Сюжеты

Пересидент

Если вождь стар и слаб, окружение понимает, что больше не может рассчитывать на привычные привилегии. И перебегает к сопернику

Фото: EPA

Этот материал вышел в № 130 от 22 ноября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Леонид Млечинжурналист, историк

32
 

Он пришел к власти под фанфары. Он был львом революции, пробудившей его народ, прославленным борцом с расовой сегрегацией, героем национально-освободительной войны. Он сражался против презренных колонизаторов, белого меньшинства, против чужаков, которые приехали из Европы угнетать коренное население страны и разлагать его своими фальшивыми ценностями.

Толпы темнокожих ньюйоркцев вышли на улицы, чтобы восторженно его приветствовать, когда он приехал в Соединенные Штаты — выступить в ООН от имени нового государства. С политической карты мира исчезла Южная Родезия, бывшая британская колония, и появилось Зимбабве.

Роберт Мугабе в 1980 году выиграл выборы и стал первым темнокожим главой зимбабвийского правительства. Затем, изменив конституцию, сделал себя президентом. Не слишком доверяя меняющимся настроениям избирателей, сохраняя атрибуты демократии, он создал в стране диктатуру. Аппарат государственной безопасности десятилетиями старательно уничтожал оппозицию, что позволило ему управлять страной 37 лет. Но почему в ноябре 2017 года военные окружили его дворец?

Революция без революционеров

Роберт Мугабе, как до него Хосни Мубарак в Египте или Муамар Каддафи в Ливии, слишком поздно осознал, что происходит.

Оторванность от жизни подданных и склероз мешают властителю понять, что революция уже началась.

В 1848 году князь Меттерних, австрийский министр, был настолько стар, что физически не услышал шум толпы, бушевавшей возле его дворца… Когда митинги и восстания начались в Зимбабве, не сложно представить себе повторение вошедших в историю диалогов. Рорберт Мугабе тоже, наверное, вопрошал удивленно, подобно королю Людовику ХVI в Париже в 1789 году:

— Что это? Мятеж?

— Нет, сир, — следовал ответ. — Это революция.

Как предсказать революции, которые происходят без революционеров? В феврале 17-го года профессиональные русские революционеры находились в эмиграции, в ссылке или состояли под надзором тайной полиции. Ленин вовсе не ожидал свержения режима, когда император Николай II уже отрекся от престола. «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции», — с нескрываемой горечью говорил в те дни Владимир Ильич, тосковавший в далекой Швейцарии.

Ныне эту спонтанность помогают подогревать facebook и twitter, ускоряющие мобилизацию масс. Но возможности технологических достижений тоже не надо преувеличивать, потому что в 1848 году революция распространилась по Европе всего за несколько недель, хотя не было ни радио, ни телефона, не говоря уже об интернете.

Если вождь стар

Почему одни диктаторы остаются при должности до смерти, а другим это не удается? Многие народы мечтают избавиться от надоевших властителей, но это случается не часто. Деспоты сохраняют власть, пока в состоянии облагодетельствовать свое окружение. Это высокопоставленные военные, сотрудники спецслужб, высшие чиновники, члены семьи хозяина страны или его клана. Главная их задача — безжалостно уничтожать любую оппозицию. И они готовы служить, когда их хорошо вознаграждают.

Поэтому успешные властители заботятся не о народе, а о своей команде. Пока команда уверена в своих привилегиях, режим неприступен. Как только возникают сомнения, они перебегают к сопернику.

Каких властителей предают? Неумелых новичков. Новенькие еще не знают, где взять деньги и чью лояльность нужно покупать в первую очередь… Еще более серьезная опасность подстерегает обанкротившихся, дряхлых и немощных властителей. Если вождь слишком стар, слаб или болен, окружение понимает, что уже не может рассчитывать на привычные привилегии: из могилы он им точно не заплатит.

Роберт Мугабе очень заботился о своем здоровье. Навязчиво демонстрировал подданным, в какой он отличной форме. Гордо говорил:

— Я здоров, как бык, и уходить не собираюсь. А те, кто проиграл, могут пойти и удавиться. Даже если они сдохнут, ни одна собака не захочет обнюхать их трупы.

Во второй раз президент женился на женщине, которая была на 40 лет его моложе. Мугабе было 73 года, когда Грейс родила ему третьего ребенка. И Грейс еще недавно уверяла, что ее супруг прекрасно себя чувствует, встает в четыре утра и делает зарядку.

Но его подручные не могли не заметить, что здоровье вождя сильно ухудшилось. Открывая заседание парламента, он прочитал не ту речь. Виновными назвали его помощников. На съезде правящей партии вновь начал произносить не ту речь. Ему принесли другой текст.

Школьники декламируют стихи

Фото: Reuters

Роберт Мугабе символизировал обновление Африки, а превратился в посмешище.

Он пришел к власти, обещая свободу и равенство. Но созданный им режим быстро превратился в коррумпированную однопартийную диктатуру. Власть оказалась в руках силовиков и бюрократов, а богатство досталось правящему клану. Кумир прежних лет, которым толпа восхищалась, начисто утратил свое влияние, потому что устроил себе и своему окружению слишком красивую и роскошную жизнь.

Президент празднует день рождения. Ему преподносят торт, который весит столько килограммов, сколько лет ему исполнилось. Праздник обходится казне в полмиллиона долларов. На следующий день рождения к торжественному ужину забивают несколько слонов. На сей раз праздничный вечер обходится в миллион долларов. А по всей стране школьники читают посвященные президенту стихи, в которых воспевается его героическое противостояние ненавистному Западу.

Год назад президент с удовольствием приехал на открытие памятника самому себе. Четырехметровую статую воздвигли в столице. Статуя понравилась. Мугабе назвал ее замечательным произведением искусства.

Критика режимов смертельно опасна. Правящая верхушка сажает всех, кто мешает наслаждаться неограниченной властью и воровать.

Сын президента, сидя за рулем, сбил на улице человека. Тот скончался. Судить сына президента не стали. Выписали штраф.

Нет никакой дороги

Роберт Мугабе возглавил одну из самых развитых стран на континенте. Родезия переживала экономический подъем и по уровню жизни опережала многие азиатские государства — до прихода к власти Мугабе, который вверг страну в катастрофу.

Почему Юго-Восточная Азия стала примером экономического успеха, а Африка так и осталась голодной и нищей, живущей за счет финансовой помощи Запада? Африка получила больше международной помощи, чем любой другой континент. Но здесь больше всего бедных стран. Часть мирового рынка, которая приходится на долю африканских государств, упала вдвое с 70-х годов ХХ века.

Почему в Юго-Восточной Азии создаются современные телекоммуникационные системы, а в Африке невозможно позвонить соседу?

Почему руководители стран Азии сражаются за отмену торговых барьеров, а африканские лидеры перерезают горло соседям за то, что те принадлежат к другому племени?

Малайзия и Сингапур тоже были колониями, но это не помешало им добиться успеха. Что толку вспоминать колониальное прошлое Африки?.. Не хватает ресурсов? В Сингапуре вообще ничего нет.

Впрочем, есть более простые объяснения неудач. В Азии любят рассказывать такой анекдот. Африканец и азиат когда-то учились вместе в университете имени Патриса Лумумбы в Москве. Через много лет африканец приезжает в гости к азиату. Ему показывают прекрасный дом, «Мерседес» и плавательный бассейн.

— Как тебе это удалось?

Азиат подводит африканца к окну и говорит:

— Видишь эту дорогу?

Тот видит прекрасную современную дорогу. Азиат скромно говорит:

— Десять процентов ассигнований мои.

Через год азиат навещает африканца. Ему с гордостью демонстрируют огромное поместье, дюжину «Мерседесов», армию слуг.

Азиат поражен:

— Как тебе все это удалось?

Африканец подводит азиата к окну:

— Видишь дорогу?

Азиат изумленно отвечает:

— Здесь нет никакой дороги!

— Верно, — довольно говорит африканец, — все сто процентов мои!

Африканские политики, объясняя свои неудачи, жалуются на наследство колониализма, расовую сегрегацию и коварство Запада. По-прежнему считают, что белые у них в неоплатном долгу, и ждут, что долг им вернут. Африканцы требуют помощи. Они рассматривают эти деньги как своего рода репарации за преступления прошлого. Но не хотят смотреть в глаза реальности. Все неуспехи и конфликты на континенте — это творение их собственных рук.

Зимбабве обеднела потому, что диктатор все разрушил и разворовал.

Отдай все и исчезни!

Возглавив страну, Мугабе развернул борьбу против наследия колониализма и западного капитализма. Экономика начала разваливаться. На этом фоне дикое раздражение вызывало процветание современно устроенных ферм, которыми владели белые. И Мугабе объявил белых фермеров врагами народа, призвал конфисковать у них землю и хозяйство. Три тысячи фермеров должны были отдать свое имущество и исчезнуть. На них возложили историческую ответственность за колониализм. Тот, кто не желал отдавать землю и уезжать из страны, оказывался за решеткой.

Президент просто натравливал темнокожих африканцев на белых, которых избивали и грабили. Это уже было похоже на черный расизм. Мугабе принял закон, по которому 51 процент акций любого предприятия страны должен принадлежать чернокожим зимбабвийцам. Мугабе обещал национализированные земли белых раздать бедным крестьянам. Но процветающие фермы достались чиновникам.

Когда белые фермеры покидали родные места, темнокожие африканцы занимали очередь за гуманитарной помощью, которую выдавали международные организации. В стране, которая еще недавно была житницей континента, начался голод. С тех пор Зимбабве не в силах себя прокормить.

Национальная валюта полностью обесценилась. Цифры гиперинфляции вошли в историю: в 2008 году один американский доллар стоил 35 квадриллионов зимбабвийских долларов. От собственной валюты пришлось просто отказаться.

В конце концов люди восстали, не зная, чего они хотят, зато точно понимая, кто и что им не нравится.

«Очень, очень черный»

Фото: Reuters

В советские годы в нашей стране Роберта Мугабе не любили. Дело в том, что в войне за национальную независимость Южной Родезии Москва поддерживала народно-революционную армию под командованием Джошуа Нкомо, а Китай помогал Африканской национально-освободительной армии Роберта Мугабе. Так что Мугабе воспринимался как ставленник презренных в ту пору китайских ревизионистов.

Возглавив страну, Мугабе поспешил подружиться с Китаем. Он красиво говорил, что «солнце восходит на востоке». И лишь год спустя установил отношения с Советским Союзом. Но в сегодняшней России Роберту Мугабе неизменно выказывают уважение, обещают сообща бороться против «аморальных» западных санкций.

Западные страны ввели санкции против Зимбабве в ответ на массовые нарушения прав человека. В ответ Мугабе пообещал, что западные политики будут «гореть в аду» за вмешательство во внутренние дела Зимбабве.

Когда государственный секретарь США Кондолиза Райс, чья карьера — зримое свидетельство преодоления Америкой расовых предрассудков, назвала Зимбабве «форпостом тирании», Мугабе презрительно ответил:

— Она происходит от черных рабов и потому рабски повинуется своим белым хозяевам. А должна бы уже понять, что белый человек черному — не друг.

Он называет интернет орудием западных колонизаторов, которые вновь пытаются подчинить себе Африку. В экономических неудачах винит сговор западных стран, которые, по его словам, не в силах смириться с тем, что бывшая колония обрела независимость.

— Свою гнилую, грязную помощь Запад, — презрительно заявил он на митинге, — может оставить себе. Она нам не нужна, потому что условием предоставления нам помощи они ставят легализацию в Зимбабве гей-браков!

Презрение к Западу не мешает Мугабе поправлять здоровье за границей. Когда об этом написали иностранные газеты, его пресс-секретарь ответил:

— Лечащий врач президента не только из Зимбабве, но он еще и черный… Очень, очень, очень черный.

Жена и крокодил

Жена президента известна всепоглощающей страстью к деньгам и бриллиантам и готовностью расправиться с любым, кто ей досаждает. В Гонконге Грейс Мугабе в кровь расцарапала лицо фотокорреспонденту, снимавшему репортаж о «ее расточительном образе жизни, который разительно контрастирует с уровнем жизни народа».

Ее экстравагантность не знает предела. На митинге правящей партии она сказала:

— Если господь призовет к себе Роберта Мугабе, мы выставим на выборы его труп — и вы увидите, что люди проголосуют за труп Мугабе. Я серьезно вам это говорю! Просто чтобы все понимали, как сильно наши люди любят своего президента.

Но вместо мужниного трупа она решила предложить в президенты себя. А политический истеблишмент ее не любит. Она позволяла себе открыто высмеивать видных чиновников. И охотно смеялась собственным шуткам.

Много лет против Роберта Мугабе выступала оппозиция. Люди выходили на улицы, протестуя против бедственного состояния экономики. Но точку в его 37-летнем правлении поставили назначенные им генералы, политический истеблишмент страны. Последняя капля — увольнение вице-президента Эммерсона Мнангагвы. Мугабе хотел расчистить своей жене дорогу к власти. Но президент недооценил своего вице по кличке Крокодил. Мнангагва — опытный аппаратчик, и у него крепкие связи в военной среде.

Изменится ли жизнь, если власть перейдет к Крокодилу? Крокодил вовсе не прагматик. Он прежде руководил госбезопасностью и занимался уничтожением противников режима.

Демократия требует сноровки и тренировки. А диктатура держит народ в бесправном положении. Когда власть в руках одного человека, система очень слаба: все делается по приказу, а если нет прямого приказа, то ничего и не делается. Африканцы просто не имели возможности подготовиться к тому, чтобы принять на себя ответственность за происходящее в стране.

Чем дольше длится диктаторское правление, тем страшнее опасность для страны, потому что это лишает ее внутренней силы. Все в руках правящих кланов. Политическая система отравляет экономическую почву, мешая появлению самостоятельных социальных слоев — бизнесменов и предпринимателей.

Единственный долгожитель

В Африке нет ничего тривиального, ничего ординарного. Африка — мир крайностей. В Африке можно увидеть все. В Сьерра-Леоне едят людей. В Руанде убивают друг друга деревянными копьями. В Лесото, Заире, в Конго-Браззавиле сожгли и разграбили собственные столицы. Хрупкая африканская культура легко разрушается, и людей охватывает настоящее сумасшествие. Африка — это агония и экстаз. Красота и дьявольщина. Жизнь и смерть.

По мнению афропессимистов, континент не в силах вырваться из порочного круга коррупции, диктатур, голода и войн. Афропессимизм равнозначен признанию в том, что лучше было бы оставаться под управлением белых.

Роберт Мугабе — единственный в стране долгожитель. Средняя продолжительность жизни в Зимбабве — 44 года.

Четверть взрослого населения заражена вирусом иммунодефицита человека, который приводит к СПИДу. Это один из самых высоких показателей в мире.

— В нашей стране трудно найти общину или семью, которую не затронул бы СПИД, — однажды признался Мугабе. Среди них и семья самого президента.

Кто теперь помнит, что когда-то эту страну называли «африканской Швейцарией»?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera