Сюжеты

Умер Степаныч

8 октября ушел из жизни известный петербургский  активист Игорь Андреев. Ему было 78 лет

Фото: Михаил Масленников

Общество

«Новая в Петербурге»Новая газета

Блокадник, пацифист, оппозиционер. Мало кто знал, что на самом деле его звали Игорь Андреев. Для всего города он был Степаныч. Четыре года назад он рассказывал «Новой», как за плакат «Миру мир» подрался с депутатом Милоновым.

«На антивоенный сход я вышел с самодельным плакатом и сразу попался на глаза Милонову. Он оттолкнул меня, выхватил плакат (тот висел у меня на груди на ленточке) и пошел к урне, на ходу разрывая. Я мельтешил за ним. Говорил, что я блокадное дитя, знаю, что такое война. Мне было четыре года, но я помню, как рушились здания, как мы мучились в бомбоубежищах — у меня внутри сидит эта война. Милонов ответил: «Да ты уже переродился. Поддерживаешь фашизм». Что он знает про фашизм?
Милонов дошел до урны и выбросил мой плакат. Я зачем-то достал обрывки и разложил их на скамейке. Меня все это возмутило очень — он же председатель комиссии по безопасности, депутат. Привел своих башибузуков, чтобы сорвать антивоенную манифестацию. Пришли такие накачанные, не старые-дремучие, как я в свои 75. Казаки еще были — в кубанках и с лампасами на спортивных штанах.
Когда у меня не стало плаката, я увидел женщину — она стояла с листочком и стеснялась развернуть. Говорю: «Давайте я возьму, я не боюсь». У нее был такой маленький наивный плакат «Миру мир», мы на уроках чистописания это выводили в первом классе. Я развернул плакат — и тут же подскочили омоновцы, взяли меня за руки и повели в автобус.
Я стоял на обочине молча. В протоколах написано: «кричал, не слушал полицию». Я ничего не подписал, чтобы не стать участником фальсификации. Нас было 18 человек — все протоколы под копирку.
В автобусе был один такой — для разводки. Я их называю «российскими титушками». Сидел слюной брызгал: «Что вы делаете! На украинцев напали фашисты, и скоро нападут на нас, а вы здесь проводите антивоенные митинги». На провокации его никто не поддавался, я ему рассказывал про свое детство, объяснял, что пришел бы на митинг против любой войны. Его довезли до участка и выпустили.
В полиции меня продержали почти сутки, в Ленинской комнате — не потому что очень гуманные, а потому что 18 человек было некуда девать, в 19-м отделении всего четыре камеры. <…>
Судья вынесла решение: за участие в несанкционированном митинге — штраф 10 тысяч. Я, конечно, по собственной воле это платить не буду. Пусть приходят приставы и описывают мой скарб. Откуда у меня такие деньги? У меня официальная пенсия 6500. Там, правда, еще надбавка есть — за то, что я блокадник и ветеран труда. Вот, видимо, ее и отберут. Ну да ладно.
А по второй статье — неповиновение полиции — зачем-то опять повезли в отделение. А там потребовали подписать документ, что я обязуюсь к ним явиться. Я говорю: «Никаких обязательств по своей воле явиться сюда я, конечно, брать не буду. Дадите камеру — переночую у вас». Они все поняли и отпустили. В полиции люди подневольные, в погонах. Когда заканчивается вся эта протокольная часть, они относятся ко мне даже с уважением — старый человек, а ведет себя независимо. Когда меня отпускали, некоторые пожимали руку. <…>
Когда ввели войска в Чехословакию в 1968-м, я был на офицерских сборах. Нас собирали на митинг в знак солидарности: интернациональный долг и все прочее. И я открыто сказал, что не могу пойти на этот митинг, потому что это оккупация. Меня посадили на 15 суток, но потом замяли дело: командир части уже подал документы на звание генерала. И чтобы из-за какого-то засранца он потерял звание... Но сигнал был, и в КГБ меня взяли на заметку.
Я в советское время не участвовал в субботниках — не потому что я был ленивый, а потому что не хотел участвовать в спектакле. Лишился работы. Так что я закаленный боец.
Как я себя чувствую после ночи в кутузке? Ну, за идею можно и пострадать. А выступать против войны — это благородно. Так что чувствую я себя нормально. Вот сижу в интернете, смотрю новости, от которых оторван был. Извините, что мямлю — это я зубы вынул, положил на полку.
Все в порядке. Я оптимистично настроен. Скоро  будет антивоенный митинг на Марсовом поле. Я не знаю, будет ли он согласован, для меня это не имеет значения — я все равно буду там. Кому же быть-то, как не мне. Пока ноги носят, буду участвовать».
Фото: Михаил Масленников

 

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera