Верхи и корешки

Правительству не удается выбить повышенные дивиденды у госкапиталистов, поэтому приходится изобретать новые поборы с населения

Фото Слава Алахов/ТАСС

Этот материал вышел в № 110 от 4 октября 2017
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Арнольд Хачатуровкорреспондент

9
 

На прошлой неделе правительство внесло в Госдуму проект федерального бюджета на 2018 год и на плановый период с 2019 по 2020 год. Главный финансовый документ страны в виде «десятков огромных коробок», содержащих более 10,5 тысячи листов, в парламент доставила группа фельдъегерей. Премьер-министр Дмитрий Медведев пообещал, что следующий госбюджет правительство представит в электронном виде — не просто же так этим летом была принята программа по развитию цифровой экономики. В содержательной части бюджета инновации в основном коснулись запланированных доходов государства, которые по сравнению с предыдущими прогнозами вырастут в 2018 году более чем на 500 млрд рублей.

Улучшение бюджетных параметров — следствие комфортных цен на нефть, которые в этом году позволили российской экономике преодолеть двухлетний спад ВВП. Между тем в проекте присутствуют серьезные риски выпадения части доходов и ряд неприятных сюрпризов для российских налогоплательщиков.

Одна из главных интриг бюджетного пакета связана с «дивидендной войной», развязанной Минфином против крупнейших госкомпаний. В своих прогнозах ведомство исходит из того, что в 2018 году объем выплаченных государству дивидендов увеличится на 129 млрд рублей по сравнению со значениями этого года. Внушительные объемы нераспределенной прибыли, накопившейся на счетах компаний с госучастием, давно интересуют правительство, но все попытки добраться до этих денег заканчиваются неудачей. 2017 год не стал исключением: собранные дивиденды могут оказаться почти вдвое ниже значений, заложенных в бюджете (277 млрд рублей вместо 483 млрд).

Особенно примечательна ситуация с крупнейшими плательщиками дивидендов, «Роснефтью» и «Газпромом». Из-за сложной структуры собственности значительная часть их платежей оседает на счетах компаний-«прокладок»: «Роснефтегаза» и «Росгазификации», прямого доступа к которым правительство не имеет. То есть даже если Игорь Сечин в ответ на недавнюю просьбу Путина согласится увеличить выплаты «Роснефти» до норматива в 50% чистой прибыли по МСФО, далеко не факт, что эти деньги в конечном счете перейдут к Минфину. Госкомпании всегда могут сослаться на масштабные инвестпроекты или показать технический убыток — именно благодаря этим ходам в прошлом году «Роснефтегаз» полностью избежал выплат дивидендов государству.

Осторожное решение правительства не публиковать прогнозные оценки поступлений дивидендов по отдельным госкомпаниям свидетельствует о том, что переломить ситуацию и заставить всех играть по общим правилам пока не удается. По оценкам Счетной палаты, из-за этой проблемы в следующие три года государство недополучит до 200 млрд рублей.

Гораздо больше правительство преуспевает в деле изъятия денег у населения. В отличие от топ-менеджеров госкомпаний, обычные граждане не обладают мощным лоббистским ресурсом и поэтому регулярно облагаются новыми поборами. Основной принцип налоговой политики Минфина — «неповышение совокупной фискальной нагрузки для добросовестных налогоплательщиков» — на практике с 2014 года означает непрерывное изобретение все новых типов платежей в казну.

В следующем году, помимо внепланового повышения акцизов на бензин и дизельное топливо на 1 рубль, Минфин хочет собрать с россиян 60 млрд рублей за покупки в зарубежных интернет-магазинах. Официально решение о снижении лимита беспошлинного ввоза товаров с €1000 до €20 еще не принято, однако соответствующие доходы уже заложены в бюджет. К прочим «мобилизационным мерам» относится повышение ставок утилизационного сбора на разные виды техники на 15% и расширение шкалы акцизов на легковые автомобили.

Таким вот образом за один год государство дополнительно соберет более 140 млрд рублей. Напрашивается сравнение с историей про «Роснефтегаз», который даже после мучительных переговоров и личной просьбы президента согласился выплатить своему единственному акционеру в лице государства только 20 млрд рублей дивидендов — вместо означенных в бюджете 156,5 млрд. Отказ госкомпаний делится своими нефтегазовыми доходами и симметрично возрастающая фискальная нагрузка на граждан, похоже, и есть та тенденция, которую в правительстве с гордостью называют слезанием с нефтяной иглы.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera