Комментарии

Михаил Шемякин: «Не надо держать народ за Иванушку-дурака»

Знаменитый художник о том, что терпение нации может и лопнуть

Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Этот материал вышел в № 137 от 8 декабря 2017
ЧитатьЧитать номер
Культура

27

В Петербурге начала работу ретроспективная выставка «Шемякин. Открытие». Экспозиция, размещенная на двух этажах культурного центра имени самого художника, представляет картины разных периодов: от Ленинграда 1960-х до Нью-Йорка 1980-х. Специально для выставки коллекционеры предоставили редкие работы ленинградского периода, которые художнику не разрешили вывезти из страны при высылке. Нас предупредили, что Шемякин устал от вопросов о Высоцком и политике, и попросили сосредоточиться на выставке. Но услышав название газеты, художник сам заговорил о наболевшем.

— Вы из антисоветской газеты «Новой»? Одна из интереснейших газет, правдивых. Читаю ее, потому что меня интересует, как мы медленно тонем, интересует степень, так сказать, погружения. И главное, что же делается, чтобы окончательно не погрузиться в «веселую материю».

Политика — занятие грязноватое, но когда мы открыто говорим о том, что происходит вокруг, это безоговорочно относят к «политике». Если люди протестуют против того, чтобы их обворовывали и притесняли, выясняется, что они бунтари.

Чем все это кончится

Пугает откровенный, бесстыжий, чудовищный грабеж, когда мелкую сошку, опоганившего честь мундира полковника Захарченко, руководящего борьбой с коррупцией, арестовывают, и у него дома обнаруживают (так, для начала) 9 миллиардов рублей. 13 квартир, два «Порше» и два BMW, в каждой квартире еще склад денег, в общей сложности полторы тонны денежных знаков.

Это полковник, а представьте, что можно найти, арестовав нечистоплотного генерала? Имя этим грабителям — легион, и от того легиона, которого Иисус загнал в море, они мало чем отличаются, хотя и в церковь хаживают, истово крестятся и из ворованных денег на строительство церквей отстегивают.

Если так пойдет дальше, будет не одна Болотная.

Царская власть с пренебрежением относилась к своему народу, оглупляла его, превращая в толпу, и в конце концов произошло то, что произошло сто лет назад… Сегодняшние слабопамятные и недалекие пытаются возродить рухнувшую модель, затуманивая умы квасным патриотизмом, поисками внутренних врагов и неисчислимых внешних. Науськиванием на интеллигенцию заостряют внимание не на бедственном положении ветеранов, не на положении живущих за чертой бедности, а на угрожающих моральному облику России задницах содомитов.

В сегодняшней России неспокойно. Недаром создается национальная гвардия из 300 тысяч отборных ребят, недаром овладевают умением усмирять толпу дюжие парни из ОМОНа, сплотили ряды снайперов, умеющих хорошо стрелять с крыш. Я с большой тревогой листаю газеты, поражаюсь происходящему и одновременно удивляюсь терпению русского народа. И размышляю, сколько еще сверхсытые будут балаболить о том, что «в будущем мы будем хорошо жить».

А что случится, если народом овладеет идея жить хорошо не в далеком туманном завтра, а сегодня?

Больно смотреть, как несчастные ветераны, перед которыми мы обязаны преклонить колено, жалуются с экрана на то, что живут в нечеловеческих условиях. Как можно такое допускать? Ведь это бесстыдно, бесчеловечно, позорно для одной из самых богатых стран мира!

Не надо русский народ держать за Иванушку-дурака и закармливать его чепушиной с экранов телевизоров. Люди прекрасно осознают свое положение и истинное отношение к ним чиновничьей рати. Лишний раз испытывать народное терпение не рекомендуется.

Настораживает и отношение к культуре. Показательные процессы, аресты, обыски, финансовые проверки, занесение в черные списки именно у тех и тех, кто движет вперед русскую культуру: Серебренников, Райкин, Сокуров, Акунин, Додин… Все напоминает, казалось бы, ушедшие навсегда позорные времена, когда ничтожества от партийной идеологии и бездари от искусства беспощадно травили лучших деятелей советской культуры: Шостакович, Шнитке, Бродский, Солженицын, Юрий Любимов, список большой. И несмотря ни на что победили они, гонимые.

О религиозной экспансии

Представить в мое время, чтобы Поклонской дали такую чушь молоть, травить серьезнейшего режиссера, ее истеричные выкрики… Нет, невозможно. Ей нужно отдохнуть в санаторно-курортном отделении. Она явно перенапряглась, коль бюст Николая II стал для нее источать мирру. А завтра она озвучит в Думе, что ей наедине поведал император?

Тревожна навязчивая, кликушеская демонстрация своей веры — этакое исступленное православие, приправленное квасным патриотизмом. Меня удивляет короткая память сегодняшних служителей церкви, которые беспардонно вмешиваются в культуру, безапелляционно утверждают, что хорошо в ней и что плохо. До 1917 года Россия была православной державой. Каким же образом в короткий срок все рухнуло, стали сносить церкви, истреблять беспощадно священнослужителей?

Все чаще в газетных статьях появляется термин «православный ваххабизм», один Невзоров бесстрашно отстаивает атеистические позиции. Хотя, мне кажется, он пока жив из-за определенной квоты, разрешающей ему оставаться воинствующим безбожником. Но, по правде говоря, за него страшно.

О русском мужике

Я много лет иллюстрирую русские загадки и пословицы. Уникально мышление русского мужика, сумевшего, как по лезвию ножа, пройти между царством абсурда и суровой реальностью крестьянского быта.

Второй мой русский проект — народные говоры и диалекты, удивительное богатство языка, которое мы не по дням, а по часам теряем. Моя мечта — может быть, утопическая — попытаться, опять же, через изображение, воскресить часть забытых слов. Картинки из букваря связывали в моем сознании буквы. «Арбуз» — с буквой «А», «Бабочка» с буквой «Б» и т.д. Мои словари будут связывать картинки со словами меткими, ярко-образными, но — увы! — забытыми.

В Москве я познакомился с замечательными учеными-лингвистами, всю свою жизнь посвятившими исследованию диалектов, — Леонидом и Розалией Касаткиными. Я показал им свои рисунки к загадкам и говорам и был обрадован тем, что мой проект им по душе. А в Петербурге я познакомился с удивительными людьми из Института лингвистических исследований, которые и работают десятилетиями над словарями русских народных говоров! Возглавляет эту работу С.А. Мызников. Мой проект они сочли нужным и интересным.

Работа над словарем ведется с 1964 года, сейчас выходит 50-й том, ученые дошли до знаменитой буквы «Х», еще десять лет — и словарь будет завершен. Можете себе представить, какую работу проделывают эти воистину русские люди, которые ездят по всем городам и весям России, мерзнут, живут там, собирают исчезающие слова и создают сокровищницу великого русского языка. Боже, какие люди еще живут в России! Им надо памятники ставить, а не товарища Сталина снова водружать на постаменты.

Ряд издательств заинтересованы «Загадками», сделаны уже 700 рисунков, их нужно доработать — и будем делать книги. Вот это и есть мой русский проект, мое служение народному творчеству. Главное для меня — это показать, что являл собой удивительный русский мужик, которого презирали, языком которого брезговали (говоря дома по-французски), держали в безграмотности, а он создавал чудеса в языковой и изобразительной культуре.

Образовательный процесс сегодня находится в плачевнейшем состоянии. Правительственные чиновники в основном говорят о физкультуре, а культура у них где-то на последнем месте. Напомню слова академика Лихачева: «Культура — это то, что в значительной мере оправдывает перед Богом существование народа и нации».

Записала Мария Лащева, для «Новой»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera