Колумнисты

Голосовать за себя

Остаться гражданином в марте 2018 года

Этот материал вышел в № 3 от 15 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид ГозманНовая газета

74
 
Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

Если бы 18 марта у нас были выборы президента, то я, несмотря на многолетние разногласия партий ДВР—СПС, да на мои личные с «Яблоком», проголосовал бы за Явлинского. По-моему, из тех, кто сегодня предполагает выйти на арену цирка, он единственный верит в то, что говорит. Я обязательно поставлю подпись за его выдвижение. Более того, когда в 2016 году партия «Яблоко» оказала мне честь и предложила войти в состав их доверенных лиц, я это предложение с благодарностью принял. Мне искренне жаль, что они тогда не прошли в Думу — атмосфера в стране была бы лучше.

Но 18 марта выборов не будет, а в рамках той процедуры, которая будет, галочку напротив фамилии Явлинского я поставить не смогу, за что прошу и самого Григория Алексеевича — единственного последовательного политика из всех кандидатов, и его товарищей меня извинить. Попробую пояснить свою позицию.

Мое — и ваше, дорогие читатели, — поведение в день 18 марта окажет лишь самое минимальное воздействие на то, какие результаты объявит ЦИК. Если явка — не важно, по естественным причинам, т.е. из-за отсутствия мотивации голосовать или в результате агитации за бойкот, — будет меньше той, которая начальству нужна, они ее пририсуют. Возможности фальсификаций без скандалов, конечно, далеко небезграничны, хотя многие и думают иначе. Но они достаточны для увеличения процента тех, кто якобы проголосовал. Если этих возможностей не хватит, они пойдут на скандал. Со скандалом можно нарисовать значительно больше.

Если кто-то из допущенных в список «кандидатов» вдруг наберет больше, чем начальство рассчитывало, они заберут его голоса и перекинут их в те строчки, которые сочтут нужными. О возможностях фальсифицировать см. выше.

Таким образом, повлиять на т.н. выборы — не только на конечный результат, а хотя бы на официальное распределение голосов — мне представляется возможным только в отдельных точках, а в масштабах страны — невозможным. «Голосуй — не голосуй…» — продолжение вам известно.

Кто-то, правда, может голосовать, ориентируясь на более долгосрочные цели. Пусть, например, Грудинин или Собчак, будь они трижды выдвиженцами администрации, получат побольше. Тогда они смогут закрепиться в политике — Грудинин отберет КПРФ у Зюганова, Собчак сделает свою партию, и будет счастье. Не исключаю таких планов и в Кремле.

Грудинин и Собчак, конечно, наиболее интересные фигуры этих выборов, хотя бы потому, что новые. В аргументах их потенциальных избирателей обращают на себя внимание два момента.

Во-первых, представление о том, что политика — дело, по определению, аморальное, а потому предъявление моральных требований к политикам неадекватно и глупо. И вообще, ты, что ли, без греха?

Да, с грехом я, с грехом. Но борьба у нас идет не за левую или правую повестку, а за правду. Самое отвратительное в сегодняшней системе — ложь и лицемерие. Не за Навального же выходили на последние митинги. Или как минимум не только за него. А потому выходили, что достало наглое вранье, презрение к «населению», уверенность, что все, совершенно все сойдет с рук. А такое время и такая борьба требуют не другого, более цивилизованного и интеллигентного вранья, а правды. Требуют Сахарова, Мартина Лютера Кинга, Гавела. Их нет, говорите? Так поддержите тех, кто старается быть такими, как они. Они, кстати, тоже не ангелами родились, они себя сделали такими, какими стали. А менять одних жуликов на других, получить еще две-три созданные в Кремле партии я лично смысла не вижу.

А во-вторых, постоянные мантры об институтах, которые важнее людей, — да кто ж спорит! — привели к своеобразной аберрации сознания. Важнее людей кажутся уже не только институты, но и слова. Посмотрите, какие правильные вещи он/она говорит! Люди готовы голосовать именно за набор слов, который складывается в близкие им идеи. Интересно, если бы Кадыров начал вдруг агитировать за права человека, ему бы тоже поверили? В «Мемориал» бы приняли?

Идеи сами по себе мало что значат. Они давно изложены в толстых книжках. Значат люди, которые эти идеи не предадут и реализуют. Которые доказали это всей своей жизнью, которые, как в свое время советские диссиденты, готовы за них идти и в тюрьму, и под пули. Кто, как кто-то выразился, «немножко на кресте повисел». Или готов к этому.

Проблема события 18 марта не только в его предсказуемости и сопутствующих безобразиях, вроде недопуска Навального — единственного, нравится он вам или нет, кто вел кампанию и реально претендует на власть, а не на договорные отношения с администрацией.

Самое, по-моему, ужасное — это унижение, которому подвергаются миллионы людей. От них не просто ничего не зависит, они вообще лишены права голоса, субъектности. Дело не в том, что кто-то останется в меньшинстве, а в том, что никого и не спросят. И все это с обычной наглой ухмылкой, с какой сейчас заявляют, что уже за день собрали 400 тысяч подписей за главного кандидата. А надо будет, и двести миллионов соберут, по полторы подписи на каждого, включая младенцев. Ах, вы, оказывается, понимаете, что вам врут? Ну и сидите со своим пониманием!

По всему вышесказанному полагаю, что на этих выборах надо не Путину стараться помешать (или помочь), не о Собчак думать или Грудинине. Думать надо о себе, а не о них. И голосовать за себя.

Надо найти тот вариант, который будет вам наименее противен, который позволит это липкое унижение преодолеть. Это у каждого свое. Если вам кажется, что, бойкотируя выборы, вы сохраняете самоуважение, посылаете подальше тех, кто пытается вас использовать в чужой циничной массовке, бойкотируйте. Если для вас более естественно прийти и перечеркнуть бюллетень, да еще и написать на нем что-нибудь ненормативное, можно не отказывать себе в удовольствии.

Думаю, было бы здорово, если бы некоторое количество уважаемых людей написали открытое письмо, что не будем, мол, участвовать в фарсе, не пойдем на участок или пойдем и проголосуем против всех (допустим, испортим бюллетень), и открыли его для подписания всеми желающими. Было бы понятно, что вот конкретно эти авторитетные люди не просто не за победителя, а за его конкурента, а вообще эти выборы выборами не считают. Но главное, человек, подписавший такое письмо, почувствует: что бы ЦИК ни сделал с его голосом или с предназначенным ему бюллетенем, он свое слово сказал. Он — гражданин. И этого не отнять. Собственно, я пытаюсь сейчас собрать первые подписи под таким письмом.

А 18 марта жизнь не закончится. Ничего не бывает навсегда. Не теряйте надежды.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera