октябрь 2015. Жители протестуют: прокуратура обязала мэрию вывесить официальный испанский флаг. Это было исполнено, но на балконе мэрии появилось и огромное полотно флага сторонников отъединения Каталонии от Испании. Фото предоставлено администрацией муципалитета Ареньш-да-Мун

***

Чуть раньше это сделал поселок Бреда (провинция Жирона), потом были еще случаи…

А муниципальный совет Барселоны принял решение вынести бюстик короля из мэрии…

«В этом и заключается еще одна разница между нами, каталонцами, и большинством испанцев. Мы — республиканцы и демократы до мозга костей», — говорит Соня Сантьяго, специалист по проверке качества продуктов.

С Соней мы встретились в автобусе по пути на решающий митинг сторонников независимости.

Митинг-концерт собрал вечером в пятницу примерно двадцать тысяч человек. «In-inde-independencia!» — толпа пела с таким воодушевлением, которое нельзя изобразить.

В 7,5-миллионной Каталонии, как ни крути, есть как минимум три миллиона людей, желающих уйти от испанской зависимости. И это — показатель серьезнейшего государственного кризиса. Который нужно разумно и быстро решать при любом раскладе референдума.

«Разумно» — это явно не при нынешнем испанском правительстве», — смеется аргентинка Селеста, которая сдала мне комнату. Селеста не может голосовать, а не то бы…

Пищевой эксперт Соня Сантьяго тоже ни в какую не хочет оставаться «в тисках Испании». Говорит: «В 1714-м году у их короля закончились деньги, и он пришел, чтобы нас грабить. Так и продолжается до сих пор».

***

Но вот и другой голос.

Здесь живет сторонник Каталонии в составе Испании. Фото: Анна Цигима, «Громадское», специально для «Новой газеты»

«В Каталонии проводится незаконный референдум, который подрывает Конституцию, согласованную всеми испанцами /в 1978-м году/. В Каталонии строят национальное государство, что не отвечает социальной реальности, а соответствует только лишь амбициям нескольких политиков, которые в течение 35 лет манипулировали мышлением (каталонцев) — и через образование, и через СМИ!» — возмущается Мириам Тей, вице-президент общественной организации «Каталонское гражданское общество». Общество было создано в апреле 2014 года под лозунгом «Вместе и лучше».

«В Каталонии установили неодиктаторский режим, который неудобен нам и в экономическом, и в культурном отношении, а также разделяет нас!» — уверяет госпожа Тей.

С тем же запалом написан вышедший 17 сентября в мадридской газете El País манифест за подписью 1000 деятелей культуры и интеллектуалов Испании.

«Мы отвергаем 1 октября как недемократическую аферу…», — говорится в манифесте.

«Из этой тысячи всего 37 — каталонцы!» — подчеркивает Имма Муньос, обозреватель отдела культуры влиятельной каталонской газеты El Periódico. — Ну, и на этот манифест последовал ответ 700 каталонских интеллектуалов и деятелей культуры».

Но было еще и заявление «воротил» испанского бизнеса. И вот они-то «солидарны с крупным бизнесом Каталонии», — говорит Марк Санджауме-Кальвет, исследователь барселонского Института изучения самоуправления (институт действует при правительстве Каталонии).

Причина банальна: у крупного бизнеса нет убеждений, а есть только выгода и связи. Если можно пилить госзаказы, так зачем же отказываться от этой возможности?

***

«Я достаточно прожила, чтобы помнить режим Франко, и я не думала, что опять увижу подобное: 24 сентября в Сарагосе человек четыреста из левых партий, включая мэра Барселоны, собрались, чтобы просто обсудить вопросы автономии, они даже не выступали за отделение Каталонии, но на них напали нацисты, атаковали бутылками», — возмущается Монсеррат Радигалес, политический обозреватель El Periódico.

***

К слову, напоминания о том, что Мадрид — это долгие годы жизни с Франко — один из важных элементов пропаганды, которую ведут сторонники независимости. Массовая пропаганда «индепендистов» поставлена очень хорошо, ею занимаются, главным образом, две мощные общественные организации — Omnium Cultural и «Каталонское национальное собрание» (ANC).

Фото: Анна Цигима, «Громадское», специально для «Новой газеты»

За последние шесть лет они доказали, что могут собирать на митинги в Барселоне больше миллиона человек, могут зарабатывать сотни тысяч евро на одной только символике и членских взносах. Но тут спрос и предложение работают рука об руку: на финальном пятничном митинге к стендам с флагами и футболками стояли очереди.

И членские взносы люди платят по своей воле.

В ANC состоит 40 тысяч человек. Плюс еще 40 тысяч волонтеров. У Omnium Cultural — 38 тысяч «штыков».

В день референдума большинство из них будут «обеспечивать возможность голосования». И не только они. Вопрос: что с этим будет делать испанская полиция?

***

Фото: Анна Цигима, «Громадское», специально для «Новой газеты»

— Трагичность нынешней ситуации в том, что испанский премьер-министр Рахой считает: проявление жесткости в «каталонском вопросе» выгодно для его имиджа, — говорит политолог Марк Санджауме-Кальвет. — И Рахой знает, что делает. К тому же, он не без оснований полагает, что история его борьбы с «каталонским сепаратизмом» отодвинет на второй план коррупционный скандал, в котором замешаны сотни членов правящей партии, в том числе, его приближенные.

— Но ведь речь идет о гигантских суммах… — не понимаю я. — У вас же не Россия, правительство сбросить — проще простого…

— В Испании коррупция редко наказывается даже общественным мнением. Можно привести много примеров, когда люди, замешанные в коррупции, избирались и переизбирались.

— И даже в Каталонии сейчас это не имеет решающего значения? Тут ведь Рахоя терпеть не могут — как сторонники, так и противники независимости…

— Нет, решающего не имеет. Определяющее значение имело инициированное Рахоем решение Конституционного суда Испании от 2010 года, которое опять отменило широкую автономию Каталонии, полученную всего лишь в 2006-м. При том, что за нее проголосовал и испанский парламент, и каталонский, и сами каталонцы на референдуме. И потом Рахой действовал не лучше — все попытки каталонских властей договориться с Мадридом о возвращении хотя бы части полномочий наталкивались на жесткое «нет».

…И тем не менее, до сих пор, большинство каталонцев — не за отделение от Испании, а за перестройку государственной системы, за создание федеративного государства, полагает эксперт. Сам он, к слову, «из семьи потомственных борцов за независимость». И будет голосовать «за».

***

К возможному поражению на всякий случай подготовился и глава правительства Каталонии Карлес Пучдемон. (Хотя что можно назвать «поражением» или «победой» в условиях, когда десятки тысяч полицейских будут пытаться помешать сотням тысяч граждан мирно проголосовать?) Накануне референдума в интервью газете Ara (выходит на каталонском языке, тираж  — 13 тысяч) Пучдемон сказал:

«Я полагаю, что происходящее сейчас в Каталонии позволит нам добиться уважения и права быть услышанными». /…/ Начиная со 2 октября все будет по-другому, в том числе, в испанской политике».

***

В оккупированном университете. Фото: Юрий Сафронов, "Новая газета"

Ну, а в историческом здании Барселонского университета двести студентов-волонтеров из организации «Университет за республику» попеременно дежурят вот уже больше недели. «В условиях, когда правительство блокирует все сайты, посвященные референдуму, мы устроили здесь главный координационный пункт для того, чтобы ориентировать всех, кто хочет проголосовать», — говорит дежурный «пресс-службы» захваченного университета Аниол Коста.

Аниол Коста. Фото: Юрий Сафронов, "Новая газета"

«Если в день референдума и после него людям придется укрываться от полиции, можно будет здесь. В университет полиция не имеет права заходить».

***

Но это скорее юношеские страхи. «Как можно себе представить, что на глазах у всего мира правительство одного из важнейших государств Евросоюза позволит себе насилие по отношению к мирно голосующим людям?» — задает риторический вопрос политолог Марк Санджауме-Кальвет.

Ну, вот и смотрим… Весь день на сайте «Новой».

Барселона

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera