Репортажи

«Как это за мной следили?»

На процессе по делу Никиты Белых свидетели узнают о себе много нового, а следователи страдают провалами в памяти

Фото: Сергей Фадеичев/TASS

Этот материал вышел в № 6 от 22 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сергей Лебеденкосудебный отдел, корреспондент

1
 

КАРТОЧКА ПРОЦЕССА

Суд: Пресненский районный суд Москвы (выездное заседание в СИЗО «Матросская тишина»)

Подсудимый: Никита Белых

Статья: ст. 290 ч. 6 УК «Получение взятки должностным лицом»

Стадия: судебное следствие

Грозит: до 15 лет лишения свободы

— Вот, обещал я — и принес! — торжествующе сказал Белых, входя в комнату. Правой рукой он держал трость, а в левой — нес маленький синий вентилятор.

— У нас тут теперь прямо VIP-зал, — отозвалась судья Татьяна Васюченко.

Очередным свидетелем защиты был Дмитрий Кардаков —исполнительный директор кировского отделения Российского военно-исторического общества. Кардаков вошел в комнату, натянуто улыбаясь.

— Что, страшно вам здесь? — поинтересовалась Васюченко.

— Пока нет, — ответил свидетель. И рассказал, что именно Белых продумывал стратегию деятельности общества в Кирове и привлекал туда средства спонсоров. — Нам сейчас его не хватает очень.

По словам Кардакова, историческое общество занималось восстановлением, снаряжали экспедиции за рубеж (поисковые отряды выезжали в Чехию и Латвию). Финансировались проекты в том числе из пожертвований крупных предприятий региона — официальные просьбы подписывал губернатор.

— А имело ли место направление средств на мои личные нужды? — спросил Белых.

— Нет. Банк предлагал разместить средства на депозит, но мы принципиально не извлекали прибыль из средств.

…Обеденный перерыв затянулся почти на два часа — Белых долго ставили капельницу.

Бывший министр экономики РФ Андрей Нечаев рассказал суду, что познакомился с подсудимым в 2003 году и что они виделись незадолго до задержания Белых — 2 июня 2016 года, обсуждали проблемы кировского ООО «Демьяновские мануфактуры», антикризисным управлением которого занимался Нечаев.

— Никакого вознаграждения или иную материальную благодарность Белых в обмен на помощь не требовал, — заметил экономист. По его словам, бывший губернатор поддерживал и предприятия лесопромышленного комплекса, активно взаимодействовал с федеральным министерством промышленности, чтобы реформировать отраслевое законодательство.

Периодически Нечаев повышал голос — сотрудники ФСИН прокладывали в коридоре кабель, и из-за дверей доносился шум дрели.

Адвокат Андрей Грохотов напомнил, что 2 июня 2016 года, согласно ответу ФСБ на запрос суда, Нечаев находился под наблюдением сотрудников Девятого управления ФСБ. Нечаев об этом не знал, пока Грохотов его не просветил.

— Я отправил запрос в ФСБ: что там именно проводилось, кто приказал. Мне так и не ответили, — сказал экс-министр.

По мнению адвоката Грохотова, ФСБ осуществляло оперативное наблюдение за Белых с 2015 года, однако чекисты факт наблюдения за Белых отрицали, зато в качестве объекта слежки указали Нечаева.

— А вы 2 июня вдвоем встречались? Больше никого не видели? — спросила прокурор Светлана Тарасова.

— Ну, вы понимаете, мы же люди известные, кто-то подходил, здоровался… Потом я ушел, а Никита остался, с кем-то виделся еще.

Нечаев, как и до него Евгений Ясин, положительно охарактеризовал деятельность Белых на посту губернатора и отметил, что во время правления Белых Кировская область успешнее других регионов справлялась с последствиями финансового кризиса.

— Всё это обвинение считаю абсолютной чепухой. Исходя из того, какой информацией я владею, и что знаю об этом человеке.

…После ухода Нечаева неожиданно появился свидетель обвинения — следователь по особо важным делам полковник Александр Лавров, помимо «дела Белых» он руководит следственными действиями по делу «Седьмой студии». В деле Белых Лавров проявил себя лишь тем, что осматривал место задержания экс-губернатора и пересчитывал обнаруженные 150 тысяч евро.

— Защита указала, что в двух местах номера переписанных денежных купюр не совпадают с ксерокопиями купюр, — сказала прокурор Дятлова. — Как вы это объясните?

— Человеческий фактор, техническая ошибка.

— Как это — техническая ошибка? — не поняла судья.

— Оперативник ФСБ допустил ту же ошибку в протоколе, — заметила Дятлова.

— Ну, глаз замылился, может, — оправдывался Лавров. — А вообще все сильно торопились, чтобы реализовать право Никиты Юрьича на как можно более быстрый допрос в комитете.

Кто-то засмеялся.

— Прекратите насмехаться! — воскликнула прокурор Тарасова.

Лавров же взялся объяснять, как переписывал номера купюр. Дело происходило в том же помещении, где проходила встреча Белых с Юрием Зудхаймером (главным свидетелем обвинения). Сразу после задержания Белых хотел дать Лаврову объяснения, но тот ответил, что следствие ведет другой следователь, и дал ему лист бумаги для составления замечаний.

— А наличие денег вызвало у Белых удивление? — спросила Дятлова.

— Да не было никакого удивления, — поведал Лавров.

— А о провокациях заявлял?

— Нет.

В ответ на вопрос адвоката Лавров описал порядок осмотра денег: сначала осматривались деньги из красного пакета, а затем — личные средства Белых. Смешаться они не могли.

— А кто мог перекладывать деньги, другие вещи?

— Я ничего не делал, только осматривал деньги, — отрезал Лавров.

— Так в каком все-таки источнике ошибка по номерам купюр? — вернулся к вопросу Грохотов. — Где достоверные номера?

— Ошибку увидели вы, — огрызнулся Лавров. — Я неправильно отразил номер в протоколе, возможно, вот и всё.

— И что, номера не совпадают в тех же двух местах из полутора тысяч, что и у сотрудника ФСБ? — спросил Белых.

— Обсуждать доказательства будем на прениях! — вскочила прокурор Тарасова.

Грохотов поинтересовался, почему подозреваемому не были зачитаны права. Лавров ответил, что Белых в тот момент не являлся подозреваемым — был просто осмотр места происшествия.

Белых же пожаловался на плохое самочувствие — допрос свидетеля завершился, подсудимого увели на капельницу.

…После перерыва стали смотреть видеозапись осмотра места задержания. Оказалось, что память подвела следователя Лаврова: отчетливо видно и слышно, как Белых без адвоката все-таки предъявляют обвинение и не зачитывают права, а следователь берется за различные предметы руками без перчаток — например, ставит на стол бутылку из черного пакета, в котором лежали деньги и красный пакет с бутылками вина.

— Когда Зудхаймер меня поздравил с днем рождения, я увидел красный пакет с бутылками и никаких денег, — вспоминал тот день Белых.

На видео также видно, как специалист ФСБ Сергей Будынский наносит реагент на пачки с деньгами и руки Белых, при этом почему-то распылив состав на тыльную сторону ладоней подозреваемого.

Напоследок адвокат Грохотов попросил изучить геолокацию телефонных номеров Белых, чтобы опровергнуть показания Зудхаймера, который утверждал, что 5 марта 2014 года он виделся с губернатором, и тот потребовал с него «таксу» за владение предприятиями в области. Однако выяснилось, что Белых Зудхаймеру не звонил. Более того, согласно графикам передвижения членов правительства Кировской области, встреча 5 марта 2014 года вовсе не планировалась.

…19 января исследовали и заявление в СК в отношении Белых его зама Сергея Щерчкова. Подсудимый обратил внимание на странность: ответ на заявление получен на день раньше, чем заявление было подано.

Странность с датами была и в случае с заявлением Эрика Зудхаймера — племянника главного свидетеля, который объяснял, что якобы передавал помощнице Белых 50 тысяч евро. Заявление было написано и принято СК 24 июня, хотя Эрик прилетел в Россию только на следующий день.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera