Сюжеты

Где, кого, за что

Громкие процессы недели

Этот материал вышел в № 115 от 16 октября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Дело о зачистке в Новых Алдах

Европейский суд по правам человека постановил: Россия должна выплатить 285 тысяч евро родственникам погибших во время спецоперации российских правоохранительных органов в чеченском поселке Новые Алды в феврале 2000 года. Тогда (по разным данным) погибли от 56 до 60 жителей. Следствие установило, что в спецоперации участвовал ОМОН Санкт-Петербурга и Рязанской области.

В решении суда говорится, что российские власти нарушили статью 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующую право на жизнь.

В 2007 году ЕСПЧ уже удовлетворял аналогичный иск, заявителями тогда выступали другие жители села Новые Алды. Суд признал, что российские власти нарушили три статьи Европейской конвенции — право на жизнь, запрет на пытки и право на юридическую защиту, а также признал Россию виновной в проведении неполного расследования дела. Прокуратура несколько раз приостанавливала следствие, и оно продолжается до сих пор.

Дело реставраторов

Дорогомиловский суд Москвы освободил в зале суда бывшего замминистра культуры Григория Пирумова, проходившего по делу о хищении средств, выделенных на реставрацию Эрмитажа, Новодевичьего монастыря, Иоанно-Предтеченского женского монастыря и Изборской крепости под Псковом. Фигурантам дела вменяется ущерб на сумму более 100 млн рублей. Гособвинение просило для Пирумова 5 лет колонии общего режима. Однако суд признал Пирумова виновным и назначил один год и шесть месяцев заключения, что равняется сроку, проведенному в СИЗО.

Дело бученкова

В Замоскворецком районном суде Москвы на процессе над историком Дмитрием Бученковым, которого обвиняют в участии в массовых беспорядках во время «Марша миллионов» 6 мая 2012 года, выступили в качестве свидетелей защиты фотожурналисты Евгений Фельдман и Анна Артемьева, а также гражданские активисты Денис Зоммер и Евгений Бузев.

Напомним, Бученков утверждает, что в тот день был в Нижнем Новгороде, следствие же выдает за Бученкова юношу в черной одежде и бейсболке, который попал на многие фото и видео с Болотной.

Фотограф Фельдман представил суду три фотографии, на которых запечатлен человек в черном. Адвокаты просили приобщить эти фото к делу, поскольку они более высокого качества, чем те, по которым велись экспертизы по опознанию. Судья Лариса Семенова (она же судит и Улюкаева) отказала, поскольку «на решение суда не влияет, хорошего качества фотографии или плохого».

Фотокорреспондент «Новой газеты» Анна Артемьева, которая 6 мая была на Болотной площади, принесла в суд ранее не публиковавшиеся и не подвергавшиеся обработке фотографии, на которых присутствует мужчина в черном. Судья отказалась приобщать и эти фото.

Затем в суде выступили активисты и знакомые Дмитрия Бученкова — Денис Зоммер и Евгений Бузев. Сторона обвинения поставила их показания под сомнение и спрашивала, как они могли бы разглядеть Бученкова среди 300–500 человек в их колонне. После этого судья заявила, что больше свидетелей защиты допрашивать не будет, поскольку все они якобы так или иначе заинтересованы в деле.

Дело шакро молодого

Никулинский райсуд Москвы начал рассматривать уголовное дело криминального авторитета Захария Калашова (Шакро Молодой) по делу о перестрелке на Рочдельской улице в декабре 2015 года. Вместе с ним на скамье подсудимых оказалось полтора десятка человек, которых обвиняют в вымогательстве.

Прокурор подчеркнул, что Шакро является лидером всей российской организованной преступности. Cам Калашов заявил суду, что в инкриминируемых преступлениях не участвовал и воровским общаком на федеральном уровне не распоряжался. «Вину не признаю, высказываться не желаю», — заявил он.

Остальные 11 фигурантов дела также не согласились с обвинением.

Напомним, что в рамках расследования этого дела были арестованы высокопоставленные сотрудники Следственного комитета: Денис Никандров, Михаил Максименко и Александр Ламонов. Их обвиняют в получении взятки от криминального авторитета.

дело банды ГТА

В Мособлсуде после долгого перерыва продолжился процесс по делу банды ГТА

Больше года в Московском областном суде идет процесс так называемой «банды ГТА». Обвиняемые частично признали вину, выбрав удобную тактику: во время допроса говорят, что в преступлениях их вынудили участвовать, но сами убийства они не совершали, и всю вину валят на убитого главаря банды. В деле 15 эпизодов убийств. В зависимости от роли каждого им инкриминируется убийство группой лиц по найму, бандитизм, разбой, незаконный оборот и изготовление оружия. Банда стала известна после серии нападений в районе трассы М4 «Дон» в 2012–2014 годах.

1 августа 2017 года банда снова напомнила о себе, после того как пятеро подсудимых пытались сбежать из суда и устроили перестрелку с конвоем. Пятеро членов банды — Холик Субханов, Абдумуким Мамадчонов, Мирзомавлон Мирзошарипов, Хазратхон Додохонов и Умар Хасанов — напали на конвоиров в лифте. Остальные четверо находились в зале заседаний и не участвовали в нападении. В ходе перестрелки трое бандитов — Мамадчонов, Мирзошарипов и Субханов — были убиты, Хасанов погиб в больнице, выжить удалось только Додохонову. После выписки из больницы его доставили в суд, где назначили психолого-психиатрическую экспертизу, согласно которой состояние подсудимого не препятствует участию в процессе.

Сейчас обвиняемых заводят в «аквариум» под усиленной охраной. Вместе с конвоирами в зале дежурят два автоматчика и четыре пристава. На скамье подсудимых осталось пятеро, в отношении остальных разбирательство прекращено в связи с их смертью. Дело рассматривает судья Мособлсуда Наталья Валикова.

На процессе успели рассмотреть первый эпизод с убийством, произошедший на трассе М4 «Дон» в мае 2014 года. В ночь со 2 на 3 мая в районе деревни Радумля лидер банды Ибайдулло Субханов (во время задержания был убит — Ред.) предложил соучастникам поехать «на работу». В своих признательных показаниях обвиняемые говорили, что под «работой» он имел в виду грабеж и убийство. В этом эпизоде участвовало пятеро участников вместе с главарем — Мирзошарипов, Кодиров, двоюродные братья Зафарджон и Баир Гулямовы. Согласно показаниям Гулямова, они поехали «на работу» на машине Баира Mitsubishi, в багажник положили спортивную сумку, в которой лежали пистолеты и металлические шипы.

Разместив шипы на дороге, они остановили автомобиль Kia, в котором находились пожилые супруги Лебедевы. Гулямов и Мирзошарипов наблюдали за обстановкой, а остальные пошли к машине. Субханов четыре раза выстрелил в Лебедева, а Кодиров — в его супругу. Лебедеву прострелили голову и шею, нанесли слепое ранение в поясницу, легкое и сердце. Его жена получила несколько ранений в голову. Оба погибли на месте. Добычей преступников стал iPad за 25 тысяч рублей, снятые с тела погибшей серьги за пять тысяч и деньги в размере 70 тысяч рублей.

В суде Гулямов утверждал, что, подойдя к машине, увидел лужу крови и лежащего человека, потом заметил второе тело. Мирзошарипов залез в машину Лебедевых, а Гулямов открыл багажник. Взяв сумки с вещами, по словам подсудимого, он испугался происходящего и убежал в кювет. Субханов забрал у всех пистолеты, и они вернулись в автосервис, где всем раздали награбленные вещи.

«Я не стал ничего себе брать, мне не нужны были эти вещи, — сказал Гулямов и обмолвился, что был зависим от Субханова, потому что ему обещали сделать загранпаспорт. — Убийство не признаю. Я не знал, что мы едем убивать, в этом эпизоде стоял рядом помогал таскать вещи и держал пистолет».

Другой подсудимый Кодиров рассказал свою версию с помощью переводчика. Согласно его показаниям, Субханов ему сказал, что они «едут грабить картежников». Он не отрицает, что стрелял из пистолета, но «ни в кого не целился». «Я несколько раз нажимал на курок, выстрелов не было, пистолет заклинило. Рустам мне сказал нажать сильнее, после этого произошли выстрелы», - сказал Кодиров и в итоге отказался от признательных показаний на следствии, заявив, что его слова в протоколе исказили.

По просьбе прокуроров Кодирову перевели протокол проверки показаний на месте, он продолжал утверждать, что показания выдумал следователь, а адвокат с переводчиком подписывали пустые листы, чтобы потом можно было вписать любые свидетельства.

— Мы уже с вами встречаемся на протяжении больше года. Каждый настаивает, что именно он говорит правду. Суд будет разбираться, — закончив заседание, вздохнула судья. Следующее заседание — 28 октября.

Андрей Карев, специально для «Новой»

Теги:
суды

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera