Сюжеты

Как нас будут блокировать

Планы интернет-цензоров обречены на провал

Фото: photoxpress

Этот материал вышел в № 118 от 23 октября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

3

В ноябре вступает в силу принятый весной закон о запрете средств обхода блокировок запрещенных сайтов. Прошу прощения за четыре родительных падежа подряд, но вы должны сказать спасибо, что не привожу здесь целиком названия приказа Роскомнадзора, который определяет порядок блокировки VPN и анонимайзеров. Чистый образец регуляторно-чиновничьего безумия, когда даже язык сходит с ума. Но вы подождите еще немного, год-другой, и появится закон о запрете средств обхода запрета средств обхода блокировок, а вслед за ним и соответствующий приказ Роскомнадзора. Они обязательно появятся — по двум причинам.

Причина первая. Закон работать или не будет, или будет работать, но совсем не так, как хотелось бы законодателям и заинтересованным начальникам спецслужб. Если продраться через формулировки, то механика у закона примерно такая: ФСБ стучит в Роскомнадзор, что вот есть такой сервис VPN и его надо приструнить. После чего Роскомнадзор пишет в сервис письмо и требует «приструниться», то есть подключиться к системе блокировок и перестать показывать пользователям то, что им — по мнению всех имеющих в России право блокировать инстанции — показывать нельзя. Если сервис не откликается, то его блокируют. Если откликается, но не начинает бороться с «запрещенным контентом», то тоже блокируют.

Вроде бы все логично. Но это же интернет. VPN-сервисов, анонимайзеров, прокси-серверов, децентрализованных сетей не просто много, а очень много. Настолько много, что спецслужбы вряд ли смогут вычислить все. Всегда найдется сервис, который еще не закрыт.

Но добро бы только это. Сервисы, заботящиеся о выполнении обязательств перед своими клиентами, вряд ли будут пассивно наблюдать потуги Роскомнадзора, и помогут пользователям обойти блокировки. Так уже поступили разработчики Telegram, еще летом включившие в настройки программы меню с альтернативным доступом к своей Сети через прокси-серверы.

Сеть Tor использует другие механизмы, но они будут эффективны даже в том случае, если Роскомнадзор заблокирует все нынешние серверы Tor. Собственно, это же интернет. Он так работает.

Но и это еще не все. Даже если сознательные и послушные пользователи будут так сильно стучать в двери Лубянки, что жизнь пользователей станет совсем невыносимой, то у них останется самый простой вариант обойти запрет VPN — завести собственный. Если сейчас это, может быть, не слишком просто без знания нужных программ, то, когда понадобится, появятся наборы для умельцев «Свой VPN! Без SMS, ФСБ и РКН», а добрые мастера на все руки настроят вам дома VPN за умеренную плату.

Вычислить, что вы пользуетесь таким приватным VPN, будет совсем непросто. Это возможно и теоретически, и практически, но только при установке дополнительного (и очень дорогого) оборудования у интернет-провайдеров. Закупить такое оборудование за свой счет они вряд ли смогут. Даже самым крупным это обойдется в десятки миллионов долларов. А ведь параллельно фантазии Яровой надо как-то оплачивать. Разве что государство напряжется.

«А как же Китай? — спросите вы. — В Китае же получилось!» Сравнивать с Китаем ситуацию в России нельзя, потому что и Китай побогаче будет, и Сеть там устроена иначе, чем в России. И даже в Китае VPN, говорят, кое-как, но работает. Было бы странно, если бы не работал: 31% всего трафика, которым Китай обменивается с внешним миром, проходит через VPN. И это — вторая причина, почему закон работать не будет: на его реализацию хоть со сколько-нибудь заметной эффективностью в России просто нет денег. Так же, впрочем, как и на «пакет Яровой».

Откуда же берутся все эти «блокировки средств обхода блокировок»? Если и так понятно, что они нереализуемы? Дело в том, что интернет совсем не такой, каким его представляют престарелые службисты. «Члены всех выявленных органами безопасности ячеек использовали для конспиративного общения программы мгновенного обмена данными (мессенджеры)», — сообщает нам глава российской спецслужбы. Ему практически вторит министр внутренних дел Великобритании, которая на днях заявила, что педофилы пользуются WhatsApp, и ей «не нужно понимать, как работает шифрование, чтобы понять, как это помогает преступникам», а значит, шифрование в мессенджерах надо запретить.

Ни Бортникову, ни Радд просто не приходит в голову, что, находясь на своих высоких постах, они не могут что-то запретить и заблокировать. Прослушать телефонные переговоры могут, заснять камерами наружного наблюдения могут, положить в грязь лицом, арестовать, посадить — могут. А запретить доступ к каким-то сайтам не могут? Как такое возможно?

При этом, я уверен, у них есть сотрудники (и в штате, и внештатные), которые все это прекрасно понимают. Те, кто занимается реальной работой, расследованием реальных преступлений. Да просто те, кто пользуется компьютерами и интернетом, как мы с вами. А вот их начальство, мне кажется, пользоваться компьютером просто не умеет, им это по должности совсем необязательно. У них других дел полно: играть в аппаратные игры, собирать досье, говорить правильные слова их собственному начальству, которое тоже в интернете ни бум-бум. И это хорошая новость. Нам, наверное, как обычно, придется немного потрудиться над повышением компьютерной грамотности, но оно того стоит: можно будет запастись попкорном, усесться за компьютер и повеселиться, наблюдая, как нас блокируют.

Владимир ХАРИТОНОВ, исполнительный директор ассоциации интернет-издателей

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera