Репортажи

«Боюсь, еще одна просьба — и нас всех из СИЗО удалят»

На заседание суда по делу Белых в «Матросскую тишину» допустили журналистов

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 5 от 19 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей Лебеденкосудебный отдел, корреспондент

 

карточка процесса

Суд: Пресненский районный суд Москвы (выездное заседание в СИЗО «Матросская тишина»)
Статьи: ч. 6 ст. 290 УК «Получение взятки должностным лицом»
Обвиняемый: бывший губернатор Кировской области Никита Белых
Стадия: судебное следствие
Грозит: до 15 лет лишения свободы

Всю первую половину дня 17 января журналисты продолжали борьбу за допуск на судебное заседание по делу Белых. Накануне, 16 января, на заседание их так и не пустили. Напомним, по состоянию здоровья подсудимого судья Пресненского райсуда Наталья Васюченко перенесла процесс в СИЗО «Матросская тишина», где Белых находится под наблюдением врачей.

«Вам сначала нужно получить разрешение от суда, отправить его в нашу службу, а потом еще потребуется время на рассмотрение!» — строго отвечала «Новой» представитель ФСИН, которая днем ранее упорно не брала трубку. Ближе к обеденному перерыву разрешение от суда было получено: в СИЗО смогли пройти журналисты ряда СМИ, а также супруга Белых Екатерина.

Помещение, где проходит суд, представляет из себя небольшую комнату в 10 квадратных метров. Четыре стола: в дальнем углу — за компьютером сидит секретарь суда Саша, рядом судья Васюченко, слева от двери — стол прокуроров, а справа сидят Грохотов и Белых. Белых без наручников, активно жестикулирует, когда что-то объясняет, выглядит увереннее и лучше, чем в клетке в суде. В комнате находится дежурный сотрудник СИЗО. Он приносит воду подсудимому и выводит участников из комнаты во время перерыва. Что касается журналистов, то их немного (в маленькое помещение просто физически не вместиться всем желающим), сидят они возле дверей на стульях. Конспектируют от руки в блокнотах, никаких онлайн-трансляций и прямых репортажей из суда — все телефоны и планшеты сотрудники СИЗО у журналистов на время заседания изъяли.

Первым 17 января суд допрашивал бывшего министра экономики РФ Евгения Ясина. С Белых Ясин познакомился во время общей работы в партии «Союз правых сил» (СПС) в начале 2000-х.  Ясин охарактеризовал Белых как «превосходного управленца». Экономист вспоминал проекты по развитию бизнеса в Кировской области, которые развернул бывший губернатор, и почти сразу дезавуировал обвинение.

— На момент прихода в политику Белых был очень состоятельным. Даже мысль о том, что Никита Юрьевич мог взять  какую-то взятку — совершенно исключена, — подчеркивал Ясин.

Из проектов Белых бывший министр особенно отметил «открытый бюджет» и «народный бюджет», с помощью которых жители области могли путем голосования определять, на какие цели расходовать часть средств регионального бюджета. Вместо того чтобы осваивать бюджеты, отмечал свидетель, Кировская область мобилизовала средства.

— А ведь там никаких богатств, кроме холода, нет, — смеялся Ясин.

Больше таких губернаторов, как Белых, и все было бы хорошо, резюмировал экономист.

 — Мне уже много лет. Я был бы рад, если бы у Никиты Юрьевича была возможность продолжать свою деятельность. В силу своего жизненного опыта я глубоко убежден в его честности.

Затем допрашивали бывшего главу департамента здравоохранения и спорта Кировской области Дмитрия Матвеева. Он также положительно охарактеризовал Белых. По его словам, решения в правительстве региона всегда принимались коллегиально. Белых искал консенсуса и никогда не грозил членам правительства увольнением, если с ним не соглашались.

— Нас напрягала излишняя демократия, но это был его принцип — всех выслушать, — усмехнулся Матвеев.

В течение перерыва, пока Белых был под капельницей и обедал, адвокат Андрей Грохотов говорил с его женой Екатериной. В этот момент из совещательной комнаты показалась судья Татьяна Васюченко.

— Андрей Валерьевич, чай будете? — поинтересовалась судья. — Скоро там Никита Юрьич освободится?

Грохотов не отказался.

Белых задержался после капельницы на двадцать минут, но выглядел посвежевшим — улыбался, присев за стол, выпрямился и сцепил руки перед собой.

Допрос Матвеева продолжился. 15 марта 2012 года (в день, в который, по версии адвоката Грохотова, бывший владелец «Нововятского лыжного комбината» (НЛК) и УК «Лесхоз» Альберт Ларицкий передал замгубернатора Сергею Щерчкову взятку) Матвеев сопровождал Белых в поездке в Набережные Челны. В Киров они возвращались чартерным рейсом на самолете Ларицкого.

— А сам Ларицкий был там? — спросила прокурор Марина Дятлова.

— Нет, были только я, Белых и Алексей Кузнецов (Замгубернатора Кировской области — Прим. ред.).

Был Матвеев и на праздновании юбилея замгубернатора по культуре Александра Галицких 21 марта 2012 года (это дата, которую обозначил Ларицкий в качестве якобы дня передачи взятки, но защита Белых опровергла его показания, сверившись с графиком правительства — прим. Ред.). Белых, по словам Матвеева, задержался «примерно на сорок минут» на заседании в правительстве, его ждали, при этом в кафе он приехал вместе с тогдашним главой Кирова Дмитрием Драных (сам Драных утверждал, что в кафе они добирались по отдельности — прим. Ред.).

По словам Матвеева, на благотворительные мероприятия в Кирове тратились внебюджетные средства из фондов, организованных Белых.

В конце допроса Матвеев рассказывал об устройстве финансирования социально значимых проектов за время губернаторства Белых. В период существования Фонда поддержки инициатив губернатора, к примеру, Белых перечислял всю свою зарплату в Фонд.

— Он хотел вообще обнулить свою зарплату, но закон не прошел в заксобрании, — вспоминал свидетель.

Сам Белых в свою очередь объяснил, что зарплата некоторых чиновников области была привязана к зарплате губернатора — соответственно, обнуление зарплаты потребовало бы пересмотреть еще несколько десятков правовых актов.

Свидетеля отпустили.

— Ваша честь, а можете пожаловаться на ФСИН? — спросил Белых. — А то меня держали в камере полчаса, пока я ждал капельницу.

— Как это? — удивилась Васюченко.

— Меня сотрудник привел с обеда и сказал: «Мы должны вас привести, а забирать вас должен другой дежурный».

Васюченко обещала пожаловаться руководству СИЗО.

— И еще, может, принесем вентилятор сюда? — продолжал подсудимый. В комнате действительно было слишком душно, а окно приоткрыть хотя бы немного почему-то было нельзя, сотрудники СИЗО даже вытащили ручку из оконной рамы.

— Ну нет, Никита Юрьич, боюсь, еще одна просьба — и нас всех отсюда удалят, — проговорила Васюченко.

Следующим допрашивали предпринимателя Александра Булдакова. Войдя в комнату, он удивленно огляделся по сторонам: «Как-то я все это по-другому представлял».

С 2012 года Булдаков работал в департаменте внутренних дел Кировской области — взаимодействовал с партиями, НКО, творческими объединениями и, в частности, курировал распределение средств Фондом поддержки инициатив губернатора и Вятским фондом сотрудничества и развития. Всего, по словам Булдакова, Вятский фонд в 2014 году профинансировал проектов на 50 миллионов рублей. Партнерам фондов выступали крупные компании — «Лукойл» и автоконцерны.

— Установили тренажеры в парках, это был самый крупный проект, закупали микроавтобусы для средних и спортивных школ. Никита Юрьич не интересовался пиаром, ему было важно оставить наследие. А сейчас в Кирове внебюджетных инициатив вообще нет, — сказал Булдаков.

Он говорил быстро — секретарь суда Саша не успевала за скоростью речи и раздраженно барабанила по клавишам. Белых жестами показывал свидетелю, что надо взять паузу.

Прокурор Дятлова интересовалась, почему в 2013 году был закрыт Фонд поддержки инициатив губернатора, который финансировал социально значимые проекты за счет средств самого Белых. По словам Булдакова, проблема была с учредителями: фонд учредил Алексей Навальный, с которым Белых перестал поддерживать отношения, и оперативно руководить деятельностью фонда стало невозможно. Поэтому было принято решение фонд закрыть, после чего Белых перестал перечислять туда свои средства.

— Скажите, а средства фондов я обналичивал? — спросил Белых.

— Нет, ни одной строчки по обналичиванию средств не было. Даже гипотетической возможности не было, — ответил свидетель.

— А была ли какая-нибудь такса за покровительство предпринимателям? Иные требования, вымогательства?

Этого Булдаков тоже не припомнил. Наоборот, при Белых кировские предприниматели перестали говорить о коррумпированности власти.

— Вы были очень открыты. Давали поручения в твиттере, ЖЖ… — говорил Булдаков.

— Давайте ближе к делу, — просила Васюченко. — Вечер уже на дворе.

Вскоре свидетеля отпустили.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera