Сюжеты

Дело о «суровой диктатуре»

Французский суд отклонил иск Азербайджана. Почему это важно?

Фото: РИА Новости

Общество

Юрий Сафроновсобкор в Париже

5
 

7 ноября суд парижского пригорода Нантера вынес решение по знаковому иску: впервые в истории Франции иностранное государство подало в суд на французских журналистов. Власти Азербайджана решили оспорить прозвучавшие на французском ТВ слова «диктатура», «диктатор», «деспот», «одна из самых суровых диктатур в мире» и обвинили журналистов в диффамации.

Решение суда имело значение не только для властей Азербайджана и журналистов одной программы: теоретически, в случае признания правоты истцов, суды Франции могли быть завалены исками со стороны властей других стран, чью политику когда-либо критиковали французские СМИ.

Слова о «диктаторском режиме», ставшие предметом рассмотрения суда в Нантере, прозвучали в программе «Cash Investigation», которая вышла на гостелеканале France 2 в сентябре 2015-го.

В рамках программы показали двухчасовой фильм-расследование под названием «Мой президент в деловой поездке».

Сюжет расследования, которое дает картину закулисных отношений французских политиков с властями Азербайджана и Казахстана, строится вокруг двух поездок президентов Франции в эти страны.

Первая часть фильма начинается с поездки Франсуа Олланда в Баку 11 мая 2014 года. Создатели расследования — Лоран Ришар, Элиз Люсе и другие — несколько раз называют режим Ильхама Алиева диктаторским и заявляют о том, что «в дипломатической переписке американского Госдепартамента» Ильхам Алиев описан как «крестный отец, который управляет страной на манер Корлеоне».

«Пристегните ремни. Мы вас проведем за кулисы президентских  поездок. /…/ Первый этап — Азербайджан. Его нефть. Его газ. И его диктатура — одна из самых суровых в мире. Какой вес имеют права человека, когда речь идет о заключении контрактов на сумму около 2 миллиардов евро?», — такую «подводку» к фильму дала ведущая «Cash Investigation» и одна из создательниц фильма Элиз Люсе.

Ответ азербайджанских властей последовал незамедлительно: уже 9 сентября 2015, через два дня после показа фильма, французский адвокат Оливье Пардо, представляющий интересы Азербайджана, составил исковое заявление о диффамации. В результате было открыто дело в отношении Дельфин Эрнотт (президента группы France Télévisions) и журналистов Элиз Люсе и Лорана Ришара.

На стороне журналистов в суде выступала правозащитная организация «Репортеры без границ» и одна из героинь фильма, знаменитая азербайджанская правозащитница Лейла Юнус.

В пользу властей Азербайджана свидетельствовали некоторые французские политики: в частности, бывший сенатор Андре Вилье и бывший депутат Нацсобрания Жан-Франсуа Мансель — члены административного совета «Ассоциации друзей Азербайджана», «частично финансируемой Баку» (информация Le Nouvel Observateur). По информации RFI, ассоциация  «в основном финансируется из фонда Гейдара Алиева, возглавляемого первой леди Азербайджана Мерибхан Алиевой».

5 сентября, во время первого судебного заседания, политик Мансель заявил, что попросту «скандализирован» тем фактом, что Азербайджан назвали диктатурой: «Я хорошо знаю Азербайджан, и особенно азербайджанцев, которые очень счастливы там, где они живут», — сказал экс-депутат.

К слову, в день первого судебного заседания, 5 сентября 2017, в нескольких европейских изданиях (включая le Monde) были опубликованы результаты расследования Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) об Азербайджане.

«С 2012 по 2014 год на фоне массовых арестов активистов и журналистов в Азербайджане представители правящей элиты использовали тайную «черную кассу» для выплат взяток европейским политикам и отмывания денег, — говорится в материале OCCRP, — Власти Азербайджана использовали фиктивные компании в Великобритании для отмывания 2,9 миллиарда долларов. Эти деньги шли на подкуп европейских политиков, которые лоббировали интересы Азербайджана в ЕС и блокировали резолюции, осуждающие нарушения прав человека в бывшей советской республике».

Эта же тема стала основной и для фильма «Мой президент в деловой поездке»: журналисты представили материалы и свидетельства о том, что

французские «народные избранники», вероятно, получают от представителей «дружественной страны» — или от французских компаний, заинтересованных в сотрудничестве с этой страной — подарки и деньги.

Журналисты «Cash Investigation» задали вопросы почти всем фигурантам своего расследования — от тогдашнего председателя «группы дружбы Франция-Азербайджан» во французском Нацсобрании Тьери Мариан (который теперь вошел в «комитет по этике» телеканала RT France) до Франсуа Оллланда, от азербайджанских диссидентов и независимых журналистов до азербайджанского лидера Ильхама Алиева и его жены Мехрибан.

Самым трогательным персонажем стал Мишель Гуриншас, социалистический мэр Коньяка, добившийся постройки в городе люкс-отеля на азербайджанские деньги («инвестиция на 60 миллионов евро»). Глядя в камеру, мэр робко признался, что получал подарки в Азербайджане — в частности, икру и ковер. На предложение журналиста сдать ковер на экспертизу честный мэр не смог ответить отказом.

Экспертиза оценила ковер в 6-8 тысяч евро, мэр признал свою ошибку, пообещал задекларировать подарок и передать в распоряжение жителей Коньяка.

Впрочем, другие персонажи фильма держались покрепче, да и получить от дружественной страны могли гораздо больше.

Но не это стало предметом рассмотрения суда в Нантере. Азербайджанские власти оспорили только «моральные» формулировки, не касаясь «финансовой стороны» расследования.

Сегодня, 7 ноября 2017 года, суд признал иск Азербайджана неприемлемым, так как, во-первых, свобода слова является «фундаментальной основой демократии», а в законе о прессе нет понятия «диффамация»; а во-вторых, «французское уголовное право не предусматривает» для государств возможности выступать в качестве гражданских истцов.

«Это касается и французского государства», — напомнила судья и подчеркнула, что «государство Азербайджан находится в том же положении, что и государство Франция».

Адвокат Азербайджана, мэтр Оливье Пардо в комментарии «Новой» выразил возмущение по поводу вердикта; заявил, что будет рекомендовать клиентам подачу апелляции и заверил, что страна, которую он защищает, не может называться диктатурой, так как там «есть 50 политических партий», свобода слова и «доступ к интернету», а смертной казни, наоборот, нет.

Париж

P.S.

Суд также отклонил иск журналиста Лорана Ришара, требовавшего от Азербайджана компенсации в размере 5 тысяч евро за «неправомерный иск». Причина отказа та же: государство Азербайджан признано в этом деле ненадлежащим истцом.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera