Колумнисты

Уф! Отпустило!

Телевизионщики негодуют и ликуют

Этот материал вышел в № 137 от 8 декабря 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

7
Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

Соловьев исчез. Прежде пахавший как раб на галерах, без сна и отдыха, праздников и выходных, он вдруг испарился из эфира, а на его место в сетке вещания канала «Россия 1» встал на этой неделе сериал «Провокатор» (что, в свою очередь, невольно наводит на мысль о тайных недоброжелателях долгоиграющего ведущего в программной службе канала). Может, в отпуск подался, а может, и добровольцем в Сирию рванул. Как раз в последнем «Воскресном вечере» в ответ на вопрос американского политолога Ариэля Коэна, послал бы Соловьев своего сына воевать в Афганистан, Соловьев заявил с пафосом, что в те годы сам хотел туда попасть, а сегодня так же готов и сам поехать и детей в Сирию послать. Но зачем ехать на войну, если фронт у ворот. Враги вот-вот сожгут родную хату, а главного их толкователя в эфире государственного канала нет как нет.

За него отдувается другой «толкователь» и огромный патриот — ​Артем Шейнин на Первом канале. Он, в отличие от Соловьева, свое в Афгане отвоевал и теперь защищает Отечество в студии программы «Время покажет», которая завоевывает в эфире все новые и новые территории. Днем вопреки программной сетке она вытеснила из эфира крикливых женщин, попытавшихся устроить «Бабий бунт». А вечером 5 декабря потеснила и вовсе священную корову любого канала — ​очередную серию очередного сериала.

Но и повод был о-го-го какой! Исполком Международного олимпийского комитета объявил об отстранении российской сборной от участия в грядущих зимних Олимпийских играх, дисквалифицировав российских спортивных чиновников — ​кого навсегда, кого на время.

В принципе, такого решения МОКа ждали, поэтому заранее собрали в студии спецвыпуска ток-шоу «Время покажет» политиков и спортсменов, которые по горячим следам принялись клеймить врагов России и призывать спортсменов к бойкоту Олимпиады в Корее.

«Недобрый вечер! — ​возгласил Шейнин с трагическим выражением лица. — ​Я никогда еще не начинал программу с таким ощущением, что нашу страну сознательно унизили». Его поддержал бывший коллега и нынешний вице-спикер Государственной думы Петр Толстой, который бескомпромиссно заявил: «Для меня выступление России без нашего флага и гимна неприемлемо. Здесь у каждого есть выбор между войной и позором… Выбор простой. Это личный успех, но унижение и крушение мечты для огромной страны, а личная медаль останется только личным достижением». За бойкот высказались и другие участники обсуждения — ​и политики, и политологи. А колеблющимся спортсменам ведущие, в частности, задавали такой вот милый вопросец: «Вы патриот или поедете на Олимпийские игры?»

Ход этого патриотического шабаша, все набиравшего обороты, нарушила Иоланда Чен, которая смотрела на происходящее глазами, полными боли и ужаса. «Люди, призывающие к бойкоту, — ​сказала она, когда ей наконец дали слово, — ​могут спровоцировать отстранение России на два олимпийских цикла. Это очень опасно. Два олимпийских цикла — ​это восемь лет, которые мы потеряем». «Мы подождем, — ​вклинился в ее монолог вальяжный думец Толстой. — ​У нас впереди вечность». «У вас — ​может быть, это ваша жизнь, ради бога, распоряжайтесь ею, как хотите, — ​отмахнулась от него как от надоедливой мухи Иоланда Чен. — ​Патриотом быть очень легко. Сидеть на диване и кричать про флаг. Мы сегодня говорили много о войне. Я тебя хочу спросить, Артем, как военного человека: что важнее на войне — ​совершить подвиг или успеть махнуть флагом?»

Военный человек захлопал глазами, скривился, но так и не нашелся, что ответить. А отважная спортсменка продолжила: «Мы в нашей стране вообще о людях не думаем. И о спортсменах в данном случае тоже. И подставляем их еще раз даже этой передачей, потому что кто-то сейчас смотрит нас, сидит и думает: я предатель или что в моей жизни теперь будет? Я не считаю их предателями. Я считаю предателями тех, кто ничего за эти годы не сделал для того, чтобы мы сегодня ехали с флагом и гимном. Страна не поддержала своих спортсменов, и теперь настал момент спортсменам поддержать свою страну — ​поехать и побеждать».

Выступление Иоланды Чен переломило ход обсуждения — ​тем более что и прямое включение из Лозанны подоспело, в котором Александр Жуков крайне сдержанно и корректно прокомментировал решение МОК. После чего и участники шоу, и его ведущие как-то быстро увяли и закончили спецэфир. Однако это не помешало им вернуться к теме на следующий день, вновь обратившись к воинственной лексике и угрозам. «Я бы нашу команду по танковому биатлону отправил туда повыступать», — ​размечтался Шейнин, которого поддерживали зрители, чьи сообщения транслировались на экране: «Надо ехать и порвать там всех. Россию не сломать!» «Надо подавать в суды сотни тысяч исков и драть их в суде по полной программе». А простая тетенька из публики, допущенная к микрофону, буквально рыдала: «Как я сыну объясню, за что мы будем выступать — ​без флага, гимна». Шейнин же закончил этот эфир, облачившись в майку с рассыпавшимися на мелкие кусочки олимпийскими кольцами (эмблемой Игр) и надписью: «No Russia — ​no games», но грозно предупредив непонятно кого, что вбить клин между нами мы не позволим.

Впрочем, спустя пару часов, когда программа вновь вышла в эфир, к теме национального унижения и предательства уже не обращались. Потому что теперь вся студия буквально трепетала в предчувствии большой радости. К этому моменту Путин уже объявил на форуме «Доброволец‑2017» о скором принятии окончательного решения — ​идти на выборы. Артем Шейнин не скрывал чувств: «Я когда это увидел, закричал: «Да-а-а!!!» «А что если прозвучит «нет»?» — ​тревожились зрители, писавшие в программу. Гости в студии тоже щедро делились своими предчувствиями, но, в отличие от зрителей, не допускали никакой альтернативы: «Ну а кто еще может быть президентом, если не Путин?» Вячеслав Никонов усмотрел особый символизм в том, что долгожданное решение скорее всего будет озвучено в Нижнем Новгороде — ​опорном крае державы. И не промахнулся. Пришла-таки благая весть: решил. Объявил. Ура!

«Уф! Отпустило!» — ​выдохнул Шейнин. И всё. Сразу отступили все беды, поджали хвосты многочисленные враги и недоброжелатели России, жизнь мгновенно начала налаживаться.

Но чуть позже в шоу «60 минут» на канале «Россия» Константин Ремчуков изложил свое понимание только что объявленного Путиным решения. Процитировав его слова о папе Владимире Спиридоновиче, который мог воспользоваться бронью, но ушел добровольцем на фронт, Ремчуков назвал это семейной традицией: «Не президентом быть, а идти на фронт». «Глубоко», — ​оценил выступление коллеги ведущий Попов. И Никонов предостерег: по мере приближения выборов нам все будут стараться гадить.

Так что и телепропагандистам расслабляться не следует. На войне как на войне. Дадим отпор душителям. А не будет их в достаточном количестве — ​придумаем, назначим. Всем работы хватит. И Соловьев вернется. Уже в ближайшее воскресенье.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera