Расследования

Недостройное поведение

Реакция на публикацию «Новой» о гибели россиян на стройке посольства в Панаме: МИД «был проинформирован»

Фото: Денис Абрамов, специально для «Новой»

Этот материал вышел в № 133 от 29 ноября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

9

Вместо ответов на вопросы подрядчик МИДа, строящий посольство России в Панаме, на стройплощадке которого погибли рабочие, прислал в редакцию письмо от имени 67 строителей объекта (среди них двое — это директор строительства в Панаме Александр Ерохин и его заместитель). Не отрицая фактов гибели коллег по стройплощадке в Панаме, строители призвали редакцию не концентрироваться на негативе. «Получился однобокий взгляд «все плохо», — сетуют авторы послания.

Похожим образом на публикацию отреагировал и официальный заказчик строительства — Министерство иностранных дел, для нужд которого в окрестностях Панама-сити возводят комплекс дипломатических объектов.

Ведомство о смертях «информировано» и инициировать проверку не спешит.

В такой ситуации надежды, похоже, стоит возлагать только на панамские власти. Как удалось выяснить «Новой газете», возведение посольства продолжается, несмотря на официальный запрет местных чиновников.

МИД уполномочен отойти

Фото: РИА Новости

В истории с возведением здания посольства России в Панаме изначально была не совсем ясна роль Министерства иностранных дел: насколько ведомство в курсе того, что происходит на стройке. 17 ноября редакция «Новой газеты» опубликовала расследование о нарушениях прав рабочих на строительстве посольства России в Панамской Республике. В Панаме рабочие столкнулись с болезнями и задержками зарплаты. Как стало известно изданию, на объекте погибли по меньшей мере двое рабочих, причем транспортировать тело в Россию за свой счет компания в одном из случаев банально отказалась.

Позиция редакции заключалась в том, что МИД несет как минимум моральную ответственность за действия подрядчика в экстраординарных обстоятельствах. Гибель людей к таковым несомненно относится. Разумно предположить, что в такой ситуации министерство может и должно вмешаться.

Именно поэтому после выхода статьи «Новая» отправила запрос в МИД. К чести министерства ответ пришел достаточно быстро — в ведомстве пообещали рассмотреть запрос в приоритетном порядке, поскольку им «есть что сказать». Однако, судя по ответам, позиция, которую заняли в МИДе, — абсолютный нейтралитет.

Так, в пресс-службе министерства сообщили, что в ведомстве «были информированы о смерти двух сотрудников генподрядчика». Погибшие — плотник и электромонтажник — скончались на стройплощадке в 2017 году от сердечных приступов. Причем руководителя электромонтажной бригады Сергея Скотникова, как утверждают его коллеги, можно было спасти, если бы у него была не просрочена медицинская страховка. Это случилось из-за того, что работодатель — компания «Ремстрой-Алексс» — не оформляла сотрудникам рабочие визы.

Но знать — не значит вмешиваться: в ответе на официальный запрос министерство пишет, что «вопросы в части принятия решений о выплате компенсации семьям умерших рабочих находятся в компетенции работодателя (ЗАО «Ремстрой-Алексс») и должны быть адресованы ему». ЗАО «Ремстрой-Алексс» и все его представители, включая гендиректора Олега Чекалина, на запрос «Новой» так и не ответили.

Кроме того, «информация или обращения о хронических невыплатах рабочим заработной платы, нарушениях техники безопасности, отсутствии полноценных медицинских страховок у работников генподрядчика, командированных в Панаму на строительство комплекса, в МИД не поступали», пишет ведомство в своем ответе.

И вообще, «выполнение социальных обязательств по отношению к работникам является обязанностью работодателя (ЗАО «Ремстрой-Алексс»)». Посольство — как официальный заказчик строительства — все деньги, предназначенные для выплат за строительство, отдает «Ремстрой-Алекссу» в полном объеме, уверяют в МИДе.

Тем не менее задолженность есть, и «Ремстрой-Алексс» ее все-таки признал — правда, не журналистам, а МИДу: по информации ведомства, компания объявила о наличии задержек по зарплате всем тем, кто вернулся из командировки в Панаму, но обещала выплатить все до конца ноября. «Исходим из того, что если нарушения прав работников имели место, то они должны быть оперативно устранены ЗАО «Ремстрой-Алексс» в соответствии с положениями российского законодательства», — резюмирует Министерство иностранных дел в своем ответе.

Выплаты пошли

В Панаму Ахмед отправился, чтобы найти деньги на лечение сына. Компания-работодатель выплатила ему долги лишь после публикаци «Новой газеты». Фото: Денис Абрамов. специально для «Новой»

Между тем параллельно с подготовкой ответа на запрос после выхода статьи «Посольство на костях» пошла другая реакция. На следующий день после публикации материала на сайте, по сведениям источников «Новой» на стройке, руководители «Ремстрой-Алексса» в Панаме развили бурную активность.

В частности, директор строительства Александр Ерохин заставил выйти некоторых сотрудников в выходные, чтобы добиться выполнения «процентовки» — нормативов по объемам. Это, сообщают собеседники «Новой», нужно было для того, чтобы срочно начать выплаты по задолженностям, так как на момент публикации статьи 17 ноября выполненные объемы в сумме составляли около 69 тысяч долларов с начала месяца. Что, к слову, не хватает даже для месячной зарплаты действующим на объекте работникам.

И это дало результат. Во вторник, 21 ноября, от героев публикации начали поступать сведения о том, что им стали «в срочном порядке» погашать задолженности. В среду, 22 ноября, деньги — около 4000 долларов — выплатили Ахмеду Тарканову, плиточнику из Нальчика, который одним из первых открыто рассказал о проблемах на объекте в Панаме.

При этом Министерство иностранных дел категорически не согласилось с позицией Тарканова, который заявил, что его де-факто уволили с работы после того, как он получил на стройке производственную травму (надорвал спину). «Процитированные в статье высказывания Тарканова А. Х. относительно причины его досрочного командирования не соответствуют действительности, так как причиной откомандирования явился бытовой конфликт между ним и другим рабочим, приведший к драке с нанесением Таркановым А. Х. телесных повреждений (копия справки о состоянии здоровья Тарканова А. Х., копии соответствующих объяснительных записок в МИДе имеются)», — пишет министерство в своем ответе.

Сам Тарканов такую трактовку событий отвергает. «Конфликт действительно был, но он произошел еще 6 октября, за две недели до того, как меня отправили домой, — говорит он в беседе с «Новой». — Мы этот вопрос уладили [с представителями фирмы] на месте, даже объяснительные писать не пришлось. Я хотел ее написать, но мне сказали, что ничего писать не нужно. Так что я не знаю, какие документы есть у МИДа».

К слову, объяснение, которое министерству дала компания, действительно не объясняет, почему рабочего, если причиной высылки Тарканова послужил конфликт, отправили домой внезапно только через две недели, и именно в тот момент, когда у него начались большие проблемы со здоровьем.

Привет из Альбрука

Стройка объекта в Панаме. Март 2017. Фото: Británico Julio Quesada

Во вторник, 28 ноября, в редакцию «Новой» пришло письмо с панамской стройки. На подписанном 67 работниками «Ремстрой-Алексса», среди которых есть директор Ерохин и его заместитель Александр Богодухов, отпечатанном листе авторы возмущаются публикацией. «Получился однобокий взгляд «все плохо», поскольку журналисты поговорили лишь с теми, кто «приехал в такую командировку в первый раз (это не так: Ахмед Тарканов был как минимум во второй разред.)», а лучше было бы, если бы «спросили тех, кто годами ездит на объекты».

«Ахмед Тарканов, который сначала был всем доволен, с приятелями ездил на море, тратил те самые «маленькие деньги» (еженедельные 26 долларовред.) на шампанское, а потом у него случился конфликт с коллегами, и он ударил одного из них, после чего сказался больным, сказал, что работать больше не может, и вернулся в Россию», — пишут рабочие в письме от 23 ноября — то есть когда, по сведениям «Новой», деньги строителям уже начали переводить на карточки.

Письмо строителей из Панамы в редакцию «Новой газеты»

Авторы письма не согласны с тем, что корреспондентам «Новой» рассказали строители, столкнувшиеся с проблемами со здоровьем. По версии подписантов, «когда серьезно заболел Алексей Овчинников (рабочий, у которого была опасность разрыва тромбаред.), было организовано круглосуточное дежурство в больнице, и наши ребята-переводчики, сменяя друг друга, сутками сидели возле него, пока кризис не прошел». «А когда заболел Сергей Александрович Скотников, да вся стройка переживала!.. Сергея Александровича несколько врачей-специалистов осмотрели, его готовы были сразу же в Россию отправить, но в его состоянии это было опасно. Лечили на месте», — пишут авторы письма.

Сергей Скотников скончался в Панаме, не получив должной медицинской помощи. Фото: «Одноклассники»

При этом рабочие не отрицают, что проблемы есть — «это не значит, что у нас все безоблачно, поверьте», — но они решаются «в рабочем порядке». «Вот закончим строить новое посольство — приезжайте посмотреть, сами и оцените», — резюмируют авторы.

Интересно, что список из 67 рабочих, оставивших свои подписи под письмом в «Новую газету», совпадает с примерным числом сотрудников, которые составляют оберегаемый руководством «актив». Так называются люди, которым зарплата выдается вовремя и с которыми постоянно перезаключаются контракты. И уж точно сложно объяснить одной лишь «работой вдали от родины» такую текучку кадров: с начала строительства, по данным МИДа, генподрядчиком в Панаму было командировано 888 человек.

«Это был дурдом и суматоха»

На условиях анонимности «Новой газете» удалось поговорить с человеком, который занимал на стройке одну из руководящих должностей и знаком с тем, как принимались решения «наверху».

— Это был дурдом и суматоха, на одного человека приходилось несколько обязанностей, — рассказывает он. — В итоге сотрудники зачастую совмещали сразу несколько должностей — например, таможенника, снабженца и чуть ли не прораба.

— С таможней надо разобраться, а машин нет, у всех рабочих закончились визы, — описывает он рядовую ситуацию. — Водители отказываются садиться за руль: «Куда я поеду, у меня виза кончилась, а на улице полиция». Разрешение на строительство? Да мы и без разрешения достроим.

Знали ли чиновники МИДа о том, что творится на стройке?

— Чиновники МИДа на стройку ездили постоянно, — пояснил собеседник «Новой газеты». — Различных гонцов из МИДа туда посылали не один раз в год. Особенно им нравилось ездить в январе, когда в Москве морозы. Дипломаты в Панаме живут великолепно: машины хорошие, дорогие дома, дети рождались. Кому не захочется, чтобы подольше стройка шла?

— Этой «больной» стройке надо было уделить внимание, ее нужно было «лечить». А ее гнали и все-таки воздвигли этот объект на костях, — делится своим мнением собеседник «Новой газеты». — Одновременно с посольством строили Реутов в Подмосковье. Там за это время успел целый город вырасти, а в Панаме — два здания и бассейн уже десять лет не могут построить.

Но стройка в итоге все равно остановилась. По утверждению собеседника «Новой газеты», виной стал курьез.

— Однажды на стройплощадке появились полиция и местный депутат, — рассказывает собеседник «Новой газете». — Альбрук — самый богатый район Панамы. Там помеха на помехе: например, нельзя бетон привозить после шести вечера или шуметь по ночам. А они что делали? Выезжали со стройки и не мыли колеса, по городу шматки глины растаскивали. Естественно, жители были недовольны. Шумели, конечно, на весь квартал — стройка идет. Альбрук — это такой большой частный сектор, где иностранцы живут. Все ухожено, слуги приезжают. И тут грязь раскидана по дороге. Жители устали и написали своему депутату, тот полицию вызвал. И после этого уже прокуратура обнаружила незаконную стройку. Выявили нарушения.

Панамская полиция проверяет документы у представителей фирмы-застройщика

По рассказам некоторых строителей, стройка продолжалась, даже когда была запрещена. Рабочие буквально жили на стройплощадке, чтобы не попасть к панамским полицейским. А чтобы продолжать стройку незаметно, был изобретен инновационный метод. Одного из работников отправляли дежурить на крышу.

Когда на горизонте появлялся объект, похожий на полицейский автомобиль, рабочий на «шухере» поднимал тревогу, и шумы на стройке немедленно прекращались.

Хитрость не сработала.

«Новая» попросила панамских журналистов рассказать, что же творится в Альбруке прямо сейчас. Оказалось, еще 1 августа 2017 года мэрия Панамы приняла постановление о приостановке работ по строительству здания. Несмотря на это, работы на улице Санкт-Петербурга продолжаются. На прошлой неделе на объекте была замечена бригада из десяти рабочих из России.

Причиной запрета со стороны столичного муниципального совета стали нарушения, допущенные застройщиком. Компания внесла изменения в первоначальный план застройки без согласования с панамскими властями. Впрочем, по словам архитектора Херонимо Эспитья, ранее занимавшего пост руководителя министерства градостроения, конфликты у панамских властей со строителями из России не утихали с самого начала.

Проект посольства России в Панаме. Фото с сайта «Стройпроекта»

Первый скандал возник еще при выделении участка.  При передаче земельного участка российским властям Министерство жилищного строительства и территориального регулирования Панамы поменяло статус объекта с жилого на смешанный, который позволил возвести дипломатический объект посреди жилого квартала. По мнению Херонимо Эспитья, это нарушает закон.

Вслед за этим последовал скандал с переименованием:

местные жители хотели, чтобы улицу в честь знаменитой орхидеи, национального символа Панамы, назвали проспектом Цветка Святого Духа. Но в угоду российским дипломатам улица получила имя в честь северной столицы России.

В августе 2016 года газета «Панама Америка» сообщила о том, что адвокат Бенито Мохика, представляющий интересы панамской компании «Эско Синк Корпорэйшн», потребовал возбудить уголовное дело в отношении «Ремстрой-Алексса». По заявлению адвоката, которое приводит издание, компания выступала субподрядчиком «Ремстрой-Алексса» по контракту, датированному 2013 годом. Однако спустя два года руководство российской компании без всяких объяснений и судебного решения потребовало, чтобы «Эско Синк Корпорэйшн» покинуло стройплощадку, забрав рабочих и оборудование. Заявление находится на рассмотрении в генпрокуратуре Панамы.

В такой ситуации актуальным становится вопрос о том, на каком основании «Ремстрой-Алексс» ведет строительство в Панаме. Херонимо Эспитья заявил «Новой газете», что в реестре сообщества инженеров и архитекторов Панамы нет записи о том, что «Ремстрой-Алексс» обладает допуском на проведение строительных работ.

По словам Эспитья, осенью в конфликт местных жителей вокруг незаконной стройки вмешалось панамское Министерство труда. В комментарии изданию представители ведомства сообщили, что готовят проверку условий труда на объекте.

Министерство иностранных дел Панамы не стало комментировать нарушение прав россиян на своей территории — ведомство вообще предпочитает рассматривать объект не как здание посольства России, а как банальный недострой.

Несмотря на это, пресс-служба российского МИДа не ответила на вопрос издания о том, сколько бюджетных средств ушло на возведение посольства в России. «Информация об объемах финансирования объектов капитального строительства за рубежом является конфиденциальной и не подлежит публикации в открытых источниках», — заявило ведомство в своем ответе.

Учитывая, что за десять лет (объект должны были сдать к 2008 году) в строительстве двух зданий с бассейном на объекте поучаствовало 888 рабочих, ответ на этот вопрос может быть весьма любопытным.

При участии: Британико Хулио Кесада (Británico Julio Quesada)

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera