Колумнисты

Техническая Россия

«МакМафия»: новый симптом отношения Запада

Кадр из сериала

Этот материал вышел в № 6 от 22 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Культура

Анна Наринскаяспециально для «Новой газеты»

13
 

«МакМафия» — это попытка художественного освоения документального бестселлера британского журналиста Миши Гленни, описывающего мировую сеть преступных кланов и способ работы организованной преступности, доход которой, по мнению Гленни, составляет 15% мирового ВВП. В сериале факты из книги становятся фоном семейной истории беглого российского олигарха в Лондоне. Печального спивающегося миллионера играет Алексей Серебряков, его полностью «обританевшегося» сына — Джеймс Нортон (князь Болконский из бибисишного «Войны и Мира»).

Первая серия «МакМафии» вышла на канале «Би-би-си» 1 января. Вскоре после этого в твиттере российского посольства в Лондоне появился вопрос: «В сериале «МакМафия» показано, что Англия — это поле для разборок русских гангстеров. А знаете ли вы, сколько российских правонарушителей в действительности находится в британских тюрьмах?» И ответ: «Меньше десяти человек! Преступность среди русских в Великобритании куда ниже, чем в целом по стране. Отрадно, что на наших фолловеров распространяемые «Би-би-си» клише не влияют».

Это так беспомощно, что вызывает даже сочувствие.

В «МакМафии» можно действительно увидеть нечто обидное для россиян, но это точно не «клише» о русских преступниках, обложивших Лондон.

При этом надо сказать, что вообще-то «МакМафия» — это, мягко говоря, не очень хорошая работа.

Хотя бы потому, что коллаборация русских и западных артистов, которая не работает почти никогда, здесь не сработала тоже. Очень хорошие актеры — Джульет Райлэнс, Кирилл Пирогов, Дэвид Стрэтэйрн, Мераб Нинидзе — не создают никакой общности, никакого ощущения отдельной жизни. Слишком разные школа и манера, слишком разный подход к материи кино. Алексей Серебряков и Джеймс Нортон, на отношениях которых во многом строится конфликт, чужды друг другу до того, что просто не монтируются в кадре — это не люди разных цивилизаций, которые все же очень любят друг друга, как нам хотят показать. Это персонажи совсем разных фильмов, никакого взаимодействия между ними быть не может.

Или потому, что «русскость» напихана в это кино скопом и с горкой, чтоб мало не казалось.

Занимающийся темными делами и убитый в первой серии младший брат Серебрякова-олигарха в исполнении датчанина Давида Дэнсика специальным образом декорирован под Березовского.

«МакМафия». Кадр из сериала / Кинопоиск

Стены эмигрантских квартир увешены чем-то вроде русского авангарда. Лондонские эмигранты в нужный момент все, как один, надевают кипы (общеизвестно же, что среди богатых русских кругом одни евреи).

А главное — вся завязка этой истории обусловлена какой-то дурацкой неопределенностью типа таинственной русской души. В решение примерного выпускника Оксфорда мстить за своего убиенного дядю-преступника, рискуя репутацией и идя на преступления, поверить невозможно, но русские, даже выросшие в Британии, уверяют нас создатели сериала, они такие.

Но кинематографическое качество этого продукта никак не влияет на его способность отражать общественные настроения и мифы (то, что именно сериалы сегодня — лучшее зеркало современности, это уже привычное общее место). И если попытаться извлечь из «МакМафии» новую мифологию «России в глазах британцев», она сводится к следующему.

Современная Россия это большая страна третьего мира, сплошь поросшая коррупцией и в этом смысле никак не отличающаяся от какого-нибудь Пакистана. Не демоническая Империя зла, не всесильный Мордор, не ужасающий, но равный соперник, как в романах ЛеКарре и Форсайта, а именно привычно преступная периферийная страна, руководство которой крышует перевозки героина. И если и есть у нее какая-то значимая для британца роль, то это роль техническая — роль абстрактного «плохого места» необходимого для развития сюжета такого вот сериала.

Конечно, такой взгляд несправедлив. Взгляд одного народа на другой «в целости» вообще редко бывает справедливым и непредвзятым. И нелогичен — еще недавно демонические фотографии российского президента смотрели с обложек абсолютного большинства западных изданий и, казалось, роль враждебной, но таинственной и важной страны за Россией неминуемо должна укрепиться. Казалось — ан не сбылось. Но именно такой взгляд обусловлен последовательными пиар-стараниями самой России, ее самопрезентацией.

Что такое образ России, который она сама предлагает миру сегодня? Это образ страны, не скрывающей, что преследует инакомыслие, что подавляет культуру, отказывает меньшинствам в равноправии.

Страны, провозглашающей, что ориентируется на «традиционные», читай, архаичные ценности. Что это дает в совокупности, как не точное описание страны третьего мира?

Так что ругать «МакМафию» за особо зловредно поданный образ России не приходится. Образ ровно такой, какой Россия сама миру предлагает.

И он — здесь сотрудники посольства правы — довольно обидный.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera