Сюжеты

Профилактика в строю

В Витебске впервые вынесен приговор белорусу, воевавшему на стороне «ДНР»

Личная страница Вконтакте Алексея Ершова

Этот материал вышел в № 111 от 6 октября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

4

26 сентября на сайте Витебского областного суда появился немногословный пресс-релиз «об участии в военных действиях на территории иностранного государства». Уголовное дело, как сообщила пресс-служба суда, слушалось в закрытом режиме ввиду имеющихся в деле документов, содержащих охраняемые законом тайны.

Дальше — скупая информация о 29-летнем гражданине Беларуси, признанном виновным по статье 361-3 УК республики (участие в вооруженном формировании одной из противоборствующих сторон на территории другого государства) и приговоренном к двум годам «домашней химии».

Справка

Слово «химия» для обозначения принудительных работ использовалось в СССР с 60-ых годов прошлого века («стройками большой химии» называл эти работы диссидентский журнал «Хроника текущих событий»). В уголовном кодексе Республики Беларусь наказание в виде ограничения свободы и привлечения к труду сохранилось до настоящего времени. Наказание, как правило, отбывается в исправительном учреждении открытого типа (мягкий вариант исправительной колонии). Осужденный, однако, будет отбывать его на дому.

Гражданина этого зовут Алексей Ершов, он живет в Поставах Витебской области. Воевал в Донбассе на стороне «ДНР» с марта 2016 по май 2017 года. Ершов — первый в Беларуси осужденный по статье 361-3. Но и статья эта появилась в белорусском уголовном кодексе всего лишь год назад. Раньше была статья 133 — «наемничество»: участие в вооруженном формировании на территории другого государства с целью получения материального вознаграждения. Наказание — от трех до семи лет лишения свободы. Она и сейчас существует, но 20 апреля прошлого года в УК были внесены изменения и добавлена статья 361-3. Суть та же, но — без материального вознаграждения. То есть «идейное наемничество». Мера наказания — от двух до пяти лет лишения свободы или ограничение свободы на тот же срок.

Личная страница Вконтакте Алексея Ершова

Два года назад министр внутренних дел Беларуси Игорь Шуневич говорил, что возбуждено уже 12 уголовных дел по статье 133, еще по 58 потенциальным обвиняемым ведется оперативная работа. Год назад председатель КГБ Валерий Вакульчик утверждал, что уголовные дела по этой статье возбуждены уже в отношении 138 граждан Беларуси. В марте нынешнего года начальник управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Николай Карпенков говорил в интервью государственной газете «СБ-Беларусь сегодня»: «Учитывая накаленную обстановку в мире, у наших южных соседей, попытки проведения протестных акций в городах Беларуси, наши усилия сосредоточены на белорусских гражданах — боевиках, наемниках, которые находятся на Украине».

Если соединить участников протестных акций с теми, кто воюет у южных соседей, получится «коктейль Молотова». Так что уголовные дела по статье «наемничество» Карпенков не зря назвал «заградительно-профилактическими условиями»: тех, кто воюет в АТО, по возвращении ждет тюрьма.

Если учесть, что многие белорусы воюют в украинских добровольческих батальонах, совершенно очевидно, что речь идет именно о них. К примеру, бывшие политзаключенные, получившие сроки за участие в демонстрации в декабре 2010 года — Василий Парфенков, Эдуард Лобов, Александр Молчанов, — никогда и не скрывали, что уехали воевать на Украину. Интерес к ним «заградительно-профилактических» авторов подтверждается тем, что незадолго до заявления министра к родственникам ребят приходили милиционеры или люди в штатском и пытались выяснять подробности.

Читайте также

Полоса отчуждения

А вот о тех, кто воюет на стороне сепаратистов, никакой информации не было. Они, в отличие от белорусских добровольцев на Украине, свое местонахождение и род занятий скрывали. Только одна девушка, которую все называли «снайпершей из Борисова», стала известна благодаря тому, что записывала и выставляла в YouTube ролики, где рассказывала, как по зову сердца приехала убивать украинцев. Несколько раз в течение 2014–2015 годов ее объявляли убитой, но затем в Сети появлялся очередной ролик, где снайперша сообщала, что жива и продолжает убивать украинцев, а в Беларусь вернется только с оружием, потому что Лукашенко ее разочаровал. После 2015 года о ней, кстати, ничего не слышно. И воевавший на стороне сепаратистов борисовчанин Константин Фофанов (кстати, спокойно вернувшийся в Беларусь и не привлеченный к уголовной ответственности) говорил, что она все-таки погибла.

Личная страница Вконтакте Алексея Ершова

Что до суда над Алексеем Ершовым, история похожа скорее на некую демонстрацию — или мистификацию — по нескольким причинам. 29-летний житель Постав, где раньше работал трактористом, едет воевать за «ДНР». Воюет год. Возвращается в Беларусь. Заводит аккаунт «ВКонтакте» — и тут же, за два дня, выкладывает 36 фотографий. Все фотографии почти одинаковые. Ну то есть позы разные, но везде — форма и оружие. Чтобы было всем понятнее, на одной из фотографий — указатель «Донецк». И больше на этой странице нет ничего. Ни одной записи, только фотографии — доказательства участия в боевых действиях. Как будто специально и страницу завел, и фотографии выложил, чтобы уж точно всем видно было. Притом что у Алексея Ершова давно была своя страница «ВКонтакте» — без всяких намеков на Донецк, только перепосты картинок из групп вроде «Четкие приколы». То есть второй аккаунт явно был создан с какой-то демонстративной целью.

Личная страница Вконтакте Алексея Ершова

А еще Ершов — вовсе не первый и не единственный, кто с удовольствием выставлял фотографии с оружием. Упомянутый выше житель Борисова, 59-летний Константин Фофанов, уехав воевать в 2015 году, первым делом поменял фотографию профиля в «Одноклассниках». Он выставил снимок в форме и с автоматом и подписал: «Я — солдат Новороссии!» Потом, вернувшись, охотно раздавал интервью, рассказывал подробно обо всем: как добирался, как границу переходил, как воевал, как получал зарплату в 15 тысяч рублей. И еще — как приходили к нему дважды из КГБ с обыском, с собаками — оружие искали. И как он, солдат Новороссии Константин Фофанов, погнал кагэбэшников поганой метлой, сказав им, что он — солдат, а они — каратели, и презирает он их, как всякий солдат. И — никакого уголовного дела, никакого наемничества. Так и живет себе Константин Фофанов в Борисове, занимается изготовлением надгробий и мечтает еще повоевать — теперь уже в Сирии.

Кроме аккаунта-однодневки в деле Ершова удивляет гробовое молчание государственной пропаганды. В прошлом году в Минске судили Тараса Аватарова — белоруса, воевавшего в «Правом секторе» (организация запрещена в России.Ред.). Его, правда, осудили не за наемничество, а за незаконный оборот оружия: Аватарова задержали в ноябре 2015 года на минском вокзале и нашли у него пистолет и гранату. Но заголовки «белорусский наемник из «Правого сектора» сопровождали все телевизионные сюжеты и газетные публикации на эту тему.

Словом, создается впечатление, будто сценарий соорудили наспех, и кино сняли для очень узкого круга зрителей. Можно даже предположить, каких именно зрителей.

Дело в том, что белорусско-украинские отношения после многочисленных встреч Александра Лукашенко с Петром Порошенко (куда более частых, чем встречи Лукашенко с Путиным) и взаимных заверений в любви и вечном сотрудничестве резко «просели» в начале сентября. Причин тому две: учения «Запад-2017» и похищение на территории Беларуси украинского гражданина Павла Гриба, который потом «нашелся» в краснодарском СИЗО.

1 сентября Петр Порошенко заявил, что воспринимает учения «Запад-2017» как прямую угрозу для Украины. После учений глава Генштаба ВСУ Виктор Муженко сказал, что в Беларусь под эгидой маневров российские военные въехали в куда большем количестве, нежели было официально заявлено, и далеко не все покинули белорусскую территорию после маневров. А еще до начала учений заместитель министра иностранных дел Украины Елена Зеркаль обвинила Беларусь в непартнерском поведении в связи с похищением Павла Гриба. Что может исправить ситуацию? Ну, например, какой-нибудь судебный приговор произвольно выдернутому из колоды белорусу, повоевавшему в «ДНР». Приговор, конечно, мягкий, как пуховая подушка, зато обвинительный. И непонятно, был ли этот суд. Или это просто пресс-релиз в виде приговора как демонстрация дружелюбия. России все равно — это не ее гражданин. А Украина, напротив, воспримет эту историю радостно — да и забудет все остальное. И Беларусь вернет себе репутацию миротворца.

А ребятам, что воюют в АТО в тактической группе «Беларусь», возвращаться на родину действительно не стоит. Их ждут «заградительно-профилактические меры» в виде 138 заочных уголовных дел. Не исключено, что настоящие, а не постановочные.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera