Сюжеты

Михаил Горбачев: «Я никогда не соглашусь, что России чужда свобода»

Михаил Сергеевич пишет хорошие книги. Их надо читать в обязательном порядке. Вот и эту новую — «Остаюсь оптимистом» — тоже

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Этот материал вышел в № 114 от 13 октября 2017
ЧитатьЧитать номер
Культура

Зоя Ерошокобозреватель

3

Издательство «АСТ» предложило сделать новую книгу на основе уже написанного и сказанного Горбачевым. Горбачев согласился. Если издательство считает, что такая книга будет интересна массовому читателю, то почему же нет?

«Сборная солянка получилась», — сказал на презентации Михаил Сергеевич. И спросил зал: «Вы любите солянку? А я — южанин. Я очень люблю солянку. Потому что она — вкусная и интересная». Все рассмеялись.

Презентация проходила в книжном магазине «Москва» на Тверской. Кстати, в «Москве» это уже третья презентация горбачевских книг. В «Москве» Горбачева любят. В Москве без кавычек — тоже. Ну за очень редкими исключениями.

Презентация была назначена на 18.00. Я пришла двадцать минут шестого. Не то что сесть, встать было негде. Пришлось воспользоваться именем своей газеты, которую тоже в «Москве» любят.

Слышу за спиной: «Я пришла сюда без десяти пять — уже была толпа».

В ожидании Горбачева люди говорят о своем.

— Наши с заграницей не дружат.

— А они дома дружат?

— Ну, когда война…

— Вот именно: только когда война…

Организаторы: «Кто хочет на автограф-сессию? Выстраивайтесь в очередь на левом ряду!», «Сначала можно получить автограф, а потом оплатить книгу на любой кассе».

Когда буду уходить, увижу: очередь за горбачевским автографом протянется через весь-весь большой магазин «Москва» и дальше — на улицу. Как всегда, на горбачевских презентациях огромная очередь.

… «Это восемнадцатая моя книга, — говорит Михаил Сергеевич. — Но я, конечно, не писатель. Я книгу диктую. Потом работаю с расшифровками». И дальше — смеясь: «Жизнь, знаете, такая…Начинаешь вспоминать — и не можешь остановиться…»

Ведет презентацию главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов. Он обещает легкую диктатуру — два, три вопроса, и всё, автографы. В итоге дает возможность задать вопросы всем. Рядом же демократ Горбачев.

«У вас есть чувство вины за то, что перестройка не состоялась?» — спрашивает человек с лицом инженера.

«Перед кем — чувство вины? И почему вы думаете, что перестройка не состоялась? Она — состоялась. Ее, да, пихали, ее, да, обрывали и, да, оборвали. Но она состоялась. И дала колоссальный толчок развитию страны и развитию мира».

Вопросов о перестройке много. Особенно — от совсем молодых людей.

Горбачев терпеливо объясняет, что для него в перестройке главное.

Я записываю на листочках: «Перестройка дала дорогу обществу». Или вот: «Мы старались привлекать к управлению страной как можно больше людей. А что такое привлекать людей? Это и есть демократия».

Красивая женщина, сидящая рядом со мной, поднимает руку. Венедиктов сразу дает ей слово.

«Я была военным корреспондентом. И от своего имени и от имени всех «афганцев» хочу сказать вам, Михаил Сергеевич, спасибо за вывод войск из Афганистана».

Тихо так сказала, но ее слышал весь зал. И весь зал зааплодировал.

А Горбачев в ответ вот что сказал: «Несколько лет эта драма длилась. Много людей погибло. Шли гробы. Об этом сейчас не принято говорить. А нам тогда надо было показать: мы способны эти драмы развязывать».

Способность развязывать драмы — очень важная. И нам ее сегодня остро не хватает.

Мужчина средних лет: «Спасибо за смелость. За то, что не побоялись решиться на перестройку».

«А вы чем так напуганы?» — с улыбкой спрашивает Горбачев.

О страхе тоже говорят много.

«Бояться нельзя. Нельзя страху брать верх, — сказал Горбачев. — Жизнь больше страха. И надо доверять жизни и своему знанию о ней. Вот вам маленький пример. Когда я окончил МГУ, меня оставляли в Москве, предложили работу на родном юрфаке, на кафедре колхозного права. Но я к тому времени уже знал, как силой сгоняли людей в колхозы. И что никакого колхозного права не существует в природе. И я отказался. Уехал в Ставрополь».

Французский корреспондент спрашивает: «Вы знаете, что вы больше популярны на Западе, чем в России?»

Горбачев не был бы Горбачевым, если бы ответил на этот вопрос «да» или «нет».

Он сразу — о том, о чем спросили и о чем хотели спросить.

«Я не раз получал здесь угрозы. Но живу и буду жить только в России. Никуда не уеду».

Из задних рядов какой-то человек срывается на крик. Я не могу разобрать всех слов, но это что-то для Горбачева даже не разоблачительное, а лично оскорбительное. Алексей Венедиктов говорит Михаилу Сергеевичу: «Можете не отвечать», но он: «Нет, почему же…отвечу». И после секундной паузы — очень спокойно, обращаясь к тому, кто истерично кричал: «Вам не быть большим политиком». И еще помолчав: «Безусловно, политики должны поддерживать диалог. И, безусловно, они должны быть в настроении. А не портить настроение народу».

Я очень хочу жить в стране, начальники которой не портят настроение народу.

И чтобы это была именно страна Россия.

Прямая речь

Вот концовка новой горбачевской книги. Мне кажется, надо вчитаться в каждое ее слово.

«3 мая 2012 года, за несколько дней до завершения своей работы на посту президента Российской Федерации, Дмитрий Медведев вручил мне высшую награду России — орден Андрея Первозванного, которым я был награжден в связи с моим 80-летием. В слова благодарности я хотел вложить итоговые, важные для меня мысли:
«Я принимаю высшую награду Российского государства с волнением и благодарностью.
Перед глазами проходит вся жизнь. Мне не стыдно за сделанное. О себе и о тех, с кем вместе четверть века назад мы решились на кардинальные реформы, могу сказать словами Вилли Брандта: «Мы старались».
Мы пошли на реформы не ради почестей и славы, а потому, что понимали: перемены нужны стране как воздух. Люди заслужили свободу. Они имеют право определять собственную судьбу и судьбу страны. Эта мысль была главной.
Мы хотели, чтобы великие перемены прошли без крови. Полностью избежать ее не удалось, но большой крови не было. Мы ошибались, и эти ошибки я и сейчас остро переживаю. И все же за несколько коротких лет удалось пройти такой путь, что возврат в тоталитарное прошлое стал невозможен.
Я никогда не соглашусь, что России чужда свобода, что народу она не нужна. Нужна. Свободных людей в нашей стране сегодня больше, чем когда-либо прежде.
Уверен, что люди, недавно вышедшие на улицы наших городов с требованием честных выборов, выражали мнение миллионов граждан России. Не надо отталкивать этих людей, не надо смотреть на них, как на врагов!
Нам нужны перемены без хаоса, свободная политическая борьба без раскола в обществе. Это трудно, это требует от всех зрелости и ответственности. Но это возможно. Я хочу этому способствовать, и поэтому считаю своим долгом высказывать свое мнение, говорить откровенно с людьми и властью.
Великую, сильную, процветающую Россию будут создавать нынешние поколения граждан и политических лидеров. Такая Россия нужна нам, и я убежден, она нужна миру. Еще раз выражая признательность за высокую награду, хочу выразить твердую веру в демократическое будущее нашей страны».
Эти слова я хочу повторить и сегодня: я верю в демократическое будущее России. Я остаюсь оптимистом.
Апрель-май 2017 года».

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera