Сюжеты

Коллекция жуликов пенсионерки Перепелкиной

Мошенничество — самый распространенный в России вид преступлений, а лучшие аферисты страны живут в Саратовской области

Этот материал вышел в № 7 от 24 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Надежда Андреевасобкор по Саратовской области

7
 

По данным Генпрокуратуры, в 2017 году в регионе отмечен рекордный рост числа мошенничеств, количество уголовных дел по этой статье увеличилось на 148 процентов — самый большой показатель среди субъектов Федерации. Как поясняет областная полиция, статистику испортили жулики, специализирующиеся на аферах с дистанционным управлением финансами. «Конкретных методов профилактики и раскрытия данного вида преступлений не имеется», — констатирует заместитель начальника областного управления МВД генерал-майор Александр Бегунов. По официальным сведениям, за год в регионе было совершено более 4 тысяч мошенничеств (в 2016-м — всего 1,5 тысячи). В реальности цифра гораздо больше, ведь не все пострадавшие обращаются в полицию. Нельзя сказать, что правоохранительные органы неохотно применяют соответствующую статью Уголовного кодекса. Обвинение в мошенничестве используется в отношении несговорчивых предпринимателей, неудобных общественных активистов, а также государевых людей, не желающих нести более строгое наказание за взяточничество.

Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

Относительно честные способы

«Где тут у нас мошенник Леонид?» — саратовская пенсионерка Ольга Перепелкина (имя и фамилия изменены по ее просьбе. — Н. А.) открывает кнопочный мобильник древней модели, ищет номер мужчины, который накануне пытался снять деньги с ее банковской карточки. Ольга Евгеньевна разместила на «Авито» объявление о продаже подержанной электроплиты. Леонид позвонил первым. Рассказал, что владеет комиссионным магазином и готов выкупить плиту за 2 тысячи рублей. Предложил немедленно перевести предоплату. Попросил номер банковской карты, срок действия и код безопасности, напечатанный на обратной стороне. «Это вовсе не конфиденциальные сведения. Вы же карту в магазине кассиру даете, цифры любой может увидеть! Секретная информация там внутри, заклеена белой полосой», — успокоил он пенсионерку. Но когда Леонид попросил прочитать СМС с паролем для подтверждения операции, Перепелкина осознала ситуацию, сбросила звонок и успела заблокировать карточку.

Звоню Леониду. Внимания прессы он явно не ожидал. Растерянно говорит, что на самом деле зовут его вовсе не Леонидом, рассказывать журналистам о своем бизнесе не хочет, и бросает трубку.

«Урок лохотрона обошелся в 300 руб­лей — столько стоит перевыпуск карточки, — подытоживает Перепелкина. — Обидно. Я-то думала: меня не разведешь! Я же в «Дешели» ходила и вышла без кредита!» Салоны красоты, предлагающие элитную косметику для кожи и волос, появились в Саратове пять лет назад. Представители фирмы звонили горожанкам по мобильным номерам и приглашали на бесплатные процедуры с использованием чудо-кремов. Тем, кто отказывался, звонили снова и снова. Тем, кто соглашался, напоминали, что на презентацию обязательно нужно взять паспорт.

Презентация оказалась похожа на старую рекламу, в которой половину яйца мазали зубной пастой. «Наложили мне крем на одну щеку, ахают: почувствуйте разницу! Я говорю: не чувствую. Намазали все лицо, кричат: ты преобразилась! Купи нашу продукцию, а если денег не хватает, оформим кредит, вот же, кстати, у тебя и паспорт с собой». Потом пригласили менеджера, которая жестко напомнила, сколько времени и крема было потрачено на упрямую Перепелкину, и намекнула, что клиент­ка, не желающая платить добром за добро, может загреметь в полицию. На прощание пригрозили занести пенсионерку в черный список граждан, которые никогда не смогут воспользоваться услугами фирмы.

Многие саратовчанки выходили с такой презентации с чемоданчиком косметики и кредитным договором на 40—70 тысяч рублей. После женщины жаловались в правоохранительные органы и контролирующие службы, уверяя, что их принудили к сделке при помощи гипноза или отравленного кофе. Полиция называла это «гражданско-правовыми отношениями» и посылала недовольных клиенток в мировой суд, не находя признаков уголовного преступления.

Уязвимая категория

В 2013 году Ольга Евгеньевна искала работу и наткнулась на объявление о наборе «в крупную, развивающуюся компанию». Претендентов на вакансии пригласили на лекции и впарили учебную литературу на 350 рублей. Оказалось, речь идет о сетевом маркетинге китайской компании, продающей лекарства от всех болезней. После этого Перепелкина несколько месяцев срывала подобные объявления со столбов, «чтобы другие лохи не попадались».

На серьезные деньги семья Перепелкиных «попала» только один раз. Как считает собеседница, слабым звеном оказался муж, не сумевший отказать прекрасным представительницам клубного отдыха. Барышни выбирали будущих клиентов в крупном супермаркете, «смотрели, чтобы в тележке лежали не только хлеб и молоко». Супругу Ольги Евгеньевны предложили заполнить анкету с вопросами о туристических предпочтениях и пригласили на презентацию. В течение четырех часов убеждали приобрести таймшер. Перепелкин отдал 730 евро за пробную поездку и вместе с женой полетел на Тенерифе. На месте выяснилось, что соседям по курорту обычная турпутевка обошлась в два раза дешевле. По возвращении Ольга Евгеньевна подробно рассказала о своих впечатлениях на тематических форумах — и однажды утром обнаружила, что ее припаркованная во дворе машина разрисована оранжевой и серой краской.

Перепелкина регулярно пополняет свою коллекцию жуликов. «На днях звонили: поздравляем, вы выиграли сертификат повышения экономической грамотности, будем вас обучать! Стала выяснять в интернете, что за контора. Оказалось, обещают научить играть на фондовом рынке и берут первоначальный взнос». Чуть раньше пенсионерку приглашали поучаствовать в телефонном соцопросе о состоянии экологии и предложили прислать на дом эксперта, который оценит качество водопроводной воды и продаст чудо-прибор для очистки. До того к Перепелкиным напрашивались измерять скорость интернета, проверять состояние резинок-уплотнителей в пластиковых окнах и т.д. Женщина в возрасте 50 плюс — самая уязвимая категория.

Субсидия с подвохом

В прошлом году в областную полицию поступило больше 500 тысяч сообщений и заявлений о противоправных действиях. После их рассмотрения было возбуждено более 20 тысяч уголовных дел. Как объясняет ведомство, саратовцы «считают нарушения гражданско-правовых отношений компетенцией органов внутренних дел и по любым спорным вопросам обращаются в полицию», которая не видит в жалобах состава или события преступления.

Впрочем, органы чтут Уголовный кодекс: дела по статье 159 «Мошенничество» охотно возбуждают в отношении предпринимателей, которые имеют неосторожность связаться с государственными выплатами.

В № 98 от 6 сентября 2017 года «Новая» рассказывала историю фермеров Свотневых из Ровенского района Саратовской области. В 2013—2015 годах КФХ получало государственную субсидию на поддержку растениеводства — 220 руб­лей на обрабатываемый гектар в год, это 6—7 литров дизельного топлива. Летом 2016-го, по словам Сергея Свотнева, ему позвонил полицейский оперативник (на тот момент уже бывший) и сообщил, что у фермера могут возникнуть проблемы уголовного характера. Звонивший пообещал уладить вопрос за 20 процентов от суммы годовой субсидии, то есть за 300 тысяч рублей.

Как говорит Сергей, он сообщил о коррупционных требованиях в оперативно-разыскную часть собственной безопасности регионального управления МВД. Фермеру выдали диктофон для записи переговоров с посредником. Но тот откуда-то узнал о начатых оперативных мероприятиях.

Свотнев представил полиции документы, подтверждающие, что на средства субсидии по безналичному расчету было закуплено топливо и запчасти, и сведения об уплате налогов. Жаловался во все инстанции, вплоть до Генеральной прокуратуры. Не помогло.

Уголовное дело о мошенничестве возбудили в отношении жены фермера Инны Свотневой. Официально главой хозяйства считается именно она.

Прокурор запросил 8 лет лишения свободы. В августе районный суд назначил Свотневой три года колонии общего режима с отсрочкой исполнения наказания до 14-летия ребенка. В ноябре областной суд отменил приговор районной инстанции и признал право женщины на реабилитацию. Энгельсский отдел Следственного комитета возбудил уголовное дело о вымогательстве денег у Свотнева. Как сообщило ведомство информационному агентству «Свободные новости», подозреваемых не нашли. Проверок в отношении сотрудников МУ МВД «Энгельсское», а также разбирательств по факту незаконного возбуждения уголовного дела и привлечения заведомо невиновного лица к ответственности не проводилось.

В декабре сотрудники ФСБ задержали начальника оперативно-разыскной части собственной безопасности регионального ГУ МВД Сергея Кашева. Полковника подозревают в получении взятки в 6 миллионов рублей.

Как стать мошенником

Как рассказывал фермер Свотнев, ему звонили коллеги по несчастью, которые тоже пользовались погектарной субсидией и стали объектами полицейских проверок: «Одни решили вопрос по-тихому. Других вынудили признать вину и вернуть субсидию. Дело поставлено на поток».

Напомним, что в ответ на запрос «Новой» полиция сообщала, что в 2014—2017 годах в производстве следователей ГУ МВД находилось 19 уголовных дел по фактам хищения субсидий несвязанной поддержки, выделенных сельхозпроизводителям области. До суда дошли семь дел. По сведениям прокуратуры, в прошлом году девять фермеров получили бюджетную поддержку неправомерно (всего в 2017-м субсидиями пользовались 3 тысячи сельхозпроизводителей региона). Сообщений об оправдательных приговорах, за исключением дела Свотневых, не поступало.

Некоторые победы правоохранителей особенно впечатляют. Осенью состоялся суд над 76-летним фермером из Краснопартизанского района, который ранее получил субсидию в 26 714 рублей. В конце сезона КФХ закрылось, и сельчанин потратил бюджетные деньги не на развитие, а на оплату долгов по налогам. По мнению прокуратуры, это «противоречило условиям получения субсидии». Во время следствия бывший фермер возместил ущерб. Суд признал его виновным в мошенничестве и приговорил к штрафу в 6 тысяч рублей.

Стать мошенниками рискуют не только предприниматели, но и частные лица, не понравившиеся силовикам. Например, саратовский блогер Евгений Ширманов в течение нескольких лет снимал видеоролики о том, как сотрудники ГАИ нарушают Правила дорожного движения — паркуются на тротуаре, ездят без ремня безопасности, не включают поворотники и т.д. Юношу не раз задерживали в Саратове и родном Ершове под разными предлогами, а во время поездки в Пензу поместили на 15 суток в ИВС, обвинив в появлении на улице в нетрезвом состоянии и в неповиновении сотруднику полиции. Сидя под арестом, студент пропустил сдачу экзамена в саратовском медуниверситете и был отчислен.

Весной 2016 года Ершовская прокуратура возбудила в отношении Ширманова уголовное дело за мошенничество. По мнению надзорного ведомства, студент незаконно получал пенсию по утрате кормильца (Евгений потерял мать), выплата которой должна прекращаться при отчислении с очного отделения. Правда, спустя половину семестра после отчисления молодой человек пересдал экзамен и был восстановлен, но ему поставили в вину незаконное обогащение за два месяца на сумму 13 тысяч 229 рублей.

Ширманов заявлял журналистам, что считает причиной уголовного преследования свои выступления в интернете. Суд приговорил блогера к 120 часам исправительных работ.

Чем аферист лучше взяточника

Уголовная статья о мошенничестве часто упоминается в отчетах еще и потому, что такой квалификации своих действий добиваются государевы люди, первоначально обвиненные во взяточничестве.

Начальник отдела гособвинения областной прокуратуры Владимир Чечин был задержан при получении 10 тысяч долларов и 750 тысяч рублей. За эти деньги он обещал прекратить уголовное дело в отношении саратовского бизнесмена и обеспечить нужное ему решение арбитражного суда. В суде даже свидетели обвинения называли Чечина «легендой прокуратуры», напоминая, что он отработал в надзорном ведомстве 38 лет и в 1990-е руководил расследованием сложнейших дел, связанных с организованной преступностью.

«Скажу откровенно: я сейчас себе доказываю часть 3 статьи 159 (мошенничество), а не 290 (получение взятки). Я не собирался брать именно взятку. Я подумал, что неплохо бы заработать. Почему не взять деньги, если их дают, а ничего делать не надо. Потому я создавал образ мощного человека, который все может. Я не собирался помогать этому предпринимателю. Но если его можно было обмануть, почему этого бы не сделать?» — заявил подсудимый, отвечая на вопросы гособвинителя.

Осенью Октябрьский районный суд признал 64-летнего Чечина виновным и в мошенничестве (по эпизоду с долларами), и во взятке (по сумме в рублях) и приговорил к восьми годам колонии строгого режима с выплатой штрафа в 3,2 миллиона рублей и конфискацией имущества на 260 тысяч.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera