Колумнисты

То ли секс по телефону, то ли бокс по переписке

Публичные слушания по градостроительным вопросам могут заменить обсуждением в Интернете

Этот материал вышел в № 115 от 16 октября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Борис Вишневскийобозреватель

3

22 сентября Госдума приняла в первом чтении правительственный законопроект о фактической отмене публичных слушаний по градостроительным вопросам и заменой их «общественным обсуждением» в Интернете. При первом чтении возмущались даже некоторые единороссы, обещая ко второму чтению многое поправить и сохранить публичные слушания. Но не факт, что это случится: если правительство будет настаивать на своем, все может остаться без изменений. И тогда вместо очной дискуссии, ответов на вопросы, выступлений и споров по градостроительным вопросам будет откровенная профанация: то ли секс по телефону, то ли бокс по переписке.

Законопроект «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», как указано в пояснительной записке, подготовлен в целях «расширения возможностей участия граждан в принятии решений органами исполнительной власти в области градостроительной деятельности». Хотя в случае принятия проекта эти возможности — и так-то не очень большие, — будут сведены почти к нулю.

Градостроительный кодекс сегодня предписывает проводить публичные слушания по проектам генеральных планов и правил землепользования и застройки, а также по проектам документации по планировке территории (где указаны конкретные объекты, планируемые к постройке, и их параметры).

Кроме того, слушания надо проводить, если планируется дать разрешение на так называемые «отклонения от предельных параметров разрешенного строительства» (скажем, правила землепользования и застройки позволяют строить здание высотой в 30 метров, а застройщик хочет «отклониться» до 100 метров, потому что ему это коммерчески выгодно).

И еще один вопрос, который должен выноситься на слушания, — предоставление разрешения на условно разрешенный вид использования земельного участка (к «условным» могут относиться, например, автозаправочные станции, подземные паркинги или религиозные объекты).

«Публичные слушания отличаются от иных форм общественного контроля тем, что предусматривают проведение только личного собрания участников. Это предполагает ограниченное количество лиц, которые могут принять участие в общем собрании (в связи с занятостью, недостаточностью площади помещений, в которых проводятся собрания участников, для размещения экспозиций, комфортного пребывания людей). Следовательно, в настоящее время выявить объективное мнение большинства граждан по градостроительному проекту, как правило, не представляется возможным», — сетуют правительственные авторы в пояснительной записке.

И предлагают перейти к процедуре общественных обсуждений с использованием Интернета. Там все и сделают: оповестят о проведении общественных обсуждений, разместят проекты градостроительных документов для обсуждения, соберут замечания и предложения, составят протокол и заключение по итогам слушаний…

Тем же гражданам, которые не имеют доступа к Интернету, обеспечат участие в принятии решений по вопросам градостроительной деятельности «путем предоставления доступа к информационным системам, с использованием которых проводятся такие общественные обсуждения, в многофункциональных центрах предоставления государственных и муниципальных услуг и (или) в помещениях органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, подведомственных им организаций».

Таким образом, уверяет правительство, «уровень информирования граждан о градостроительном проекте значительно увеличится, а временные и организационные затраты со стороны жителей сведутся практически к нулю», и «участие в общественных обсуждениях станет максимально комфортным для жителей».

При этом предлагается прилагать к протоколам о результатах общественных обсуждений перечень участников общественных обсуждений с подробными сведениями о них, включая адрес регистрации, чтобы «существенно уменьшить число случаев привлечения заинтересованными сторонами лиц, не имеющих в соответствии с законодательством отношения к тематике проводимых общественных обсуждений»...

Все это, на мой взгляд, — откровенное лицемерие.

Публичные слушания по градостроительным вопросам — одна из главных на сегодня площадок для реальных дискуссий. При этом перспектива «уплотнительной застройки» своего двора, появления бизнес-центра или высотки на месте привычного и уютного сквера, прохождения скоростной магистрали через любимый парк, возведения магазина или автостоянки на месте детской или спортивной площадки и другие подобные вопросы, как показывает практика, вызывают у граждан куда больший интерес, чем политические проблемы, потому что касаются их привычной среды обитания, грозя разрушением сложившегося образа жизни.

Митинговать за честные выборы могут выйти не очень охотно, а вот митинговать против застройки во дворе люди сегодня готовы куда в большей степени...

Соответственно, велик (и нарастает) интерес к публичным слушаниям по градостроительной тематике, несмотря даже на то, что результат этих слушаний носит по закону только рекомендательный характер. Каждый год на них приходит все больше граждан, каждый год их выступления становятся все более профессиональными и грамотными и с ними все сложнее спорить (и все сложнее отвечать на их вопросы) чиновникам и застройщикам. И все чаще возникают ситуации, когда к критическому мнению граждан приходится прислушиваться, отменяя или пересматривая те или иные строительные проекты.

По всей видимости, именно этим и вызвано внесение законопроекта, переводящего публичные слушания в заочную форму. Где нельзя публично задать вопрос разработчикам градостроительного проекта и публично продемонстрировать их неспособность ответить по существу или предъявить аргументы. Где нельзя выступить, убедив в своей правоте аудиторию и опровергнув доводы оппонентов. А можно только подать предложения, которые занесут в протокол.

Это, конечно, требует от граждан куда меньших «временных и организационных затрат» — направить по Интернету свое предложение значительно проще, чем прийти на слушания, задать вопросы и выступить. И это куда удобнее властям — их «временные и организационные затраты» экономятся еще в большей степени.

Аргументы авторов законопроекта о том, что, мол, недостаточность помещений приводит к тому, что не все желающие граждане могут принять участие в слушаниях, — типичные крокодиловы слезы: кто, как не местные власти, выделяют эти помещения? Не хватает мест? Найдите более просторные залы. Но все делается ровно наоборот: очень часто власти намеренно выделяют небольшие залы для проведения слушаний, чтобы искусственно ограничить число участников, а «лишних» не пустить, заявив, что в зале уже нет мест.

Столь же лицемерны и уверения в том, что указание в протоколах в Интернете сведений об участниках заочных слушаний спасет от «привлечения заинтересованными сторонами лиц, не имеющих отношения к тематике обсуждения». Поясним: речь идет, если по-простому, о «массовке», которая порой присутствует на слушаниях, создавая впечатление уверенной поддержки той или иной позиции. Так вот: абсолютно все случаи привлечения «массовки», в том числе (как не раз доказывалось), за деньги, связаны либо с местными властями, либо с застройщиком, лобббирующим нужный результат слушаний, либо и с теми, и с другими, слившимися воедино.

Перевод слушаний в интернет-режим при том что протоколы и заключения по итогам слушаний составляет власть и при ее неограниченном доступе к адресным базам данных (в том числе пенсионеров, никаким Интернетом не пользующихся), для нее здорово облегчится задача привлечения «массовки»: вместо того чтобы нанимать людей и тратить на это деньги, достаточно будет поработать с компьютером, создавая виртуальную «массовку»...

Резюмируем: очный характер слушаний должен быть сохранен — иначе они превратятся в профанацию. Интернет может использоваться для сбора предложений и замечаний, но лишь как дополнительная мера.

При этом главная проблема слушаний — их (о чем упомянуто выше) рекомендательный, а не обязательный характер.

Даже если все до одного участники слушаний выскажутся против проекта планировки территории или разрешения на «высотное отклонение», Градостроительный кодекс де-юре позволяет властям принять это решение вопреки воле граждан. На этот счет есть даже решение Конституционного суда: слушания — это не форма прямой демократии, они нужны лишь для «учета мнения» жителей. Которое можно и проигнорировать — если очень захотеть.

Об этой проблеме правительственный законопроект не говорит ни слова.

И понятно почему: обязательность итогов слушаний, то есть необходимость выполнять волю граждан, входит в кардинальное противоречие с правительственной политикой, имеющей прямо противоположную направленность. И не только по градостроительным вопросам.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera