Сюжеты

Все люди — Авдоничевы

Все наши болезни — жизнь человечества

Фото автора

Этот материал вышел в № 14 от 9 февраля 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Представляем историю из собрания Русфонда, старейшего благотворительного фонда в России, который около 20 лет помогает тяжелобольным детям. Это обычный семейный портрет и простой рассказ о том, как люди преодолевают самое сложное, что может быть в жизни, — недуг собственных детей.

Все мы в каком-то смысле братья Авдоничевы, Леонид и Кирилл. Загадка жизни всех нас привела сюда, в фактический и метафорический Нижний Новгород, но каждому предназначила что-нибудь свое. Кирилл безмятежен и бодр, Леониду приходится помучиться: ему достались все напасти — и печень больная, и катаракта у него, и чуть ли не глухота. Один все схватывает на лету, но не придает этому значения, другому повторяй все по сто раз, зато уж если запомнил, то навсегда. Кирилл хитер и спокоен, Леонид простоват и нежен. Один справляется сам, вокруг другого — люди, которые хотят и умеют помочь. Как при всем этом оставаться счастливыми, дружными и небесполезными братьями-близнецами — вот вопрос к человечеству на все его времена. Его мы и обсуждаем с матерью Леонида и Кирилла Екатериной Карпенко:

«Нас в семье трое детей — двое мальчишек и я средняя, девочка. Семья заводская, мама и папа работали на ГАЗе. Так что когда окончила школу, пошла в автомеханический техникум, думали, может, и я устроюсь на завод — технологом. Отучиться-то отучилась, даже закончила с красным дипломом, но потом пошла в Волго-Вятскую академию государственной службы. Там готовят и юристов, и финансистов, а мы были специалисты по государственному муниципальному управлению. Но пока училась, начала свою карьеру в страховой компании, так там и проработала десять лет. А сейчас сижу дома с детьми — в сад отвести, к репетиторам, логопеды у нас, дефектологи, врачи и так далее.

Я была замужем. Познакомились просто. У брата моего старшего была свадьба, и на свадьбу приехал друг. Сам он нижегородский, но просто после армии остался в Москве, жил там. Начали мы с ним общаться, дружить, потом встречаться. Поженились. Но потом, к сожалению, разошлись. Тяжелая такая началась жизнь, он сам ее такую выбрал. А я считаю, приоритет — это все-таки дети. Тянуть вместе с ними еще мужика взрослого, бороться за него я была не согласна.

С детьми получилась вот какая история. Когда мы узнали, что это близнецы, были, конечно, удивлены. Сразу двое! У меня была почему-то уверенность, что это две девочки, Кира и Аня. Но когда выяснилось, что это мальчики, я довольно долго думала, как быть. Кирилла я почему-то долго называла Илюшей, я же знала, где он лежит, они же местами там в животе не меняются. И вот я его называла Илюшей, а Леню не знала как назвать. А когда он родился, когда получилось это все, я подумала: Леонид — «сын льва». И не лев, не такой прямо большой, а вот сын льва, Леонид. Красиво. А Кириллу имя выбрал муж. Я ему дала на выбор три варианта — Илья, Кирилл или Борис. Вот он и выбрал.

Еще до родов врачей пугало, что близнецы однояйцевые, плацента у них одна на двоих и они будут ее делить. Так и получилось. На 38-й неделе пришлось экстренно меня кесарить — Леня уже был настолько слаб, что не дышал. Бедняжка, ему сильно досталось, все на него свалилось. Начала отказывать печень, он весь был зеленый, два месяца мы с ним пролежали в больнице. Потом в год и восемь месяцев у него обнаружили катаракту обоих глаз, три раза мы ездили в Москву оперироваться, ему ставили искусственные хрусталики. Потом обнаружилась у нас тугоухость. Столько он всего перенес! Взрослый человек от всего такого, наверное, уже бы умер. А дети — они удивительно сильные, умеют выкарабкиваться. Желания, воли к жизни у них много.

Леня какое-то время ходил без слуховых аппаратов. Просто занимался с логопедом-дефектологом, потому что у него были проблемы с речью. То, что он что-то там иногда недослышит, не поймет, — это было не главной задачей. В четыре-пять лет начали учить с ним буквы, а он их не запоминает. Меня это дико злило. Только что букву прочли, через пять минут его спрашиваю, а он ее не помнит. Мне логопед-дефектолог объяснял, что это нормально, что Лене надо действительно тридцать пять раз повторить, такая особенность. И если он запомнит — он запомнит как следует. Так и жили. Но теперь Лене исполнилось семь лет, скоро в школу, и к школе нам посоветовали носить хорошие слуховые аппараты. Но детей я воспитываю одна, затраты и так большие, тем более мне пришлось уйти с работы. Так что купить аппараты нам помог Русфонд, иначе не получалось. Разница колоссальная — заметно, что он теперь и ведет себя, и чувствует себя по-другому. И ему легче, и с ним становится проще.

Хотя, конечно, Ленька — он в принципе человек простой. Кирилл похитрее. Может начудить что-нибудь, накуролесить, а Лене сказать: Лень, пойди разберись с этим, сделай что-нибудь. Леня пойдет и сделает. Например, как у нас бывает. Подходит Леня и говорит: мам, дай мне, пожалуйста, свой телефон. Я ему говорю: передай Кириллу, что не дам. То есть он его ко мне засылает. Ленечка — он, получается, подобрее.

Я вот смотрю на них обоих и понимаю, что счастлива. Двое детей, и такие разные! Ну да, есть проблемы, но для чего мы еще рождены? Чтобы справляться, чтобы тянуть тех, кто рядом с тобой. Наверное, я в этом смысле бываю даже слишком жесткой. Мне моя мама иногда говорит: ты ведешь себя со своими детьми как мачеха. Ну а что мне делать — плакать? Я все, наверное, выплакала в роддоме, когда узнала, что случилось. А потом подумала — ну кому я помогаю этими слезами? Где-то я услышала фразу такую… Она пришлась прямо, что называется, в тему. Очень мне понравилась. Такая примерно: плакать над тем, что можно изменить, нет смысла, а над тем, чего не изменить, нет смысла плакать. Что-то в таком вот роде. Поэтому я так и считаю: если никто не умер, будем жить. И добиваться от этой жизни всего, чего в ней не хватает».

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Благотворительный фонд Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Коммерсантъ». Решив помочь, вы сами выбираете на rusfond.ru способ пожертвования. За эти годы частные лица и компании пожертвовали в Русфонд 11,073 млрд руб. В 2018 году (на 07.02.2018) собрано 138 909 058 руб. С начала проекта Русфонда в «Новой газете» (с 25.02.2016) читатели «Новой газеты» помогли (на 07.02.2018) 85 детям на 458 880 руб.

ПОМОГАЕМ ПОМОГАТЬ

Владик Чабров, полтора года, врожденный порок сердца, спасет операция, требуется клапансодержащий кондуит.

Цена вопроса 195 300 руб.

Владик родился в срок, врачи уверяли, что малыш здоров, но на вторые сутки он стал синеть и дышать слишком часто. Владика обследовали и обнаружили у него сложный врожденный порок сердца. На следующие сутки сына на реанимобиле перевезли в московскую Детскую городскую клиническую больницу №13 им. Н.Ф. Филатова, где его прооперировали. Врачи объяснили, что эта операция вспомогательная, она даст Владику возможность подрасти и окрепнуть, фактически — дожить до радикальной коррекции порока. Владик нормально развивается, но стоит ему немного побегать, как появляется сильная одышка, у сына синеет носогубный треугольник. Кардиологи Филатовской больницы, с которыми мы постоянно на связи, говорят, что Владику нужно провести радикальную операцию с установкой протеза клапана легочной артерии как можно скорее. Саму операцию проведут по госквоте, но протез — клапансодержащий кондуит — я должна оплатить. У меня нет такой возможности, воспитываю сына одна. А из-за его болезни пока не могу выйти на работу. Живем на социальные пособия и пенсию. Пожалуйста, помогите!

Марина ЧАБРОВА, мама Владика, Москва

ПОМОЧЬ ВЛАДИКУ ЧАБРОВУ

Реквизиты для помощи

Благотворительный фонд Русфонд
ИНН 7743089883
КПП 774301001
Р/с 40703810700001449489 в АО «Райффайзенбанк», г. Москва
К/с 30101810200000000700
БИК 044525700

Назначение платежа: организация лечения, фамилия и имя ребенка (НДС не облагается). Возможны переводы с кредитных карт, электронной наличностью. Вы можете также помочь детям, пожертвовав через приложение для iPhone: rusfond.ru/app, или сделав SMS-пожертвование, отправив слово ФОНД (FOND) на номер 5542. Стоимость сообщения 75 рублей. Абонентам МТС и Теле2 нужно подтверждать отправку SMS.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110; rusfond.ru
e-mail: rusfond@rusfond.ru
Телефон 8 800 250-75-25 (звонок по России бесплатный, благотворительная линия от МТС), факс 8 495 926-35-63 с 10.00 до 20.00

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera