Сюжеты

Общество седых подростков

Участие в травле как алкоголь — приносит временное облегчение и повышает у агрессора самооценку. Но ненадолго

Фото: photoxpress

Этот материал вышел в № 140 от 15 декабря 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

16
 

Журналистка из Лондона Джо Пауэрс смотрит в телефон, у нее 86 новых уведомлений. Читает: «Постыдилась бы!», «Гнида!», «Вообще, тварь!» В дверь звонят, это курьер принес торт. На коробке крупными буквами #Cмерть тебе. Джо снова смотрит в телефон — 200 новых сообщений: «Умри!», «Сдохни!», «Тварь»…

Через несколько часов выясняется, что Джо погибла. У нее начался страшный припадок — билась головой, а потом перерезала себе горло осколком от разбитой бутылки. Следователи находят «отправителей» торта. Это женщины с форума «мамочек». Они приезжают к одной из них.

— Вы угрожали человеку!

— Это прикол же, ладно бы, я одна это сделала, но ведь полстраны…

— Вы желали ей смерти?

— Нет, не желала.

На обратном пути один из следователей говорит коллеге: «Завтра их еще кто-то выбесит». Вскоре выясняется, что погиб танцор, на которого из-за его некорректного высказывания по телевизору обрушились в соцсетях с миллионами проклятий. Выясняется, что как в первом случае физической смерти, так и во втором патологоанатомы находят пчел в головах погибших. Только это не настоящие пчелы, настоящие практически вымерли, и, чтобы не допустить экологической катастрофы, был придуман проект «Рой». По этому проекту ученые создали автономных дронов насекомых — АКД. Патологоанатомы объясняют, что в обоих случаях именно пчелы-АКД забрались в участок боли мозга, а «это невыносимо, тут что угодно сделаешь, даже горло себе вскроешь».

Но самое интересное происходит дальше: всей стране становится известно о том, что пчелы АКД убивают именно тех людей, кто вызывал волны ненависти, используя хэштег #Смерть тебе. Тем не менее накал угроз, ругательств и проклятий по отношению теперь уже к новой, третьей жертве не спадает. Следователи срочно узнают ее адрес, вывозят в домик для свидетелей, плотно закрывают все окна и двери, но пчелы-дроны просачиваются через вентиляционную систему, жертва бьется в жестких мучениях, истекает кровью и гибнет прямо у них на глазах.

Я пересказала сюжет серии английского фантастического сериала «Черное зеркало».

Он созвучен сегодняшним реалиям и рассказывает об относительно новом явлении: травле, которую устраивают взрослые люди.

Дело в том, что сам феномен травли всегда прежде был присущ подросткам, его связывали с детской жестокостью. С появлением новых технологий агрессия детей получила невероятные масштабы: практически каждый пятый ребенок из 13 тысяч опрошенных российских школьников назвал себя жертвами кибербуллинга.

Это исследование вместе с группой ученых провела доктор психологических наук, член-корреспондент РАО, профессор факультета психологии МГУ, директор Фонда развития Интернет Галина Солдатова.

Она рассказывала об этом на лекции кафедры психологии «Новой»:

— Дети активно осваивают разновидности онлайн-агрессии, совершенствуясь во флуде или спаме (ненужная бесполезная информация), флеймах (вербальная агрессивная реакция, нарушающая принципы конструктивной дискуссии), троллинге или хейтерстве, нередко открыто демонстрируя негативное отношение к другому человеку. Яркий пример выражения крайнего неприятия и неприязни — это «стены ненависти» в «ВКонтакте», организованные одним подростком или группой, объединившихся с целью поненавидеть, например, Алену. Это уже хейтерство, перешедшее в кибербуллинг — намеренное и регулярное причинение вреда (запугивание, унижение, травля, физический или психологический террор) одним человеком или группой людей другому человеку с использованием электронных форм контакта.

Показательно, что агрессоров оказалось больше, чем жертв, — каждый четвертый школьник открыто признался в том, что сознательно травил, унижал или обижал другого человека.

Преследователи и жертвы кибербуллинга — часто одни и те же дети, не умеющие защищаться, одинокие, психологически ранимые. Сравнение травли офлайн и буллинга в Сети показывает, что агрессия в интернете намного опаснее и защитить ее жертв практически невозможно.

— Как все-таки уменьшить риск буллинга для ребенка?

Галина Солдатова
Профессор факультета психологии МГУ, директор Фонда развития Интернет

— Еще в самом начале становления интернет-технологий, а это более двух десятилетий назад, Вирджинией Ши уже были предложены 10 совершенно разумных правил (по аналогии с известными 10 заповедями) поведения в Сети, названные нетикетом — сетевым этикетом, — говорит Галина Солдатова. — В первую очередь это, безусловно, соблюдение правил конфиденциальности в отношении паролей от своих аккаунтов: взрослые должны беречь их как зеницу ока сами и приучать к этому детей.

Нужно внимательно относиться к тому, что мы выкладываем в Сеть, разговаривать об этом с ребенком, поскольку сегодня репутация в интернете так же важна, как и в реальной жизни, и, более того, она может напрямую влиять на реальную жизнь.

Категорически не рекомендуется выкладывать в социальные сети номера кредитных карт, мобильных телефонов, точного адреса проживания, фотографий и видеозаписей, которые каким-либо образом могут скомпрометировать их автора. Также, если речь идет о детях, которые только начинают пользоваться социальной сетью, родителям стоит помочь им с заполнением профиля, разобраться с настройками приватности, а в дальнейшем «зафрендиться» со своим ребенком и регулярно проявлять интерес к его онлайн-активности.

Еще один немаловажный момент, о котором стоит упомянуть, — использование систем родительского контроля, как встроенных в операционную систему на электронном устройстве, так и предлагаемых сторонними разработчиками. В качестве самого простого примера можно привести функции родительского контроля, встроенные в антивирусные программы. Они помогают родителям отслеживать сетевую активность их детей, блокировать сомнительные страницы, поисковые запросы и рекламные баннеры. В целом же, начиная с самого раннего возраста, родителям следует учить своего ребенка критично относиться к информации в интернете. Не нужно бояться открытого диалога с ребенком: можно аккуратно и тактично спрашивать его об увиденном и прочитанном в интернете, вместе обсуждать данные темы. Гораздо лучше, если ребенок получит грамотные комментарии от родителей, нежели от сверстников или случайных знакомых, которых он встретил в Сети.

Наконец, хочется сказать о том, что всем родителям стоит регулярно разговаривать с детьми об их жизни в интернете и самим учиться быть примером ответственного онлайн-пользователя. Это означает регулярное повышение собственной цифровой компетентности и соблюдение всех правил поведения в Сети, которые они ранее установили для своих детей. Лучший способ быть в курсе того, что происходит с ребенком в интернете, — регулярно посещать социальную сеть, в которой он общается, разговаривать с ним о событиях, происходящих в его виртуальном мире. При этом следует обращать особое внимание на тех, кого ребенок добавляет в друзья, какой информацией делится на своей странице, какие картинки, аудио- и видеозаписи сопровождают посты на его странице.

 

Многие психологи утверждают, что ребенка, который становится на одну сторону с агрессором, могут остановить взрослые: предложить ему представить себя в положении жертвы, объяснить, что такое поведение недостойно, потому что «семеро одного не бьют», и так далее. Ребенку, получившему травматический опыт в качестве жертвы, зачастую не обойтись без помощи специалистов, здесь родители могут почувствовать собственную беспомощность. Как помочь? В каждом случае все индивидуально, общие же советы просты: нужно дружить со своим ребенком, чтобы вовремя узнать о том, что на него кто-то психологически давит, нужно срочно выходить из аккаунта, где его унижают, оскорбляют. Быть с ним вместе, найти всех, кто для ребенка духовно близок и значим, искать у них поддержки.

Но что делать, когда травлю устраивают взрослые? Такие атаки ненависти в последнее время не имеют практически никаких ограничений. Не останавливает ни репутация тех, на кого она направлена, ни талант, ни известность — достаточно вспомнить гигабайты хамства и проклятий в адрес подвижниц Чулпан Хаматовой или Доктора Лизы.

Даже сообщения о смерти — вспомним еще раз Доктора Лизу, сатирика Михаила Задорнова и многих других — превратились в гонг для охоты. В тот же самый момент, когда поступает сообщение о смерти, в соцсетях появляются всевозможные «надеюсь, он в аду уже».

Не останавливает даже возраст жертвы: к примеру, угрозы и оскорбления в адрес школьника из Нового Уренгоя после его доклада в Бундестаге. Как будто фантастический сериал «Черное зеркало» на наших глазах превратился в реальность и не факт, что кого-то остановит сообщение о том, что киллерские дроны-пчелы убивают физически всех, кого травят.

Дмитрий Леонтьев
Доктор психологических наук, профессор, заведующий Международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ

— Травля взрослых сегодня ничем не отличается от подростковой. В природе этого явления лежит острый дефицит саморегуляции, отсутствие у людей личной ответственности. Она формируется культурой, семьей, окружающей средой, ценностями и смыслами, которые люди себе ставят. У нас же сейчас в культуре транслируется модель волюнтаризма. Именно волюнтаризм стал в буквальном смысле национальной идеей. Он относится не только к механизмам государственной власти и управления. Он в самых разных формах проявляет себя на всех уровнях, снизу доверху, — это неготовность ограничивать свои непосредственные желания.

В эпоху постмодернизма полетели все социальные табу, так как выяснилось, что ценностные системы относительны. Постмодернизм порождает некритичность к своим взглядам, а авторитаризм — желание навязать их другим. Позиция таких людей: «Я имею право на свободу мнения и его выражения, а несогласные со мной не имеют». И все больше становится людей, которые считают собственное мнение абсолютной истиной.

Эту модель поведения транслирует лидер и властные структуры, телевидение, а люди стремятся вести себя так же в обыденных ситуациях. Если ты доказываешь свою правоту, не слыша ничьих аргументов, значит, ты сильный. И должен подавлять всех, у кого позиция другая.

Причем это делается абсолютно искренне. Психологам хорошо известен первичный нарциссизм как стадия младенческого развития, когда мы не замечаем, где я, а где другие, — моим желаниям должен подчиняться весь мир. Когда мы взрослеем, эта стадия остается у большинства людей в прошлом, но некоторые люди так и не могут преодолевать свой теперь уже вторичный нарциссизм: весь мир обязан со мной согласиться.

Кроме индивидуального, есть еще и групповой нарциссизм, когда группа считает, что мнение своих, безусловно, правильное, а всех остальных — нет. И это переносится на отношения между группами людей, культурами и обществами. Последствия могут быть самые грустные.

— Бывает, когда травля длится по несколько дней. Все мыслимые и немыслимые увечья уже нанесены, но она не прекращается. Почему?

— Людям не хватает внутренних ресурсов, чтобы сдержаться, проконтролировать себя, — для этого нужна определенная психологическая зрелость. Жванецкому принадлежит замечательная фраза: «Посчитай до десяти, чтобы сказать глупость, чтобы сказать умную вещь — до ста, а чтобы совершить поступок — до тысячи». Но агрессоры не смогут этого сделать, потому что они не в ладах с собой. Они не могут жить спокойно при наличии других мнений, и носителей этих мнений им срочно нужно уничтожить если не физически, то хотя бы морально. Им это нужно для самоутверждения: доказать, что другие еще хуже. Через травлю и агрессию они временно приобретают более высокую самооценку. Происходит то, что в психологии называется «подстройка сверху». То есть возможность занять по отношению к собеседнику или оппоненту позицию сверху вниз помогает этим людям на какое-то время справиться с собственной неполноценностью. Это неустойчивое ощущение, оно не очень сильно помогает, но временно может дать облегчение — как алкоголь.

— Ваш коллега Александр Асмолов говорил мне о том, что у нас сегодня сформировался киллерский сленг. И что люди с открытым сознанием, распахнутой душой, без доспехов, практически все сегодня травмированы, невротизированы, больны. Это, кстати, отчетливо сегодня видно и в выборе мишеней для травли.

— Ненависть всегда распределена неравномерно. Люди, которые понимают сложность мира, берут на себя ответственность, не очень склонны к ненависти. Ненависть — следствие каких-то неизжитых внутренних конфликтов, неотрефлексированной, накопленной агрессии. Она в душе бурлит, зашкаливает, ее надо куда-то выплеснуть. Но те, кто ее испытывает, не способны на внутреннюю работу со своими переживаниями. Открытые, свободные люди потому и становятся для них мишенями. Агрессия, конечно же, направляется не только на них, она льется и на негодяев. Но проблема жертв травли чаще всего в том, что они, как правило, не являются причиной агрессии. Они — лишь повод для канализации того, что у агрессора по горло набралось и бурлит. Именно поэтому в травле не действуют аргументы в защиту жертвы.

Я не смотрю сериалов, но то, что вы мне рассказали, напоминает мне книгу Юлия Даниэля «День открытых убийств», написанную в 1960-х годах. Там объявляется день, когда правительство дает официальное разрешение каждому убивать всех, кто не нравится. Это тот же сюжет, к нему мы пришли.

— С той только разницей, что теперь у нас все дни разрешены, и можно через интернет в ту же секунду собрать свой рой. Помните фильм Ролана Быкова «Чучело»? Там жестко травили девочку ее ровесники. А сегодня школьников травят взрослые. У нас общество злых детей? Седых подростков?

— Да, это очень рифмуется с тем, что происходит, — «взрослые дети» становятся все злее и все инфантильнее. На ребенке они ставят маркер «чужой» и выливают на него все накопленные претензии к миру и ко всему, что происходит в их невыносимой тяжелой жизни. Носители взрослого сознания у нас в меньшинстве, поэтому и есть ощущение, что полетели все ограничители.

У каждого есть мнение, но не у каждого оно собственное, основанное на проделанной внутренней работе. Как говорил великий философ Мераб Мамардашвили, «мнение, за которым стоит проделанная внутренняя работа, не эквивалентно мнению, за которым не стоит никакой работы». В последнем случае мы обнаруживаем не результат работы, а «загруженный контент», не обеспеченный золотым запасом понимания и мышления.

— «Внезапно миллионы людей пишут, как они тебя ненавидят, — это как психическая болезнь», — говорит одна из героинь сериала «Черное зеркало». Как пережить травлю?

— Вы же знаете, что общих советов психологи не дают. Что я могу сказать, не зная ничего личного о человеке, которого травля коснулась? Только то, что этот морок обязательно пройдет. Надо искать тех, кто близок по духу, и самое главное — понимать, что если большинство толпами с такой агрессией на них наваливается, то это вовсе не значит, что они не правы. Нужно понимать, что они не причина, а повод для накопленной агрессии.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera