Интервью

Не гони лошадей

Генеральный директор ОАО «Росипподромы» Николай Исаков — о возможности застройки Московского ипподрома, тотализаторе, «концепциях» и исчезающих письмах

Фото: Влад Докшин / «Новая»

Этот материал вышел в № 121 от 30 октября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алла ГераскинаНовая газета

1
 

Эта громкая история началась с того, что по интернету разлетелась «Концепция развития Центрального московского ипподрома», обнаруженная на сайте архитектурной фирмы Master’s plan. На картинке огромный жилой массив занял львиную долю объекта культурного наследия регионального значения. Заказчиком проекта значилось ОАО «Российские ипподромы».

Общественность встала на дыбы. Как-ни­как — один из символов столицы, старейший в России и первый в мире рысистый ипподром, основанный в 1834-м. Монументальный главный корпус — жемчужина творчества Жолтовского, огромная «лошадиная деревня» — зеленые «легкие» содрогающегося под натиском современной архитектуры Бегового района. «Беговой» — одно название говорит о том, что значит для района этот внушительный кусочек дорогущей земли.

От «Концепции» Master’s plan ОАО «Росипподромы» открестилось официально. Впрочем, оказалось, что у Общества есть и свои концепции. По крайней мере две — экстренно размещенные в рамках официальной информации на сайте «Росипподромов». Разработчиком данных концепций значится архитектурное бюро ОАО «Ампир». Первая предусматривает реконструкцию главного здания и трибун, ремонт дорожек и конюшенного хозяйства.

Вторая — перенос части конюшенного хозяйства в тренировочный центр в 1,5—2 часах езды от города, «строительство детской конноспортивной школы и на 12,5 га конного парка». На картинке номер два видна и другая недвижимость — в случае если не найдется инвестор, ОАО не отрицает возможность постройки «нескольких жилых домов и гостиницы».

Концепции продолжали множиться. На сайте «Ампира» картинок с сайта ОАО «Росипподромы» нет. Есть другие. На одной — четыре дома небольшой этажности. На другой — огромный жилой комплекс с венчающей композицию высоткой.

«Концепции» кочуют по новостям и блогам, жители Бегового и сочувствующие соседи по Москве собирают подписи против застройки ипподрома (уже более 15 тысяч в электронном виде). Пишутся запросы уполномоченным лицам — от районных депутатов до президента. В ответе на запрос активистов в Департамент культурного наследия города Москвы за подписью замруководителя Л.В. Кондрашева от 12 октября также упомянута одна из концепций. В частности, в нем говорится: «На освободившейся (ориентировочно 18 га) и прилегающей территориях ипподрома в объединенной охранной зоне № 262 предлагается размещение следующих объектов капитального строительства: детская конноспортивная школа, ветеринарная клиника, часовня и многофункциональный жилой комплекс с подземным паркингом, гостиница для наездников и жокеев, гостевые конюшни, подземный паркинг, новые трибуны, рекреационно-парковая зона». Две недели спустя руководитель Департамента культурного наследия Москвы Алексей Емельянов сообщает «РИА Недвижимость», что масштабная застройка в границах охранной зоны невозможна. Впрочем, как показывает московская практика, границы охранной зоны — не железные.

В номере от 26 октября «МК» приводит и вовсе детективную историю — из публикации следует, что в первом ответе на запрос «МК» к ОАО «Росипподромы», в частности, шла речь о том, что ОАО «Росипподромы» направило на рассмотрение Правительства города Москвы и Совета директоров ПАО «Газпром» 3 варианта развития Московского ипподрома. Потом в редакции появляется новая версия этого ответа — ПАО «Газпром» заменено на ОАО «Росипподромы», вместо трех концепций — две. «Секретарша напутала».

«Новая» решила получить ответы от первого лица. Обстановка в кабинете генерального директора ОАО «Росипподромы» Николая Исакова была праздничной, но довольно нервной. Николай Васильевич встречал восьмой час вечера своего дня рождения с телефоном в руке: похоже, изучал очередную публикацию. Во главе массивного стола разместился стенд с двумя вариантами концепции. Первая картинка — первый вариант с официального сайта «Росипподромов». Вторая — вариант с четырьмя домами с сайта «Ампира». Именно эти концепции час назад Исаков обсуждал с делегацией депутатов. За четыре часа ожидания аудиенции мы с фотографом пересидели в пресс-центре три совещания и изучили все закоулки главного здания — с экскурсоводом. Разрушающиеся вазоны, висящие на последнем честном слове трубы, пострадавшая от протечки крыши стена музея. Архитектурный памятник отчаянно нуждается в реставрации — это очевидно. С этого и начали беседу, к которой присоединился Виктор Кискин — заместитель генерального директора и главный инженер.

Директор ипподрома пытается объяснить, какой вариант реконструкции — настоящий. Фото: Влад Докшин / «Новая»

Николай Исаков: В 2011 году указом президента РФ на базе Московского центрального ипподрома было создано ОАО «Российские ипподромы», перед которым были поставлены две основные цели: модернизация и сохранение ипподромов и конных заводов и развитие национального конного тотализатора. В Общество вошли еще 27 государственных конюшен с ипподромами, которые нуждаются в реконструкции и финансировании.

Мы поставили перед собой несколько задач. Первое — вернуть субсидии, которые до создания акционерного общества предоставлялись из федерального бюджета через Министерство сельского хозяйства в объеме 270—310 миллионов рублей ежегодно. Второе — найти инвестора, который готов войти в этот проект. И третье — главное — опережающими темпами развивать тотализатор, как основной внебюджетный источник дохода Общества. Пришлось приложить усилия, чтобы внести изменения в законодательство, чтобы Общество имело право заниматься развитием тотализатора.

Соответствующая поправка в закон была внесена только в конце 14-го года. В 15-м году оборот тотализатора составил 100 млн рублей, в 16-м — 127 миллионов, в 17-м ожидается примерно на том же уровне. Обществу от оборота тотализатора остается 20% доходной части. Наша прибыль от тотализатора в 2016 году составила чуть более миллиона рублей. А на реставрацию только основного здания Московского ипподрома, по нашей оценке, требуется около миллиарда ста миллионов рублей.

А на весь комплекс?

Н.И.: Модернизация дорожек, конюшенного хозяйства и другой производственной инфраструктуры — около 3 млрд.

В чем выгода инвестора? Или он будет привлекаться под дома, возможность строительства которых широко обсуждается общественностью?

Н.И.: Нет. Тотализатор оправдает себя и даст инвестору прибыль. А проект, который взволновал общество, не имеет к ОАО «Росипподромы» отношения. Мы сделали официальный запрос в эту компанию (Masters plan. — Ред.), и она подтвердила, что мы не являемся заказчиками данного проекта.

У нас есть два варианта концепции развития Московского ипподрома, вот они перед вами на стенде. В первом и основном варианте — видите, номер один подписано! — остаются и конюшни, и беговые и скаковые дорожки, и конно-спортивная школа. Второй — подчеркиваю, в случае недостаточности инвестиций, в далекой перспективе, предусматривает возможность частичной застройки, не массовой, как это было у Master’s plan, а всего четыре дома небольшой этажности. На основной территории формируется парковая зона на 12,5 га, кроме того, конноспортивная школа и физкультурно-оздоровительный комплекс.

Главная задача обеих концепций — не только сохранить, а развить и приумножить производственные возможности Московского ипподрома. Сегодня ипподром работает два раза в неделю с мая по октябрь и один раз — с октября по май. Больше не можем — не хватает лошадей. В конюшнях мы можем разместить только 1100—1200 голов. Поэтому и в первом, и во втором варианте предусматривается создание в ближайшем Подмосковье тренировочного центра с содержанием 2000—2500 лошадей. Плюс взаимодействие с ипподромами в центральной части России, плюс резервный ипподром в Раменском.

Так работают ипподромы во всем мире. Например, тренировочный центр в Гробуа на 4,5 тысячи лошадей позволяет Венсенскому ипподрому в Париже работать пять дней в неделю. Работа в таком режиме — наша главная цель.

Конюхи и участники заездов во время скачек на приз президента в июне 2016 года. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Если тотализатор не приносил значимого дохода, как его можно развить «опережающими темпами»?

Н.И.: Очень просто. В настоящее время годовой оборот в букмекерстве — около 5 млрд долларов. «Российские ипподромы» — единственная организация, которая создает события для национального конного тотализатора. Проблема в чем? Не хватает событий. С 15-го года мы получили возможность делать ставки на события, которые происходят в 15 странах Европы. Сегодня мы подключаем через инжиниринговую компанию «Спортекс» еще 45 стран. Мы планируем разместить порядка 150 собственных пунктов приема ставок, а также сотрудничать с букмекерскими конторами. Тотализатор позволяет принимать ставки и на другие спортивные события — тот же футбол.

— Это тоже не недели и не месяцы. А пока это не начнет приносить доход?

Н.И.: Конечно, не недели и не месяцы. Мы живем и функционируем в таком режиме, в котором живем и функционируем. Я здесь четвертый год, и за это время мы не потеряли ни одного актива. Только приобретаем и наращиваем. У нас нет задачи разбазарить, есть — приумножить.

Когда будет принято решение, что вот вся эта идеальная схема не сработала, переходим к концепции два?

Н.И.: Думаю, мои коллеги подтвердят, — для этого необходимо по меньшей мере лет пять. Но еще раз услышьте меня. И в первом, и во втором варианте последовательность такая. Первое — создание тренировочных центров, базы для подготовки и увеличения количества лошадей. Параллельно налаживаем работу тотализатора, получаем доходную часть, приступаем к реставрации беговых и скаковых дорожек, основного здания, конюшенного хозяйства. За пять лет мы разовьем тотализатор, и он будет приносить тот объем финансовых средств, который нам необходим. И только тогда, если не хватит средств, переходим к рассмотрению плана «Б».

Колонны у одного из входов на московский ипподром. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Есть ответ на запрос в Департамент наследия, судя по которому, у них на рассмотрении находится только одна концепция — вторая.

Н.И.: Мы отправляли в департамент обе наши концепции. Первая их никак не затрагивает, по большому счету, — функционал не меняется, нет перестройки. Вторая — затрагивает интересы города, и поэтому они ей уделили больше внимания.

Давайте в концепциях разберемся. Вот у вас на сайте в официальных разъяснениях ситуации от ОАО «Российские ипподромы» под номером два вообще другая висит (достаю распечатку).

Н.И. (изучает концепцию): Это наш второй вариант, но уже подшлифованный, подработанный Институтом архитектуры города. Здесь появились дорога, спортивный комплекс, школа с детским садом.

Виктор Кискин: Это интересы города — соединить третье кольцо с Ленинградским проспектом вокруг железной дороги.

— Людям непонятно — столько концепций.

Н.И.: А потому что людей путают специально.

Так у вас эта на сайте висит. А на стенде — другая.

Н.И.: Ну это вариант второй концепции с учетом интересов города. Ну здесь же и парковая зона сохранена, и конно-спортивная школа, вот здесь добавлен по этой концепции физкультурно-оздоровительный комплекс и школа с детским садом. Это особенности одной и той же концепции.

— Давайте все-таки уточним. У Де­партамента наследия появилась концепция от вас.

Н.И.: Да, вот она и появилась.

Потом ее городские архитекторы доработали?

Н.И.: Ну вместе с нашими архитекторами они смотрели. Они предложили, что лучше здесь поставить школу, потому что в этом районе школы не хватает.

В.К.: Любой хозяин, который имеет свой дом, участок, думает, как его можно развить. Если у него нет денег, он просто мечтает. Что-то убирается, что-то добавляется. Здесь аналогично. В разработке концепции будут участвовать Министерство сельского хозяйства, Росимущество, будут общественные слушания. Это минимум два-три-пять лет.

Н.И. (продолжая рассматривать рисунок): А что вас смущает? У нас изначально было четыре дома, а здесь всего три, здесь поставили школу и физкультурно-оздоровительный комплекс.

Так какая все-таки концепция на данный момент последняя? Эта?

В.К.: Та, которая на сайте.

Ну у вас на сайте же этот вариант висит.

Н.И.: Да.

А что по поводу вот этой — с сайта «Ампира». С огромной высоткой и монументальным банком? (Достаю еще одну распечатку.)

Н.И.: Это может быть вид за нашей планируемой территорией?

В.К.: Я такого не видел. Такого мы даже в технических заданиях близко не давали. Опять же, «Ампир» — самостоятельная структура, она может рисовать все, что хочет. Мы берем то, что нам нравится, то, что мы представляем в Минсельхоз, в Минимущество, то, что показываем правительству Москвы.

В музее ипподрома. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

А с Master’s plan собираетесь разбираться?

Н.И.: Ну а что с ними разбираться? У нас есть официальное подтверждение — мы не являемся заказчиками. Ну задайте им вопрос — кто им разрешил залезать в чужую собственность? Это явно же провокация.

В.К.: Это хорошо проплаченный заказ. Ипподром сохранен благодаря приходу сюда менеджмента «Газпрома».

Н.И.: Ну какого «Газпрома»? Нет здесь «Газпрома».

В.К.: …Но появляются люди, которые, наверное, хотят отобрать этот лакомый кусочек. Уже не раз пробовали.

Н.И.: Вот они говорят — «Газпром» пришел, «Газпром» хочет все захватить.

В.К.:  Если бы не решение президента, по которому 100 % акций принадлежит Росимуществу, здесь давно бы все застроили. Цель этой акции в одном: обанкротить, создать смуту — классика. Развалить изнутри. А что дальше будет? А вот дальше будет застройка. Поэтому идет жесткий накат на генерального директора и коллектив.

Н.И.: Надо расшатать ситуацию, вот и все. Предвыборный год. Идет попытка негативно настроить народ против власти. Наша концепция была подготовлена еще в 2014 году (Исаков разложил на столе большой красочный буклет, действительно датированный 2014 годом. На буклете были представлены фото со стенда). Вот видите, разработчики: «Ампир» и Харченко Олег Андреевич, главный архитектор Санкт-Петербурга.

— Поясните, пожалуйста, ситуацию с ответом на запрос, в котором в качестве получателя концепции развития Московского ипподрома изначально значился Совет директоров «ПАО Газпром».

Н.И.: Не «Газпром», а совет директоров ОАО «Росипподромы». У нас есть официальный ответ, завизированный.

Но первый ответ тоже был официальный.

— Нет, есть официальный документ, подписанный мною.

В.К.: В любом случае руководству города, правительству РФ, Росимуществу решать, как поступить. 1200 голов здесь держать — в 10 минутах от Кремля, со всей инфраструктурой, где канализация, энергетические сети, сооружения — все с 1955 го­­да. Или сделать нормальные тренировочные центры, а здесь оставить необходимые сооружения для проведения мероприятий. Это будет решаться в соответствии с требованиями законодательства.

На ипподроме можно разместить до 1200 лошадей. Фото: Влад Докшин / «Новая»

Конники говорят, что вынос конного хозяйства за пределы Москвы разрушит отрасль. Одна дорога до ипподрома с учетом пробок чего стоит.

Н.И.: Речь идет о создании тренировочных центров, и только в крайнем случае будет перенос этих конюшен. Конюшни в первом варианте остаются. Но с другой стороны, посмотрите, как работает весь конный мир. (Включает телевизор. На экране — круг, бегут лошади.) Вот, насколько я понимаю, ипподром в Англии. Посмотрите, какой огромный ипподром, но там нет ни одной постоянной конюшни. Сейчас у нас 1200 денников. Лошади находятся в стесненных условиях. Практически 23 часа в сутки лошади находятся в деннике три на три метра. Три на три, вы понимаете? Вас посади в клетку. И как вы себя будете чувствовать? А в Париже что, нет пробок?

В.К.: Да, конники частично недовольны. У конника в конюшне семья, жена, дети, офис. Он здесь проснулся, покатался. А так куда жену и детей деть?

Давайте сделаем резюме. Вы утверждаете, что к разработке «плана «Б» вы перейдете только в крайнем случае и не ранее, чем через несколько лет.

Н.И.: Да. Я родился и вырос в деревне и с детства люблю лошадей. Имею свой конный завод. Я здесь для того, чтобы созидать, а не разрушать и разваливать. Хотите поддержать ипподром — обращайтесь в правительство, в другие структуры, мы готовы поддержать. В мире такого нет, чтобы в 5 км от центра столицы располагалось такое достояние. Так давайте его сохраним и приумножим. Предложите конструктив. А не ищите вора там, где его нет. Искать нужно не на «Российских ипподромах».

В кабинете у Николая Исакова. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

 

Топ 6

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera