Сюжеты

Остаться — уже не попросишь…

Ушел Леонид Броневой

Фото: Семен Лиходеев / ТАСС

Этот материал вышел в № 138 от 11 декабря 2017
ЧитатьЧитать номер
Культура

2
 

9 декабря в Москве на 89-м году жизни ушел артист Леонид Сергеевич Броневой. Народный артист СССР, лауреат ордена «За заслуги перед Отечеством» всех степеней — и многого множества профессиональных премий.

А еще — сын репрессированного троцкиста. 13-летний ученик пекаря и рабочий мастерских кукольного театра в эвакуации, в Чимкенте. Актер губернских трупп: Магнитогорск, Оренбург, Грозный, Воронеж. И лишь с начала 1960-х — актер московского Театра на Малой Бронной, куда вскорости пришел Анатолий Эфрос.

Броневой — (на сцене чаще всего — актер «эпизода», актер камео, но такой, которого зритель не забывал) блистательно играл у него в «Ромео и Джульетте», «Женитьбе», «Месяце в деревне». В 1988-м (в 60 лет!) Леонид Сергеевич перешел в труппу «Ленкома». Его Крутицкий в «Мудреце», проницательный и чуть циничный — от повышенный зоркости — доктор Дорн в «Чайке», старый слуга Потапыч — верный рыцарь неистовой Бабуленьки-Чуриковой в «Игроке» («Варвар и еретик»), его поразительный Фирс в спектакле «Вишневый сад» вошли в историю лучших взлетов театра.

Последнюю роль, князя Собакина в страшном «Дне опричника» Марка Захарова по Владимиру Сорокину, — Леонид Сергеевич играл, сидя в изукрашенном кресле на колесиках. Парча драпировала колесики. По сцене его кресло возили.

Но всенародная слава Броневого и любовь к нему — конечно, это кино. Мюллер в «Семнадцати мгновениях весны», Велюров в «Покровских воротах», Доктор в «Формуле любви», Герцог, одержимый страстью к кутюру, в «Том самом Мюнхгаузене», полковник Бакурин, обитатель свалки, в «Небесах обетованных» — Леонид Броневой на киноэкране стал воистину тем, без кого народ неполон.

Даже когда он играл шефа гестапо.

Был ли он комическим актером? Нет ответа. Словечки Велюрова и Герцога — и, конечно, меланхолическое «А вас, Штирлиц, я попрошу остаться!» — смеясь, повторяла вся Страна Советов. В тончайшем интонировании Броневого. Но совершенно не был комическим персонажем его Фирс-стоик. И Бакурин тоже. И во многих очень разных образах — от библейских пророков до титанов бизнеса — Леонид Броневой был бы великолепен. Но то были роли не из нашей жизни.

В конце концов — вошел в жизнь и в память нескольких поколений именно он сам. Леонид Броневой. Вне зависимости от мундира или камзола в кадре.

«Новая газета» выражает соболезнования близким артиста, театру «Ленком» и зрителям.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera