Колумнисты

Упасть и отжаться

Практически вся российская элита в зимних видах спорта зачищена и в Пхенчхан не допущена

Валери Фурнейрон. Фото: EPA

Этот материал вышел в № 8 от 26 января 2018
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

41
 

Предварительные итоги операции Международного олимпийского комитета под условным названием «Допуск-2018» подвести уже можно. По дисквалифицированным пожизненно за Сочи-2014 продолжаются слушания в Спортивном арбитражном суде, но шансов на положительное решение у 27 действующих спортсменов, похоже, нет. Как и было обещано, не получили персональных приглашений семь человек, имевших в прошлом проблемы с допингом. Еще 25 спортсменов высокого и высочайшего уровня отстранены без видимых причин — в их числе Сергей Устюгов, Антон Шипулин, Виктор Ан и другие. В мужской конькобежной и биатлонной командах вовсе осталось по одному (!) человеку.

МОК продемонстрировал избыточную жестокость, унижение России — степень ее реального авторитета в мире. Разоблачение реальной допинговой аферы наложилось на крайне неблагоприятный политический фон, пусть в МОК клянутся, что политики и в мыслях не держали.

Тем не менее бойкота — не будет, хотя бы из чисто прагматических соображений в виде угрозы длительной дисквалификации. Когда слегка уляжется направленная на «злодеев и врагов» волна народного гнева, так или иначе придется пытаться разбираться в самих себе.

Осуществлявшей первый фильтр комиссии Валери Фурнейрон, равно как и всему Международному олимпийскому комитету, все-таки пришлось давать предварительные разъяснения. Согласно им, комиссия мадам Фурнейрон отделяла «чистых» от «нечистых» исключительно из благих побуждений. Глава МОК Томас Бах, похоже, разочарован тем, что усилий организации должным образом не оценили: «Решение, которое мы приняли в декабре, является неким балансом. Оно не унижает Россию и российских спорт­сменов. Россияне имеют возможность принять участие в Играх, но только молодое поколение чистых российских спортсменов. Это решение призвано очистить российский спорт».

Отдельные комментарии только добавили масла в огонь — оказывается, комиссия МОК приглашала только тех спортсменов, в отношении которых «нет ни малейших сомнений или подозрений», а «невключение в список приглашенных не обязательно означает, что спортсмен нарушал антидопинговые правила». Тем не менее «независимая комиссия имеет существенные причины, начиная от подозрений до доказательств. Возможны разные факторы, которые не удовлетворили комиссию».

Ни один вновь отстраненный спорт­смен видимых и официально зафиксированных проблем с допингом в течение всей карьеры не имел. Подозрения и разного рода сомнения, естественно, к системе доказательств не отнесешь. Они, похоже, были учтены на основании знакомства как с расширенными списками из доклада Ричарда Макларена, так и с оказавшейся в распоряжении Всемирного антидопингового агентства базой данных Московской антидопинговой лаборатории.

Ссылаться на ворованное серьезной организации вроде как не к лицу. Но, так или иначе, эти данные, возможно, стали для комиссии Фурнейрон подтверждением казавшихся больной фантазией показаний Григория Родченкова о как минимум тысяче задействованных в программе махинаций с допингом, якобы санкционированной государством. К слову, Родченков как глава лаборатории в 2012–2015 годах, обладая неограниченными полномочиями и несомненным покровительством кураторов, как раз и делал все, что хотел.

То, что Россия не расследовала ни одну допинг-цепочку и никого по существу не наказала, сейчас и аукается самым страшным образом. По типу «не захотели оздоравливаться — придется вас оздоравливать самим». Этим в МОК и занялись — в меру своего представления о степени вины и способе наказания. Наличие фамилии в том или ином списке как минимум сочли за сомнение в чистоте, вместе с водой выплеснув и ребенка в виде отсечения от Игр всех подряд лидеров российского спорта, молодых в том числе. По принципу «лучше перебдеть, чем недобдеть».

Чего здесь больше, идеализма или демонизма, судить не берусь. Но элемент лукавства в комментариях МОК, несомненно, присутствует, а недоумение в ответ на российскую, и не только российскую, реакцию выглядит деланым.

Наказанием невиновных — а таковые в списке тех, кому отказано окончательно, несомненно, есть — оздоровления не добиться. Менталитет силовым образом не исправить — можно вызвать только обратную реакцию, что мы сейчас и наблюдаем.

В объявленном вчера олимпийском составе хоккейной сборной нет отстраненных Антона Белова, Михаила Науменкова, Алексея Береглазова, Сергея Плотникова и Валерия Ничушкина. У фигуристов две пары лишились одного из партнеров, что иначе как бредом не назовешь. А надежда в Пхенчхане, по сути, осталась только на эти два вида — хоккей и фигурное катание.

За что всем спасибо.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera