Сюжеты

Уроки польского

Фото: Марек Дзюрковский

Этот материал вышел в № 139 от 13 декабря 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

 
Очередной выпуск «Уроков польского» посвящен чрезвычайно важному вопросу для любой страны. Речь идет об участии общества в деятельности по развитию окружающего пространства, которая служит и отдельно взятому человеку, и его сообществу. Развилось ли уже в Польше гражданское общество? Пусть предлагаемые тексты послужат ответом. Партиципаторный бюджет, обустройство собственного двора, внимание к проблемам пенсионеров – это темы наших нынешних «уроков».
Дариуш Клеховский,
директор Польского культурного центра в Москве

Демократия снизу

Совместно строим гражданское общество

Представленные тексты — ​об инновационной практике строительства гражданского общества в Польше. О подключении людей к принятию ключевых решений в жизни города: о планах его развития, публичных расходах, проектировании городского пространства. Блок завершается репортажем о попытке справиться с важной, но забытой проблемой — ​интеграцией пожилых людей.

Статьи отличаются друг от друга интонацией и содержанием. Различны и профессиональные пути авторов. Однако у них есть общий знаменатель. Все акции, о которых в этих статьях речь, рождались с мыслью о том, что ключ к принятию решений в городе — ​непосредственная работа с теми, кого эти решения касаются напрямую. Упомянутые технологии, процедуры и идеи не сработали бы без осознания, что в их основу должны быть положены уважение и партнерство, желание понять проблемы горожан, сообща трудиться над их решением и нести ответственность за окончательный результат.

Это не значит, что техника и методы неважны. Представленные инициативы — ​Гражданский совет в Гданьске, партиципаторный бюджет в Домброве-Гурничей или «городское прототипирование» — ​это новаторские проекты, интересные и радикальные эксперименты в строительстве польской «демократии снизу». Они стали примерами готовности к формированию новых моделей диалога о городском пространстве и смелому тестированию оригинальных идей.

Некоторые из них, например гражданский бюджет, уже стали широко применяться в стране. Глубинным и долгосрочным результатом таких инициатив становится обучение гражданской активности.

Решающую роль в этих историях играют не только их самые важные актеры — ​жители городов, но также гмины, где вводятся изменения. Местное самоуправление в Польше — ​это та сфера, где реализуется прямая демократия снизу. Она возможна благодаря желанию людей работать ради всеобщего блага.

Лукаш Панцевич,
редактор вкладки, известный польский урбанист,
за плечами которого более 10 лет опыта международных проектов в государственном и частном секторе.
В настоящее время — ​эксперт Института развития городов.

Как жить городу, решают сами жители

Панорама Гданьска. Фото: Якуб Нановского

Многие люди привыкли к тому, что решения по проблемам города принимают политики, специалисты и чиновники. Но откуда известно, что это именно то, чего хотят сами жители? Чтобы это выяснить, нужно их спросить.

Но как это сделать, когда в городе несколько сотен тысяч или даже миллионов жителей? Можно организовать открытые публичные консультации, опрос общественного мнения или референдум. Однако все эти методы имеют свои недостатки. Открытые консультации не гарантируют, что в них примет участие группа, которую можно считать репрезентативной. В свою очередь, в рамках опроса или референдума мнения могут быть поверхностными, случайными, потому что ни опрос, ни референдум не гарантируют, что люди будут высказываться лишь после подробного ознакомления с делом. Что же тогда можно сделать?

Выход — ​это гражданские советы, организованные, в частности, в Австралии, Канаде, Ирландии, а в последнее время также в Польше — ​в Гданьске. Гражданский совет состоит из выбранной в ходе жеребьевки группы жителей таким образом, чтобы состав этой группы отражал демографическую структуру города. Благодаря этому можно обеспечить некоторую репрезентативность группы. В Гданьске, где прошло уже три гражданских совета, учитываются четыре демографических критерия: район проживания, пол, возраст и уровень образования. В результате получается «город в миниатюре».

В состав гражданского совета в Гданьске в настоящее время входит 56 человек, однако он может быть и больше, в зависимости от размера города. Целью является составление группы, размер которой должен быть достаточно небольшим, чтобы всем вместе встретиться и поговорить. Жеребьевка обеспечивает участникам совета независимость. Участники — ​словно присяжные в американском суде. Их нельзя отозвать, и ни один политик не влияет на их выбор.

Жеребьевка состоит из нескольких этапов: сначала выбираются люди, которые получают приглашения. Для этого используется список избирателей, а также электронная система розыгрыша. Те, кто заинтересован в участии в совете, могут зарегистрироваться на специальном сайте или по телефону. Среди зарегистрировавшихся проводится окончательная жеребьевка с помощью броска кубика, которая транслируется в прямом эфире в интернете.

В Гданьске встречи совета проходят по субботам. Во время последней сессии их было шесть. Сначала выступают чиновники и эксперты, заинтересованные темой общественных организаций и учреждений. Свои замечания в письменной форме могут присылать также все жители. Участники совета слушают выступления, обсуждают их в малых группах, а затем дается время на вопросы и ответы. Когда презентации подходят к концу, группа совета встречается, чтобы подготовить рекомендации. Эта часть, в отличие от предыдущей, которая транслируется в прямом эфире в интернете, имеет закрытый характер. Затем предварительные предложения и рекомендации высылаются в учреждения экспертам и другим сторонам, чтобы собрать комментарии для итогового обсуждения. После ознакомления с ними участники совета разрабатывают окончательные версии рекомендаций, которые ставятся на голосование.

Что важно в Гданьске: рекомендации, которые получают поддержку на уровне не менее 80 процентов, являются обязательными для мэра города, а также для самой крупной фракции в городском совете. Декларации мэра и депутатов обычно достаточно, чтобы воплотить рекомендации совета в жизнь без изменения закона.

Таким образом, гражданский совет представляет собой нечто большее, чем просто общественные консультации. Это настоящая делиберативная демократия на практике (делиберативная демократия — ​это институционализированный диалог власти и социума, государства и гражданского общества. — ​Ред.).

Какими вопросами занимается гражданский совет? В принципе, это может быть любой вопрос, входящий в компетенцию мэра или депутатов. Короткая сессия совета может длиться четыре субботы, случается, однако, и так, как в Канаде, когда встречи длятся до двух лет.

В Гданьске темой первого совета было улучшение подготовки города к сезону проливных дождей в контексте изменения климата. Толчком к его организации стало наводнение, которое произошло здесь в 2016 году. Несмотря на «технический» характер темы, удалось выработать правильные профессиональные рекомендации.

Второй совет касался улучшения качества воздуха. Третий — ​поддержки гражданской активности и социального равенства.

Качество дискуссии в ходе гражданского совета — ​совсем иное, нежели, например, во время заседания парламента или выступлений политиков на телевидении. Участники совета собираются вместе, чтобы решить конкретный вопрос, который касается их города. Им не нужно конкурировать на выборах. Решение проблем рассматривается в долгосрочной перспективе, с заботой о будущем детей и внуков. Несмотря на то что участники собраний могут иметь разные мнения по данному вопросу, система организации совета может благоприятствовать тому, чтобы они слушали друг друга и относились друг к другу с уважением. Демократия может служить тому, чему призвана служить, — ​принятию решений для общего блага.

Мартин Гервин,
кандидат наук, специалист по вопросам
экоразвития и совместного планирования

Проектирование на натуре

Как превратить дороги в наших городах в улицы? Что сделать, чтобы места, где превалирует автомобильное движение, стали комфортными и безопасными для пешеходов, велосипедистов, пассажиров общественного транспорта и водителей? Чтобы там процветали соседская жизнь и локальный бизнес? Можно ли осуществить это безболезненно, а в ситуации неизбежного конфликта разрешить его так, чтобы он не заблокировал перемен? Мы ищем ответы на эти вопросы в рамках проектов «Живая улица», реализуемых вместе с органами самоуправления.

Улица 3 мая в Домброве Гурничей. До проекта «Живая улица»... Фото: Павел Яворский
...и в ходе. Фото: Марек Дзюрковский

Речь идет в первую очередь о временных решениях в организации движения и о создании пространственных макетов в масштабе 1:1. Это может быть сужение слишком широкой проезжей части, изменение принципов парковки или системы парковочных мест, выделение полосы для велосипедистов, расширение тротуаров, увеличение количества зелени и городской мебели в разнообразных формах.

Любая подобная инициатива вызывает разногласия, поскольку выбивает людей из повседневного ритма. Однако ничего не делается без их ведома. Прежде чем приступить к каким-либо действиям в городском пространстве, мы общаемся с жителями и предпринимателями в их домах и квартирах или офисах. Кроме того, дискуссии с горожанами ведутся в консультационных пунктах, а в завершение мы устраиваем открытый мастер-класс по проектированию.

В нашем последнем проекте, осуществленном на главной улице города Домброва Гурнича, мы на три недели ввели временную организацию движения, ограничившую транзит. Так появилось пространство, в котором совместно передвигались и пешеходы, и велосипедисты, и автомобили, что, как ни парадоксально, повысило безопасность.

Символом этих изменений стали демонтаж столбиков, отделявших автомобильную полосу, и покраска мостовой голубыми полосками по всей ее ширине. На улице была расставлена городская мебель, временная и мобильная, чтобы физически ограничить быстрое перемещение. В ходе проекта мы переставляли ее: корректировки возникали по результатам наблюдения за уличной жизнью или по просьбе самих горожан. Элементы проекта были окрашены в яркие цвета, чтобы подчеркнуть необычное и непривычное функционирование того или иного места. Мы хотели также обратить всеобщее внимание на благоустройство общественной среды, для чего необходимо было пробиться сквозь визуальный хаос, вызванный разноцветными фасадами и большим количеством рекламы. Это получилось лучше, чем мы изначально предполагали.

Наши предложения эластичны. Мы по ходу корректируем их и хотим делать это обдуманно, поэтому перед прототипированием, во время и после него проводим социальные и транспортные исследования. Благодаря им мы в самом начале знакомимся с исходной ситуацией: изучаем потребности пользователей и трудности, с которыми они ежедневно сталкиваются. Потом мы проверяем эффект наших акций, проводя мониторинг изменений в поведении людей, рассматривая эволюцию их взглядов на коммуникацию и внешний вид улиц.

Таким образом, нам становится ясно, какие решения подходят для данного места еще до реализации архитектурного проекта, когда уже поздно оценивать, опирается ли он на верные предпосылки. В заключение на основе собранных сведений мы разрабатываем концепцию изменений и план управления урбанистическими переменами.

Все это заставляет людей оживленно спорить о концепции улицы. Часто это выливается в трудные поиски компромисса между взаимоисключающими идеями. Например, в Домброве Гурничей шел спор о доставке грузов к торговым точкам, а также о парковочных местах для бизнесменов и клиентов. Однако этот проект, как и другие инициативы «Живой улицы», по нашему мнению, повысил качество дискуссий о городском пространстве. Почему?

Во-первых, наши акции снижают высокий порог доступности подобных дебатов. На традиционных консультационных встречах обычно можно увидеть проектировщиков, говорящих на непонятном языке и жонглирующих техническими документами. Для «Живой улицы» точкой отсчета является физическое, наглядное пространство и реальный опыт его использования. Не нужно обладать особыми компетенциями, чтобы оценить то, что находится у нас перед глазами или на расстоянии вытянутой руки.

Во-вторых, мы обращаем внимание людей на последствия внедрения различных идей, которые нельзя представить себе, глядя лишь на архитектурный проект. Благодаря этому можно проверить, а не гадать, действительно ли ограничение движения парализует данное место и позволит ли предложенная расстановка скамеек отдохнуть вместе с соседями.

В-третьих, проверка решений в тестовой форме позволяет обезопасить проектирование от нарастания надуманных проблем и опасений. Не столкнув их с реальным опытом, мы снова получим типичный спор о том, что важнее: человеческая интуиция или знания экспертов и результаты проведенных ими экспериментов.

В-четвертых, мы можем услышать голоса тех, кто не приходит на дискуссии или мастер-классы и не кричит о соблюдении своих интересов — ​например, детей и пожилых людей. Мы контактируем с ними на улице, где они и так каждый день бывают.

В-пятых, прототипирование позволяет избежать разочарования, возникающего после неудачной, но дорогостоящей и продолжительной реконструкции.

Павел Яворский,
философ и архитектор,
развивает метод урбанистического прототипирования
и изучает городскую среду, используя системы пространственной информации.
Член правления фонда «Улучши свой город»

От Порту-Алегри до Домбровы Гурничей

Зачем нужен партиципаторный бюджет

Партиципаторный бюджет — ​это особый метод привлечения людей к принятию решений о финансовых расходах в том месте, где они живут. Пришел он из бразильского города Порту-Алегри, где применяется с 80-х годов прошлого века. Независимо от страны, где осуществляется эта идея, ее смысл один и тот же — ​определенную часть бюджета власти отдают в распоряжение горожанам, которые сами решают, на что потратить доверенные им деньги.

Масштабы могут сильно различаться — ​от выбора способов использования финансов целого города до создания перечня и иерархии расходов по районам.

Разработку Домбровского партиципаторного бюджета (ДПБ) начала в 2012 году группа, состоявшая из представителей мэра, членов городского совета и сотрудников неправительственных организаций. Они придумали модель, которую затем вынесли на общественное обсуждение. В 2013 году Городской совет утвердил правила и порядок проведения консультаций по бюджету города Домброва Гурнича. Это была одна из первых процедур такого типа в стране и первая в Силезском воеводстве.

В итоге в рамках четырех сессий ДПБ было представлено 946 проектов, из которых жители выбрали 244, а их общая стоимость превысила 29 миллионов злотых. Основные типы проектов, осуществленных в рамках ДПБ, — ​это строительство и ремонт проезжей части, парковок и тротуаров, новые детские, спортивные и тренажерные площадки, строительство скверов, установка видеонаблюдения и замена малых архитектурных объектов. Кроме того, финансировались социальные проекты: снабжение библиотек, организация концертов, встреч и мастер-классов для различных возрастных групп.

Модель, применявшаяся в первые четыре года функционирования ДПБ, состоит из нескольких этапов. Программу предваряет информационно-образовательная акция, организуемая городской администрацией для ознакомления горожан с идеей, стадиями и принципами работы ДПБ. Затем от районов принимаются проекты — ​каждый житель старше 16 лет может подать заявку, заполнив анкету. В рамках ДПБ не могут быть реализованы проекты, предварительная стоимость которых превышает сумму, выделенную району, и которые не согласуются с планами и программами, действующими в городе. Заявка должна быть локализована в гмине, жилищном кооперативе или товариществе собственников жилья. Проект должны поддержать 15 других жителей района, а список поддержавших прикрепляется к заявке.

Представленные проекты обсуждают и проверяют в соответствующих отделах администрации, после чего устраиваются презентации на собраниях жителей района. К презентации допускают только проекты, получившие положительную оценку администрации. Затем проводится голосование: отдать голос можно в консультационном пункте при помощи бюллетеня, письмом или по интернету. После завершения сессии начинается планирование бюджета на будущие годы.

В 2016 году прошла четвертая и последняя сессия, организованная по этой схеме. На протяжении четырех лет помимо уже упомянутых положительных результатов обнаружились и проблемы. Презентации проектов из серьезных дискуссий о преобразованиях района жителями превращались в «конкурс красоты». Не было времени для диалога с горожанами и возможности влияния на отдельные инициативы в процессе их осуществления.

Сила новой версии бюджета заключается в замене дискуссий о конкретных проектах обсуждением потребностей всего района. В этом помогают специально подготовленные аниматоры, задача которых — ​проводить регулярные встречи с жителями во всех 35 районах. Эти встречи запланированы так, чтобы сначала выявить потребности района, собрать идеи проектов, а затем в ходе дискуссий и мастер-классов определить приоритеты. Лишь в финале этого этапа вместе с жителями и с помощью чиновников можно приступать к разработке конкретных проектов. То, что более всего отличает новую модель от предыдущей, — ​принципиальный отказ от голосования в пользу компромисса между участниками консультационных встреч.

Домбровский опыт применения партиципаторного бюджета показывает, что подключение граждан к принятию решений о жизни в городе не только облегчает выявление насущных потребностей большинства людей и повышает уровень общественного доверия, но также усиливает интеграцию локального сообщества. Впрочем, вся история имеет смысл лишь тогда, когда модель разрабатывается на местах, с опорой на определенные в сообществах ресурсы и дефициты. Поэтому я с грустью наблюдаю за попытками правительства принять закон об обязательном применении партиципаторного бюджета органами самоуправления на уровне городов на правах повята, а также наверху определять правила голосования и объем выделяемых на это средств. Надеюсь, никакое правовое регулирование не заблокирует путь, которым мы идем, ​к созданию образа нашей малой родины.

Магдалена Мике
социолог, заместитель начальника Отдела
неправительственных организаций и гражданской
активности в администрации Домбровы Гурничей

Старт-ап «70+»

Участники проекта «Товарищество». Фото: Рафал Бетлеевский

Однажды знакомая спросила меня, знаю ли я, что значит быть пенсионером в современной Польше. Слово за слово — ​мы решили, что я попробую быть пенсионером в современной Польше, а свой опыт опишу в блоге.

Я поселился один в квартире в варшавском районе Повисле с суммой в 1436 злотых — ​величина средней пенсии — ​и задачей продержаться месяц. Оказалось, что выполнить ее я не могу: не знаю, что и где покупать, чем питаться и как тратить деньги, а 60% суммы потратил на счета в первый же день.

Каждый день я знакомился с каким-нибудь пенсионером, и он советовал мне, как жить. А что едят? Кашу с маслом. Каша дешевая, а масла хватает надолго. Никогда не выбрасывай стебли петрушки, лучше их засушить, а осенью сварить суп. Из стеблей?! Ванну лучше снести, пока еще есть силы, вместо нее поставить душевой поддон. В него проще будет забраться, когда старость и болезнь возьмут свое. Борьба со старостью идет не на жизнь, а на смерть. А заканчивается смертью.

И тогда я встретил Басю. Басе было за 70, и она лепила идеальные вареники. И я подумал: а что если открыть товарищество пожилых людей? И зарабатывать! Зарабатывать для них пускай всего несколько сотен злотых в месяц. Я представил себе ресторан, в котором семидесятилетний официант подает мне стопку водки и рассказывает о былых временах.

На первую встречу пришло 150 человек. Энтузиазм огромный. Решили, что лучше всего будет оформиться как товарищество, потому что такая форма позволяет получать прибыль всем. Но вскоре выяснилось, что товарищества в Польше основываются на законе 1982 года, то есть времени военного положения. Он вводит жесткие требования: устав, руководство, наблюдательный совет, избирательная комиссия, требования к заседаниям, адрес организации, инспекция государственной комиссии по товариществам, министра финансов, необходимость выбрать председателя…

Начало было неплохим, но почти сразу в колесах начал скрипеть песок. Кто будет это организовывать, где, как? Где будут проходить заседания, кто окажет юридическую помощь для заполнения очередных документов? Часы бесполезных разговоров, голосований, ошибок в процедурах, споров, нервов… и никаких вареников. Вдруг появились личные амбиции, претензии на положение и будущую прибыль, раздел прибыли и т.п. Я смотрел со стороны, не хотел становиться руководителем, никому не хотел диктовать, что делать и кем быть. Я наблюдал, как создается человеческий мир, как будто под лупой.

Нужны были деньги. А как найти деньги среди людей, которые хранят петрушку за кроватью и сносят ванну? Шли месяцы, а мы не сделали ни одного бутерброда. Мне удалось получить для товарищества заказ на изготовление новогодних украшений на общую сумму 12 000 злотых. Бабушки взялись за работу. Красили золотой краской грецкие орехи и складывали в коробочки, а за работой весело пели, ели пироги, пили чай и не были одиноки. Они почувствовали смысл и общность. Были вместе.

Но это был последний заказ, который мы нашли. Товариществу, которое должно было готовить, грозило закрытие.

Началось со ссор внутри структур и подразделений. Кто-то размахивал уставом, кто-то хотел созвать правление, кто-то объявлял голосования. Первый председатель какое-то время защищался, но в итоге под натиском противников не выдержал психически, снял с себя полномочия, а на следующий день попал в больницу с обширным инсультом. Новое правление принялось вводить свои порядки, которые состояли в основном в рассылке доносов в государственные институции. Бабушки плакали и жаловались мне потихоньку, что больше этого не выдержат. Каждая встреча превращалась в ссору с размахиванием руками, сердцебиением и взаимными оскорблениями.

Наконец, с чувством поражения и взаимной неприязни товарищество закрылось, а бабушки и дедушки вернулись к своим заботам.

Чему меня это научило? Во-первых, тому, что пожилые люди — ​прежде всего просто люди, со своими стремлениями, амбициями и потребностями. Во-вторых, тому, что у них есть энергия и страсть, которые можно пустить в дело. В-третьих, что одиночество — ​как болезнь, и его надо лечить системными методами, связывая мир молодых с миром пожилых. В-четвертых, что устав о товариществах надо срочно менять. Я считаю также, что нужно подумать о создании финансируемых государством общественных домов симбиоза, в которых пожилые трудятся на благо молодых, а молодые — ​на благо пожилых.

Рафал Бетлеевский,
журналист, автор радио- и телепрограмм,
копирайтер, перформер

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Теги:
польша

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera