Сюжеты

Мир остановился

На кинофестивале «Blick» Института Гете покажут фильмы Харуна Фароки

Кадр из фильма

Культура

 

На большом экране появляется нечеткая зернистая фотография. Едва что-либо можно различить, — лишь чёрные тени на отдалённом белом фоне. Но закадровый текст делает видимым весь запечатленный на ней ужас. Это — аэрофотосъемка Аушвитца. Схваченный в чёрно-белом момент истории. Бараки, газовые камеры, вышки, ряды людей, застывшие то ли в ожидании отправки на работу, то ли смерти. Снимок сделан с одного из самолётов-разведчиков, которые занимались поиском заводов оружейной промышленности в восточной части германского Рейха. «Но они не занимались поиском лагеря, поэтому они его и не нашли», — скажет диктор.

Это — кадр из фильма немецкого режиссера Харуна Фароки «Картины мира и подписи войны», открывший в Москве в минувшую среду, организованный институтом Гёте, кинофестиваль «Blick» («Взгляд»).

Сын индийского врача, Харун Фароки, родился в 1944 году Судетах, а позднее переселился в Западный Берлин, где до своей смерти в 2014 году снял, в общей сложности, 130 фильмов. Сегодня работы Фароки переживают ренессанс. Их демонстрируют на многочисленных фестивалях во всём мире, от Берлина до Владивостока.

У Фароки было сильное тяготение к советским документальным фильмам, в первую очередь его вдохновлял Дзига Ветов. «Фароки, живший в свободной от цензуры Германии, пытался в своих лентах совершенствовать и актуализировать раннее советское кино», — говорит один из организаторов фестиваля Михаэл Бауте.

Недавно Институт приобрел права на все фильмы Фароки. Цель – сделать творчество мастера более доступным. «Невозможно после его фильмов смотреть на мир равнодушно. В зрителе что-то меняется», - говорит ответственная за культурную программу Института Гёте Астрид Веге.

Программа двухнедельного фестиваля, кроме самых выразительных работ Фароки, включает и показ фильмов других режиссеров. Это немецкие, российские и советские картины. В Центре документального кино и в кинозале Третьяковской галереи будут показаны «Замри — умри  — воскресни» Виталия Каневского, «Йелла» Кристиана Петцольда, «Но слово «собака» не лает» Бернда Шоха и еще 18 работ Фароки, среди которых — знаменитые «Видеограммы революции» и «Кое-что становится видимым».

Тереза Вайсс

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera