Колумнисты

Программируемый кризис

Незарегистрированный кандидат впервые идет до конца

Евгений Фельдман для проекта «Это Навальный»

Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

145
 

Навальный предсказуемо не был зарегистрирован ЦИК в качестве кандидата в президенты России. В течение последних месяцев об отказе говорили как сами чиновники, так и, по меньшей мере, косвенно — конфигурация кремлевской кампании. Сейчас для того, чтобы делать прогнозы относительно дальнейшего хода выборов, важно обратить внимание на то, как именно отказывали оппозиционеру, и учесть фон, на котором произошло это событие.

Навальный точно рассчитывает свои шаги, превращая отказ ЦИК в самостоятельное политическое действие. Вместо того чтобы просто сдать документы и затем констатировать, что чуда не случилось, он вступает в прямые переговоры с Эллой Памфиловой — и его выступление в ЦИК становится ярчайшим событием конца года.

Насколько отказ в регистрации законен с точки зрения действующего электорального законодательства — вопрос открытый, но это не имеет никакого значения, потому что законы неоднократно переписывались для удобства действующей власти.

Навальный в свою очередь сразу выкладывает на стол свои козыри. Во-первых, это фактические права на участие в выборах: высокий уровень мобилизации сторонников, наличие подписей и региональных штабов, работа с которыми велась в течение нынешнего года. Во-вторых, очевидный для всех политический характер уголовных дел против него и наличие решений ЕСПЧ в поддержку оппозиционера. И, наконец, план действий до 18 марта и после него.

В том случае, если регистрация Навального не состоится, ответом станет «забастовка избирателей». Даже если Навальный не сумеет провести масштабную уличную мобилизацию и «альтернативные выборы», его действия нанесут мощный удар по нашему электоральному авторитаризму. У Памфиловой не останется аргументов в защиту легитимности выборов, в России появятся миллионы людей, уверенных в том, что власти просто испугались конкуренции со стороны оппозиционера.

Иными словами, важнейшая особенность нынешнего момента состоит в прецеденте альтернативной кампании. Незарегистрированные кандидаты от оппозиции были и на прежних выборах, но, по всей видимости, только Навальный в состоянии разыграть эту карту несправедливого снятия с предвыборной гонки до конца. Аналогов у такой тактики не было за всю новейшую историю российской демократии с 1991 года.

И из этой перспективы кажется, что решение властей о недопуске кандидата становится крупной политической ошибкой — дешевле и эффективнее было бы технично оттеснить зарегистрированного кандидата Навального, используя пропаганду, административный ресурс и внутренние противоречия в оппозиции, как это было сделано с «Парнасом» в ходе думской кампании. Но, кажется, власти либо слишком уверены в своих силах, либо не имеют для такой открытой борьбы политической воли.

Теперь о фоне, на котором разворачивается отказ. Новый фактор, который появился за последнюю неделю, и который всем придется принимать во внимание — это самоотвод Геннадия Зюганова.

С одной стороны, это действительно конец эпохи, который среди всего прочего символизирует, что карьеры других бессменных лидеров российской политики тоже однажды подойдут к концу. С другой, выдвижение от КПРФ Павла Грудинина становится фактором, который может смешать кремлевские карты — даже если, как считают некоторые, его кандидатура была именно в Кремле и согласована. Появление 57-летнего Грудинина как хедлайнера традиционно консервативной кампании КПРФ — это зримое проявление запроса на новые лица в политике. Тот факт, что КПРФ идет на этот шаг явно не от хорошей жизни (помимо слабого здоровья Зюганова называются соцопросы, по которым Жириновский занимает уверенное второе место на выборах), лишь усиливает этот фактор. Отказ от фигуры традиционного свадебного генерала Зюганова может обострить электоральную борьбу — в первую очередь в тех регионах, где исторически сильны позиции коммунистов. Перед властями стоит сложная задача — им надо, чтобы выборы были одновременно интересными и предсказуемыми, — и Грудинин легко может как помочь, так и помешать им в ее решении.

Еще один фактор программируемого действиями Кремля мартовского политического кризиса — это кандидат Ксения Собчак. Нет сомнений в том, что она рассматривается властями как громоотвод для протестного электората, и в этом единственная причина ее триумфального возвращения на федеральные каналы. Вполне вероятно, что сама Собчак при этом видит себя как честного кандидата, ведущего собственную контригру, пользующегося открывшимися возможностями. Да, ее сезонный интерес к политике выглядит странно,

имидж «кандидата против всех» испорчен участием Собчак в новогоднем корпоративе в структурах «Газпромбанка» прямо накануне передачи документов в ЦИК.

К слову, прежним демократическим и оппозиционным политикам такой ход, кажется, просто не приходил в голову. А ведь Валенса или Гавел были блестящими ораторами, и первый мог бы провести первоклассный корпоратив, например, для высших армейских чинов под руководством Ярузельского.

Но раскола протестных групп на сторонников Навального и Собчак пока не произошло, их предвыборные штабы сохраняют подчеркнутый нейтралитет и не обмениваются взаимными обвинениями. Это значит, что в критический момент весной Собчак может сыграть за любую из сторон противостояния — по крайней мере, невольно.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera