Колумнисты

Комедия строгого режима

Телешоу против «Смерти Сталина»

Этот материал вышел в № 8 от 26 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

23
 
Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

«Я фильм не смотрел, но осуждаю». Под таким вот до боли знакомым каждому советскому человеку девизом в телешоу на федеральных каналах обсуждали комедию британского режиссера Армандо Ианнуччи «Смерть Сталина», прокат которой должен был вот-вот начаться в России, но вмешались подлинные патриоты — деятели культуры, депутаты, и Министерство культуры, выдавшее фильму прокатное удостоверение, его быстренько отозвало. До лучших, как говорится, времен.

«Здесь смеются над тем, что для нас является неостывшей памятью. Есть вещи, над которыми глумиться нельзя», — морализировал в эфире ток-шоу «Место встречи» дежурный либерал Борис Надеждин, тут же продемонстрировавший, что есть и такие вещи, над которыми глумиться можно и даже нужно. К примеру, фамилия зловредного режиссера — чем не повод для ерничанья? «Этот Бесталуччи… вонюччи… недобертолуччи — мы не можем запретить ему снимать фильм, но зачем у нас показывать?» Ведущий Андрей Норкин тут же подхватил: «Кажется, Наум Коржавин говорил, что за фильм «Последнее танго в Париже» Бернардо Бертолуччи нужно подвесить за то место, которое он демонстрировал». Студия восторженно взвыла.

Когда немецкий журналист попытался объяснить, что это сатира, у которой свои законы, на него накинулся некий член Академии геополитических проблем: «Подожди, дойчланд. Вот смотрите сами и ржите. Кинематография — это информационное оружие. Опросы показывают, что 67% одобряют действия Сталина и считают национальным героем. Тот, кто привез кино, — дурак или предатель? Это информационная диверсия против России».

Владимир Соловьев на канале «Россия», видимо, был настолько уязвлен самим фактом появления такого вот очернительского фильма, что обращался к теме несколько вечеров подряд. «В нашей культуре не принято смеяться над своей матерью», — назидательно увещевал он создателей фильма и его сторонников, подтверждая тем самым, что для него, как и для активных противников фильма, Сталин хоть и не мать, конечно, но уж точно отец родной. Впрочем, он на всякий случай подстилал себе соломки: мол, злодеяния Сталина скрывать не надо, но и извращать их недопустимо.

Тряслась от негодования посмотревшая фильм Елена Драпеко: «Было ощущение, что жабу съела. Меня тошнило всю ночь. Это сознательная провокация. Им нужно, чтобы люди возмутились против власти. Это поругание нашей истории, наших символов, не только Сталина, но и всего правительства, всего нашего народа, который они представляют уродским».

Александр Хинштейн, также посмотревший «Смерть Сталина» на закрытом показе в Министерстве культуры, обнаружил недюжинные способности кинокритика: «Фильм не смешной. Плохой как фильм. Не держит. Нет сюжета. Я к концу просмотра даже заснул».

Днем позже в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» обсуждали тему «Какие кумиры нам нужны?». По данным опроса ВЦИОМ, в тройку кумиров ХХ века вошли Гагарин, Высоцкий и маршал Жуков. В пятерке же лидеров оказались Сталин и Солженицын.

И снова именно Соловьев раз за разом предлагал не сбрасывать со счетов заслуги Сталина перед историей и народом — все-таки Верховный главнокомандующий, кузнец нашей Великой Победы. Историк же Юрий Петров предложил объединить двух лидеров опроса — Гагарина и Высоцкого со Сталиным — при помощи строчек из песни Высоцкого: «Ближе к сердцу кололи мы профили, чтоб он слышал, как бьются сердца». И хитро улыбнулся при этом — так, что можно было понять: Сталин и для Гагарина с Высоцким был путеводной звездой.

А вот Ленин набрал вдвое меньше голосов в опросе ВЦИОМ, чем Сталин. И некоторые присутствующие объяснили это тем, что на телеэкране Ленина недавно представили агентом Парвуса, что и сказалось на доверии к нему зрительских масс.

Любопытно, что ровно в эти дни на канале «Культура» идет сериал «Меморандум Парвуса» — авторская версия фильма Владимира Хотиненко «Демон революции», показанного на канале «Россия» к 100-летию Великой Октябрьской революции. И образ Ленина в фильме отнюдь не канонический. Прямо скажем, крайне неприятный тип этот Ленин в трактовке Владимира Хотиненко, подписавшего, кстати, обращение деятелей культуры против показа в России британской картины «Смерть Сталина». А его собственная картина — не глумление ли над историей, не кощунство ли по отношению к вождю мировой революции? Ведь там, страшно сказать, Ленин, как какой-нибудь Троцкий, ходит налево от законной жены Надежды Константиновны к боевой подруге Инессе Арманд и никаких угрызений совести не испытывает.

Или возьмем еще один кощунственный фильм — прямое надругательство над святынями: «Комедия строгого режима», снятый по мотивам довлатовской «Зоны» аж в 1992 году и многократно показанный по ТВ. В нем руководство колонии строгого режима в патриотическом угаре решает силами заключенных поставить к 100-летию Ленина революционный спектакль. Виктор Сухоруков, играющий уголовника, которому по сюжету досталась роль вождя, уморительно смешон, и это уж в чистом виде карикатура на нашего национального кумира, которая должна оскорблять его фанатов до глубины души. Запретим, что ли, хотя бы и задним числом?

Галича с его антисталинскими песнями туда же — в топку? Мандельштама с его «кремлевским горцем» репрессировать вторично. «Его толстые пальцы, как черви, жирны,/И слова, как пудовые гири, верны,/Тараканьи смеются усища,/И сияют его голенища./А вокруг него сброд тонкошеих вождей…»?

Нет, конечно. Эти же свои. И вдобавок ко всему — уже давно умершие. «Не сказать о живых, а покойников мы бережем», — как писал нынешний юбиляр Владимир Высоцкий, смутьян, посмертно объявленный лучшим и талантливейшим поэтом эпохи, судя по тому, что в преддверии его 80-летия музей Высоцкого почтил присутствием сам президент Путин.

Чужим же не дадим марать нашу историю и наших кумиров. «Пусть над своими издеваются. Пусть снимут, как Рузвельт идет в туалет, а королева-мать вступает в интимные отношения с игроками «Манчестер Юнайтед», — кричали участники телешоу.

Показательно, например, что письмо министру культуры Мединскому написал сын Хрущева Сергей, усмотревший в картине «Смерть Сталина» «пасквиль на весь народ и руководство страны того времени и, в частности, на образ моего отца, Н.С. Хрущева». При этом Сергей Никитич не выразил никакого протеста против недавней программы Первого канала «На самом деле», где высказывались самые дикие версии относительно деятельности его отца: что разоблачение культа личности Сталина он устроил из личной мести за сына, якобы обвиненного в измене Родине, что Крым подарил жене, уроженке Западной Украины. Своим можно. Иностранцам — ни-ни. Диверсия. Провокация. Информационная война. В чем, собственно, в очередной раз убедились наивные телезрители, которые фильм «Смерть Сталина» не видели и вряд ли увидят, но зато теперь, безусловно, осуждают.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera