Колумнисты

Оливковая ветвь в Африне

Вторжение турок может иметь непредсказуемые последствия для всех участников сирийского военного конфликта

Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 7 от 24 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Павел ФельгенгауэрОбозреватель «Новой»

19
 

По ходу сирийской гражданской войны курды, населяющие север страны, сумели создать собственную региональную, фактически независимую федерацию (Роджава) с боеспособной, хорошо вооруженной и многочисленной народной самообороной — Yekîneyên Parastina Gel или YPG. С правительственной Сирийской арабской армией (САА) и со всякими союзными Дамаску проиранскими силами Роджава по большей части поддерживала нейтралитет, а российские ВКС и американская коалиция их поддерживали в боях с запрещенным в России ИГ (США — побольше, РФ — поменьше). В Москве уже пару лет функционирует неофициальное диппредставительство Роджавы.

Анкару и лично президента Реджепа Тайипа Эрдогана успешное строительство независимого и вооруженного курдского государственного образования вдоль почти всей турецко-сирийской границы, мягко говоря, совершенно не устраивало. Но приходилось терпеть, пока войска сирийских демократических сил (СДС), созданные на основе YPG с добавлением нескольких племенных арабских ополчений, штурмовали Ракку (столицу ИГ, запрещенной в России террористической организации — Ред.) и при поддержке США продвигались дальше на восток по долине Евфрата в Дейр-эз-Зор.

Но не успели общими усилиями разгромить основные силы самозваного халифата, как Эрдоган объявил, что дольше терпеть не станет.

В Анкаре YPG считают «террористами» и филиалом запрещенной в Турции Курдской рабочей партии (Partiya Karkerên Kurdistan, или PKK), которая много десятилетий ведет в Турции партизанско-диверсионную борьбу за национальную автономию (независимость) и признается во многих странах «террористической организацией», хотя в Москве, например, PKK присутствует, не особо скрываясь. Кроме того,

Эрдоган — исламист, его правящая партия строит в Турции исламистское государство и в Сирии поддерживает исламистов, а курды, что в Турции, что в соседних странах, радикальный ислам в массе своей не приемлют.

Понимая, что столкновение с Турцией практически неизбежно, курды Роджавы очень старались заручиться внешней поддержкой.

В восточные области Роджавы пригласили несколько тысяч американских солдат — инструкторов, советников и спецназ — помогать воевать с ИГ и чтобы турки не напали. В Африн на северо-западе провинции Алеппо пригласили российских военных — опергруппу офицеров-спецов из Центра по примирению в Сирии, а также военную полицию.

В 2016—2017 гг. турецкие войска вместе с боевиками из «Свободной сирийской армии» (ССА) перешли сирийскую границу и начали операцию «Щит Евфрата», чтобы изгнать из зоны к северу от Алеппо силы ИГ и отряды YPG, но ни Манбидж на западном берегу Евфрата они не заняли, потому что туда вслед за курдами вошло подразделение американского спецназа, ни Африн, где были русские. Более того, курды из Африна сумели взять под контроль шоссе на Алеппо.

Фактически «Щит Евфрата» провалился, поскольку через территорию, подконтрольную Дамаску, из Африна через Алеппо и Манбидж курды сумели установить оперативную связь с остальной Роджавой.

Теперь турки нашли слабое звено — на прошлой неделе глава турецкого генштаба Хулуси Акар и директор национальной разведки Хакан Фидан встретились в Москве с Сергеем Шойгу, начальником Генштаба Валерием Герасимовым и, похоже, договорились.

Российские военные «передислоцировались» из Африна, открыв дорогу турецким танкам. При этом Сергей Лавров и Шойгу в лучшем стиле сталинской пропаганды обвинили в том самих курдов и американцев, которые турок раздразнили, а курдов соблазнили своей поддержкой и потом бросили, хотя в Африне никаких американцев никогда не было.

Небо над Африном по соглашению с Пентагоном — под контролем ВКС, а теперь там летают и бомбят турецкие ВВС.

Еще до Нового года САА при поддержке проиранских отрядов и ВКС начала крупную операцию в провинции Идлиб против боевиков оппозиции и отрядов экстремистов из бывшего фронта «ан-Нусра» (организация запрещена в России). Анкара возражала, поскольку в провинции Идлиб установлено перемирие и зона «деэскалации». Послов Ирана и РФ в Анкаре даже вызывали в МИД для протеста. Но как только началось турецкое вторжение в Африн, возобновилось наступление в Идлибе.

После взятия Абу-Духура восточная равнинно-пустынная половина провинции Идлиб оказалась отсечена, и было объявлено о начале ликвидации окруженной группировки противника.

Похоже, произошел «размен» — сторонники Дамаска при поддержке ВКС занимают солидный кусок Идлиба, а у турок развязаны руки в Африне.

Турки стараются теперь действовать, как американцы и русские — бомбить и обстреливать издали, а вперед в операцию «Оливковая ветвь» пустили боевиков под флагом ССА, но курды утверждают, что среди них много радикалов-исламистов. В Сирии только запрещенная ИГ всегда держалась строго обособленно, а бойцы остальной оппозиции часто меняют флаги и названия своих отрядов. Возможно, успех САА под Абу-Духуром был результатом перемещения боевиков из Идлиба в Африн.

Командиры ССА утверждают, что в операции «Оливковая ветвь» их до 24 тысяч, хотя более реальная цифра — до 10 тысяч. Эрдоган объявил, что операция «Оливковая ветвь» будет быстрой и что «курдские террористы» уже бегут. Очевидно, предполагалось, что когда в дело вступило более 70 турецких F-16, деморализованные курды согласятся уйти, и что русские их уговорят.

На базе Хмеймим, сообщают курдские источники, состоялись переговоры: YPG предложили коридор для отступления на восток, а в Африн должны зайти силы САА.

Эрдоган заявил, что вдоль границы на сирийской стороне будет создана «зона безопасности» 30 км в глубину, занятая протурецкими силами. При этом, очевидно, сам город Африн может быть занят войсками режима Дамаска. YPG отвергло такой полюбовный раздел и пока продолжает сопротивление.

Эрдоган собирается устанавливать свою 30-километровую зону по всей 900-километровой длине турецко-сирийской границы, что означает фактическую ликвидацию Роджавы, потому отступать курдам собственно некуда.

Боевики ССА, похоже, не очень готовы вести упорный наступательный общевойсковой бой. Если сопротивление продолжится, туркам придется вводить в Африн серьезные силы, и последствия могут быть самые непредсказуемые.

Пентагон считает Турцию стратегической основой южного фланга НАТО, обращенного на Восток, но кроме генералов, друзей у Эрдогана в странах Альянса много меньше, чем, скажем, у Владимира Путина: исламистов даже крайне правые не любят.

Затянувшаяся операция «Оливковая ветвь» может привести к изоляции Турции и даже к санкциям, хотя бы персональным против турецкого руководства, что, в свою очередь, может привести к кардинальной геополитической перестановке.

Это давняя военно-политическая мечта российского руководства — оторвать Турцию от ее традиционных западных союзников.

Взять под дружественный контроль Босфор и проливы. Щит на врата Царьграда. Мечта русских царей и вождей. Ради такой мечты курдов можно сдать оптом, не торгуясь.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera