Сюжеты

Кто защитит полицейских?

Москва выселяет работников ГУВД, которых прежде сама звала работать

Фото: РИА Новости

Общество

4

Денису Галкину 37 лет. Он живет в Москве. Не женат, да и навряд ли такое в ближайшее время предвидится, учитывая обстоятельства.

Денис родился и вырос в Липецке. После школы поступил в профессиональное училище, где несколько лет учился на радиомеханика. Три года после выпуска Денис работал по специальности в родном городе, но в 2003 году наткнулся на объявление. Московское ГУВД набирало сотрудников из регионов. Хорошая зарплата, гарантированное жилье в столице, стабильная работа — все это заставило Дениса задуматься о переезде из Липецка, где не было особо никаких перспектив. В итоге в конце 2003 года он перебрался в Москву и без труда устроился на службу в ГУВД — рядовым сотрудником. Вскоре ведомство предоставило обещанное жилье: в начале 2004 года Денис получил ордер на койко-место в общежитии на Большой Черемушкинской улице.

Это обычная пятиэтажка красного кирпича. Все жильцы в ней — такие же сотрудники МВД, как и Денис, разных званий и должностей. При входе на зеленых обшарпанных стенах висят серые почтовые ящики. Их всего 42, хотя в доме 82 комнаты: почтовые ящики положены только тем, кто здесь прописан. Тем, кому, как и Денису, в прописке отказывают, почтовые ящики не полагаются.

Проблемы с пропиской возникли у жильцов этого общежития в 2011 году — из-за смены собственника здания. Тогда общежитие, в числе многих прочих ведомственных общаг, из собственности ГУВД перешло в собственность Москвы. До этого право на проживание в комнате гарантировал ордер, выданный Центральной жилищной комиссией ГУВД Москвы. Новый же собственник заключил с Денисом договор найма на год. После окончания срока действия договора Дениса, жившего в этой комнате с 2004 года, отказались в ней регистрировать. Он неоднократно обращался в департамент жилищной политики и жилищного фонда Москвы, в департамент городского имущества (ДГИ), писал в Госдуму, в прокуратуру — но получал только отказы.

Все это время Денис оставался прописанным в липецкой квартире, где жил с мамой до переезда в Москву. Между ними нелады, о которых Денис не хочет рассказывать. В 2014 году мать решила выписать сына по суду, потому что фактически он не жил в квартире уже больше 10 лет и не платил по счетам. И вот теперь Денис не зарегистрирован вообще нигде.

После многочисленных отказов в московской регистрации и выселения из квартиры в Липецке Денис обратился в суд. Он просил зарегистрировать его в комнате, в которой он живет уже больше 10 лет, но в регистрации Денису опять было отказано — теперь уже и судом. Выписка из квартиры в Липецке была расценена судом как намеренное ухудшение жилищных условий. Хотя, по словам адвоката Дениса, Михаила Абросимова, согласно части 3 статьи 83 ЖК РФ, в случае выезда нанимателя в другое место жительства договор соцнайма считается расторгнутым именно со дня выезда, если федеральный закон не предусматривает иное.

Тем временем представители ДГИ подали встречный иск о выселении Дениса из общежития на Большой Черемушкинской: в комнате он не был зарегистрирован и, согласно позиции департамента, не имел на нее никаких прав. 29 марта 2017 года Гагаринский суд Москвы постановил выселить Дениса из комнаты № 13 без предоставления другого жилья. Денис подал апелляционную жалобу на это решение в Мосгорсуд, но она была отклонена. Сейчас Денис живет все в той же комнате, но в любой момент может оказаться на улице. Другого жилья у него нет.

Любопытно, что Гагаринский суд в своем решении ссылается на статью 7 Федерального закона № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», где говорится, что ко всем жилым помещениям, которые принадлежали государственным или муниципальным учреждениям и были общежитиями, вне зависимости от даты передачи органам местного самоуправления и предоставления их гражданам, применяются нормы Жилищного кодекса РФ о договоре социального найма. Это говорит о законности проживания Дениса в комнате, но в том же решении сказано, что «помещение № 13 для проживания не передавалось», потому что в договоре найма не указывалось, в какой именно комнате Денис живет. Суд указывает, что он не производит оплату коммуналки уже несколько лет, но на самом деле Денис просто не может этого сделать. «С 2014 года платежки не приходят, я обращался в МФЦ, но безрезультатно».

Денис настаивает, что был абсолютно законно вселен в общежитие: «Ордер на вселение был выдан Центральной жилищной комиссией ГУВД. Смена собственника никак не должна влиять на законность моего проживания в общежитии, потому что ордер был выдан на тот момент уполномоченным органом».

Представители ДГИ утверждают, что Денис не пытался подтвердить наличие прав на комнату до конца 2013 года. Но в материалах суда о выселении Дениса из комнаты есть копии заявлений, подтверждающие, что Денис не один раз пытался заключить договор социального найма. Также Гагаринский суд Москвы указывает, что Денис проживал в комнате без регистрации. Однако регистрация не может подтверждать или опровергать право на проживание, так как в постановлении Конституционного суда РФ от 02.02.1998 № 4-П говорится, что она носит уведомительный характер.

«Новая газета» обратилась в ГУ МВД России по г. Москве с запросом, касающимся ситуации Дениса Галкина. Нам ответили, что до 30 декабря 2011 года общежитие на Большой Черемушкинской действительно было заселено сотрудниками. Однако согласно постановлению правительства от 28 июля 2009 года «Об утверждении порядка передачи и приема жилых помещений (мест) в общежитиях специализированного жилищного фонда города Москвы», с 1 января 2012 года все общежития МВД были переданы в жилищный фонд города Москвы. «С сотрудниками ГУ МВД России по г. Москве, проживающими в общежитиях, департаментом жилищной политики и жилищного фонда города Москвы (в настоящее время — департамент городского имущества города Москвы) заключались договоры социального найма на занимаемую жилую площадь, при наличии законных оснований». В ГУ МВД Москвы также сообщили, что всеми вопросами, связанными с проживанием и заключением договоров социального найма, сейчас занимается департамент городского имущества.

Адвокат Дениса Михаил Абросимов рассказал, что ситуация достаточно типичная: «Его и других сотрудников обманули — заставили подписать договор краткосрочного найма». По словам адвоката, заключение договора найма и истечение его срока действия не является основанием для выселения, потому что общежитие Денису было предоставлено на законных основаниях. Михаил планирует обратиться и в другие инстанции: «Будем делать кассацию, планируем и до Верховного суда дойти, чтобы он сформулировал свою позицию по этому поводу, и в Европейский суд обратимся».

Мария ЕФИМОВА, для «Новой»

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera