Сюжеты

О дивный новый криптомир

Братья Дуровы готовятся изменить правила игры в интернете за 1,2 млрд долларов: как к этому относиться?

Павел Дуров. Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 6 от 22 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Сергей Голубицкийжурналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz

3
 

На исходе 2017 года новостное агентство Cryptovest, специализирующееся на технологиях шифрования, произвело санкционированную утечку информации о новом проекте братьев Павла и Николая Дуровых — TON (Telegram Open Network). С момента публикации двух документов, описывающих TON, — рекламного проспекта и технического описания — прошло более месяца, однако мировая общественность до сих пор пребывает в замешательстве, не зная как реагировать на то, что по всем признакам претендует на революцию и по значимости сопоставимо с рождением самого Интернета.

Сложность оценки и восприятия TON вытекает не столько из инженерной составляющей проекта, который задействует широкий спектр информационных и криптовалютных технологий, сколько из его масштабности. В случае успешной реализации, TON радикально изменит ключевые аспекты современной жизни общества: систему финансовых отношений, договорные обязательства, коммуникации всех уровней, и даже принципы взаимодействия государства и личности.

Предлагаю читателям рассмотреть TON во всей совокупности его контекстов, без которой этот проект теряет свою инновационную ауру.

Криптовалюты давно существуют (1384 штуки на момент написания статьи). Блокчейн-платформы живут чуть ли не в каждом банке, не говоря уже о такой авторитетной универсальной площадке как Etherium. Удаленное и распределенное хранение данных реализуют сотни сервисов вроде Dropbox и Google Drive. Несчетное количество торрент-трекеров предлагает децентрализованный обмен данных. Анонимные системы доменных имен и виртуальные частные сети предоставляют как коммерческие, так и бесплатные структуры, вроде легендарного Tor Network. О цифровой наличности мы знаем с незапамятных времён от PayPal и WebMoney. Даже совмещение функций мессенджера с электронными платежами реализовано в эпических масштабах китайским WeChat.

Грандиозность амбиций нового проекта братьев Дуровых состоит как раз в том, что TON претендует ни много ни мало на объединение всех перечисленных сервисов на единой площадке,

причём не гипотетической из далекого будущего, а уже существующей, да ещё и со 170 млн преданных пользователей. Такой площадкой для реализации TON выступает популярный мессенджер Telegram, хорошо знакомый россиянам по театральной борьбе с Роскомнадзором, которая разворачивалась в прошлом году под аплодисменты СМИ.

В рекламном проспекте TON мессенджеру Telegram выделяется ключевая роль, поскольку только он и обладает потенциалом породнить криптотехнологии, доступные пониманию горстке компьютерных гиков, с широкими народными массами. По мысли разработчиков, существующие криптовалюты (биткоин, этериум и проч.) живут в изолированной экосистеме и потому не могут конкурировать с обыкновенными деньгами. Простые люди не понимают принципов существования криптовалют и не видят за ними ничего, кроме перспективы краткосрочных псевдобиржевых спекуляций.

Где-то кто-то что-то «майнит», кто-то купил по доллару, а продал по 20 тыс. — вот и всё, что знает непосвящённых мир о биткоине.

С блокчейном дела обстоят еще печальнее. Если биткоин как-то можно соотнести с цифровыми деньгами (вроде DigiCash или WebMoney), новая технология распределенного хранения информации (коей и является блокчейн) не имеет аналогов в реальном мире, ее нельзя пощупать ни руками, ни мыслями, а потому увещевания специалистов, что блокчейн рано или поздно станет основой всех договорных отношений общества, лишь впустую сотрясают воздух.

Планируется, что TON объединит все перспективные криптотехнологии с технически неодаренным человечеством именно потому, что сервисы будут реализованы на базе уже привычной программы для обмена сообщениями.

Никаких усилий для понимания сложных технологий прилагать не придётся. После реализации в полном объёме замыслов TON, в мессенджер Telegram будет встроен «облегченный кошелек» для проведения расчетов с помощью универсальной криптовалюты Gram. «Блокчейн третьего поколения», способный к самообучению и самокоррекции, которые исключают сбои, свойственные современным криптовалютным операциям, позволит пользователям Telegram вступать в любые договорные отношения между собой, тем более, что их идентичность будет подтверждена «безопасным цифровым паспортом».

Ценные файлы и документы можно будет спокойно хранить, равно как и безопасно ими обмениваться, в «модуле распределённого хранения данных»; при этом вся виртуальная жизнедеятельность счастливых пользователей Telegram окажется надежно спрятанной от назойливого корпоративного и государственного контроля при помощи анонимного прокси-сервера и созданной на его основе «виртуальной частной сети», а следы поисковых запросов будет скрывать «анонимная система доменных имен».

Покупать и продавать вся и все без контроля позволит встроенная в «Телеграмму» будущего дружественная пользователям платежная система, а любые прочие нужды можно будет воплотить в жизнь с помощью специальной платформы для создания сторонних приложений.

Читатель наверняка уже осознал, на что замахнулась «Открытая сеть Телеграммы»: перед нами выстраивается не просто потенциальный субститут существующих реалий (начиная от банковской системы, денежных отношений, торговли и всего Интернета в целом), а подлинная криптоутопия — новая, замкнутая в себя и на себя параллельная реальность, способная подменить, в силу своего исключительного удобства и услужливости, реальность объективную.

Теперь мы переходим к самому важному в проекте братьев Дуровых: TON подается не как технологическая революция, не как долгожданный симбиоз прогрессивных криптоалгоритмов и широких народных масс, а именно как либертарианская утопия. Как инструмент подлинного освобождения личности от тоталитарного давления и контроля со стороны корпораций и государственных структур.

Пафос этих амбиций даже прописан в рекламном проспекте TON: «Известный либертарианец (Павел Дуров.С. Г.), опубликовавший манифест свободного рынка, призывал российское правительство разрегулировать и децентрализовать экономику государства. Однако Павел был вынужден продать «ВКонтакте» и покинуть Россию в 2014 г. после конфликта с правительством из-за посягательств на приватность пользователей социальной сети и свободу высказываний».

Фото: Reuters

Такую вот грандиозную революцию приготовили человечеству братья Дуровы. Как можно относиться к TON? Безусловно, с восхищением — как минимум коммерческим гением разработчиков: финансирование TON планируется осуществить с помощью ICO (Initial Coin Offering, первичного размещения монет) — процедуры коллективного финансирования, альтернативной традиционному IPO, публичному предложению акций — на рекордную сумму в 1 млрд 200 млн. долларов.

Характерно, что на начальном этапе подписка будет закрытой и половину денег предоставят крупные инвесторы из списка мировой финансовой элиты. Говорят, уже выстроилась длинная очередь.

Что касается технических аспектов проекта, то можно не сомневаться, что вопреки громким заявлениям, звучащим на профессиональных форумах (пишут, что «блокчейн третьего поколения» в том виде, как его планируют реализовать TON, невозможен при сохранении децентрализованной архитектуры), рано или поздно противоречия будут сняты и «Телеграмма» из мессенджера превратится в криптоутопию.

Гораздо больше скепсиса вызывает именно либертарианский пафос проекта.

Проблема не в самой утопии, а в отношениях TON с реальностью.

Не буду тратить время читателей на детальный анализ аспектов TON, отбирающих у государства рычаги контроля за гражданами и корпорациями. Ограничусь риторическим вопросом: неужели ФБР приложило столько усилий для ликвидации подпольного магазина Silk Road, чтобы теперь позволить двум русским вундеркиндам развернуть независимую денежную систему и торговую площадку среди бела дня у всех на виду?

Тех же, кто по наивности верит в возможность независимого существования криптоутопий в подлунном мире, отсылаю к свежему примеру — беспорядкам в Иране, которые так наглядно и цинично дезавуировали мифологию криптовольницы.

30 декабря 2017 по просьбе иранских властей администрация Telegram собственноручно заблокировала канал оппозиционного журналиста Рухоллы Зама. На следующий день правительство попросило отключить другой канал — Sadaie Mardom, но на этот раз Telegram отказался, и тогда власти просто взяли и закрыли доступ к мессенджеру на всей территории страны (YouTube, Facebook, Twitter и Google Plus в Иране заблокированы с 2013 г.)

Мораль: новый проект братьев Дуровых — замечательный образец обустройства нашего виртуально-цифрового будущего. Однако противостоять реальности ему не удастся.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera