Сюжеты

Все звери равны — но некоторые равнее

В России ужесточают наказание за издевательства над животными, однако пока это касается далеко не всех, кого мучают

Этот материал вышел в № 126 от 13 ноября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

2
Фото: Центр защиты прав животных «Вита»

Тяньшанский белокоготный медведь Мотя родился в пермском зоопарке, однако по причине безденежья был продан в охотхозяйство — на притравку собак. Медведя держали в тесной клетке впроголодь, чтобы не рос, а еду выливали прямо на пол. Регулярно Мотю вытаскивали из клетки, растягивали на цепях — собаки рвали его, и так привыкали не бояться медведя. Жители Перми, месяцами наблюдавшие страдания Моти, вытащили эту историю в суд. В Перми проходили акции протеста, дело дошло даже до центрального аппарата «Единой России». Но в один день медведь исчез. Вероятно, погиб на притравке в каком-то другом охотхозяйстве.

9 ноября в Госдуму были внесены поправки в 245 статью Уголовного кодекса РФ — «Жестокое обращение с животными». До сих пор «жестокое обращение с животными из хулиганских или корыстных побуждений», пусть даже «с применением садистских методов», влекло за собой лишь штраф, исправительные работы или арест до полутора лет. Новый законопроект предлагает установить наказание в виде четырех лет лишения свободы, а для преступления, совершенного группой лиц, — до шести лет.

Важное дополнение: на хозяев охотхозяйства наподобие того, где травили Мотю, и где до сих пор травят других животных, действие откорректированной статьи никак не распространяется.

Ранее, 6 ноября, в Аппарат президента было передано более 1,5 миллиона подписей в поддержку отдельного закона о защите животных. Зоозащитники, общественные деятели и просто неравнодушные люди уже много лет требуют принятия такого закона.

Первые попытки продвинуть закон «Об ответственном обращении с животными» (в той редакции он назывался «О защите животных от жестокого обращения») были предприняты еще в начале 2000-х. Однако Владимир Путин тогда наложил вето и направил законопроект на доработку, причина — «Закон не имеет собственного предмета правового регулирования», потому что его нормы уже закреплены существующими правовыми актами, в частности, Гражданским и Уголовным кодексами и законом РФ «О ветеринарии». В самом законопроекте, по мнению президента, содержались внутренние противоречия, например, в одной из статей запрещалось проведение боев животных, а в другой предусматривалось определение пород бойцовых собак, выведенных именно для проведения боев.

В 2008 году отредактированный вариант законопроекта вновь был внесен в Госдуму, однако был снят с рассмотрения. Депутаты посчитали, что защита животных уже регулируется действующим законодательством, в частности, федеральными законами «О животном мире» и «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».

23 марта 2011 года, в конце концов, Федеральный закон «Об ответственном обращении с животными» был принят в первом чтении. В итоговой версии он регулировал лишь отношения человека «с животными-компаньонами, служебными животными и животными, используемыми в культурно-зрелищных мероприятиях». Про «безнадзорных», то есть бездомных животных, в проекте Федерального закона говорилось, что они подлежат отлову для помещения в приют, а «отлов безнадзорных животных в целях их умерщвления» оказывался под запретом.

Со вторым чтением затянулось — оно было намечено лишь на весеннюю сессию 2013 года. Работу над поправками возглавил Максим Шингаркин, член комитета Госдумы РФ по экологии и природопользованию, депутат ЛДПР. Его кандидатура вызвала много нареканий среди заинтересованных наблюдателей. В частности, настаивая на необходимости возвращения отстрела бродячих собак в легальный статус, он неоднократно заявлял: «В РФ убийство животных разрешено». Вместе с тем от работы над поправками были отстранены кинологи, биологи и другие зооспециалисты, а также зоозащитники. В апреле 2015 года Шингаркин был освобожден от должности заместителя председателя Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии. Многочисленные поправки в законопроект так и не были приняты, и он остался лежать в портфеле Госдумы.

Между тем живописания зверств в отношении животных стали все чаще попадать в новостные сводки. Осенью 2014 года на ВДНХ в тесных цистернах были обнаружены косатки — морские млекопитающие. Их владельцем оказался Сочинский дельфинарий. Полиция не стала возбуждать уголовное дело. Косаток перевезли в бассейны на ВВЦ, где для них были созданы, по словам представителей полиции, «приемлемые условия существования».

Через год сразу в нескольких центральных СМИ прошла история о том, что в Барнауле неизвестные расстреляли котенка. Окровавленное животное подобрала одна из жительниц, она отнесла его к ветеринарам, которые нашли в его теле 9 пуль. Уголовное дело возбуждено не было, потому что никто не подал заявления в полицию.

В октябре 2016 года у пользователей сайта «Двач» появилось сообщение о двух студентках из Хабаровска (Алине Орловой и Алене Савченко), которые в соцсетях публиковали фотографии с еще живыми и убитыми животными. В августе 2017 года суд признал «хабаровских живодерок» виновными по нескольким статьям УК РФ, в том числе и по 245-й — «Жестокое обращение с животными». Одна из них получила 4 года 3 месяца колонии, другая — 3 года 10 дней.

Из-за участившихся издевательств над животными в 2016 году Владимир Путин вновь вернулся к вопросу о доработке законопроекта «Об ответственном обращении с животными». На заседании Совета по стратегическим коммуникациям и приоритетным проектам президент заявил, что «отсутствие норм и правил в этой сфере ухудшает санитарную обстановку, а в отдельных вопиющих случаях выливается в жестокое отношение к животным».

И Госдума зашевелилась. Депутаты планировали принять законопроект во втором чтении в весеннюю сессию 2017 года, но в нем вновь обнаружились недоработки, и все было отложено до осенней сессии. В нынешней редакции закон предусматривает «отношение к животным как к существам, способным испытывать эмоции и физические страдания», требует от хозяев «обеспечения животным надлежащего ухода».

Про притравочные станции в законе нет отдельной строки, однако прописано, что «натравливание одних животных на других» оказывается под запретом, а «при осуществлении подготовки к охоте запрещаются любые физические контакты между животными». При использовании животных в культурно-зрелищных целях любой их контакт со зрителями также запрещается — что следует считать как фактический запрет контактных зоопарков, чего уже долгие годы добиваются зоозащитники.

За нарушение требований закона предусматривается гражданская, административная, уголовная ответственность, но какая конкретно — в законопроекте не прописано.

Ирина Новожилова, президент Центра защиты прав животных «ВИТА», рассказывает о том, почему у закона такая непростая судьба: «Его принятие связано с крупными финансовыми интересами», особенно когда речь идет о таких отраслях, как охота или меховой бизнес. Кроме того, государство тратит огромные деньги на бригады отлова, а это крайне коррумпированная сфера.

Мария Ефимова —
для «Новой»

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera