Сюжеты

Основы движения

В ногах правда есть, но только когда нет ноги

Фото автора

Этот материал вышел в № 18 от 19 февраля 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Представляем историю из собрания Русфонда, старейшего благотворительного фонда в России, который около 20 лет помогает тяжелобольным детям. Это обычный семейный портрет и простой рассказ о том, как люди преодолевают самое сложное, что может быть в жизни, — недуг собственных детей.

Когда в ногах правды нет, есть народная мудрость. Но когда нет ноги, народу остается одна только правда, никакой тебе мудрости. И правда эта в том, что в девять лет мальчик по имени Данил Елешин попал под КамАЗ. К счастью, ребенок выжил, но досталось ему крепко. Правую ногу сильно раздробило, сохранить ее не удалось. Мудро было бы спасти остального человека, но правда в том, что сделали это плохо. Ампутировали почти половину голени как попало — просто отрезали и зашили, не укоротили нервы, не предусмотрели, что кости будут расти. Культя сформировалась неправильно. Боли, операции, сложности с протезированием, поездки по врачам, выбивание квот, обращение за деньгами в Русфонд, очереди на помощь государства в ожидании нового бесплатного протеза раз в два года, притом что он приходит в негодность меньше чем за год. Вот правда жизни без ноги. Мудрость в том, что мать и сын, теперь уже 15-летний возмужавший красавец, просто знают эту правду. Мы разговариваем о ней с Ольгой Елешиной:

«Родилась я в Омской области. Семья была многодетная — шестеро детей. Я была самая младшая. Семейная жизнь мамина не сложилась, она разошлась с отцом. Он выпивал, дрался, гонял нас. Мать взяла детей и уехала куда глаза глядят. Просто села на поезд, а там ей посоветовали: давай к нам в Карачаево-Черкесию, у нас там и то хорошо, и это, все есть. Она и сняла там квартиру, осталась, работу нашла. Так что много мы там прожили. Я вышла там замуж, детей родила. А потом муж мой умер скоропостижно. Сердце.

Вообще тяжелая была у нас жизнь. Помню, я восемь человек хоронила друг за другом. Не успевала отмечать год, даже сорок дней. Отца мужа только похоронили, тут же следом мой муж умер. Несколько месяцев прошло, и тут Данил под КамАЗ попал, ему было девять лет. Как это вышло. Я поехала учиться, хотела получить водительские права, а у одноклассницы Данила был день рождения. Она жила прямо через улицу, напротив нас. Отвели его туда. А потом все пошли гостей провожать, а он сам, видно, решил улицу перейти. И вот прибегают ко мне и говорят: Данила сбил КамАЗ. Сбил и переехал еще задними колесами. Он был груженый. Таким вот образом получилась травма при ДТП.

Данила сразу подхватил какой-то мужчина и отвез в больницу в Черкесск. Размозжение правой ноги было такое сильное, что спасти ее было нельзя. Я понимаю, что врачам нужно было в первую очередь спасти ребенка, действовали они быстро. Но все равно операцию сделали не так, как надо: просто ровно отрубили часть голени и зашили, не сделали сразу, чтобы культя была под протез. И в результате нервы все эти не были укорочены и убраны, как положено, и боли начались постоянные, и опухала нога. Стало ясно, что все теперь нужно делать заново, нужна еще одна операция.

Мы подали заявление на квоту на эту операцию в Петербурге, в ортопедическом институте имени Турнера, стали ждать. Ждем-ждем, тянут с квотой и тянут. В конце концов сами дозвонились с сыном до этого института, а там говорят: да мы давно уже дали вам отказ, мы такие операции не делаем. А наше министерство здравоохранения молчит и молчит. Тогда мы стали искать в интернете и нашли в Петербурге Центр имени Альбрехта, дозвонились до заведующего отделением. Он говорит: приезжайте, приезжайте скорее. Я думаю: ну как приезжайте? Без квоты?! Это же денег стоит больших, а у меня их нет. В конце концов он говорит: да приезжайте вы, я вам сам тут все устрою — и квоту найду, и спонсоров. Очень он нам тогда помог. Нам сделали и операцию, и первый протез. И вот с тех пор у нас история с выбиванием этих протезов.

Дело в том, что мы переехали из Карачаево-Черкесии сюда, в село Под­лужное, в Ставропольский край. В декабре переехали, и пока я узнала, где тут что находится, пока выяснила, куда обращаться, пока добралась, пока меня оттуда отправили в другое место — уже апрель. Написала заявление, а мне говорят: поздно. Я говорю: да как поздно? Он же в предыдущем протезе отходил уже два года, он ему мал, начались боли, а ему же надо в школу ходить, надо менять протез, он растет, ему каждый год нужен новый протез. Отвечают: нет, все финансы уже распределены, поздно. Куда я только не обращалась, куда только не ходила. И к губернатору, и в минздрав, и в социальное страхование. У всех свои аргументы. Документы. Бюджет. Консультации у врачей. А консультации — только в Питере. Нам говорят: раз вы в Питере оперировались — вот туда и езжайте консультироваться. В итоге получается такой факт: с протезированием нам помогают только раз в два года. И выходит замкнутый круг: вот мы доберемся до Питера, нам там сделают операцию — потому что кость же растет, ее надо убирать. Сделают и говорят: теперь ребенку нужен новый протез, потому что у него после операции формируется культя и ему надо как раз вставать на ноги. А квоту на протез нам в это время не дают.

Я замучилась. В итоге одна женщина, человек верующий, как-то в церкви мне посоветовала обратиться в Русфонд. И слава богу, нам помогли. Данилу в Питере сделали протез из германских материалов. Он ходил в школу. А потом как раз подошло время государственной квоты, и нам по ней сделали новый протез, это было в сентябре прошлого года. Нога от него сначала воспалилась, мы лечились, а теперь вот внутренняя резинка, которая держит всю конструкцию, она протерлась, вот-вот все выйдет из строя, и что мы будем делать, я просто не знаю. А ребенок уже в восьмом классе, ему надо как следует учиться. Допустим, до сентября кое-как он в этом протезе доходит, а следующего сколько ждать? Год? Два? Ни экзаменов, значит, не сдать, ни поступить никуда. Как жить в такой ситуации? Существовать? На костылях не уйдешь никуда, ничего не добьешься.

Но с другой стороны, я верю: вот трудно бывает идти человеку, а жизнь его все равно идет. Она, бывает, и помогает, и сама верит в человека больше, чем он в нее. Поэтому и может привести туда, куда самому никогда не дойти, не добраться».

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Благотворительный фонд Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Коммерсантъ». Решив помочь, вы сами выбираете на rusfond.ru способ пожертвования. За эти годы частные лица и компании пожертвовали в Русфонд 11,093 млрд руб. В 2018 году (на 13.02.2018) собрано 159 559 714 руб. С начала проекта Русфонда в «Новой газете» (с 25.02.2016) читатели «Новой газеты» помогли (на 13.02.2018) 86 детям на 464 551 руб.

ПОМОГАЕМ ПОМОГАТЬ

Даша Румянцева, 6 лет, сколиоз 3-й степени, требуется ортопедический корсет. Цена вопроса 145 390 руб.

Даша родилась здоровой, нормально развивалась. Но два года назад я заметила, что дочка сутулится, и отвела ее к ортопеду. Врач диагностировал сколиоз 1-й степени и рекомендовал занятия плаванием, курсы массажа и лечебной гимнастики. Мы все выполняли, но искривление у Даши проявлялось все заметнее. Нам удалось попасть на консультацию в московский Национальный медицинский исследовательский центр травматологии и ортопедии. Там Даше поставили диагноз «S-образный сколиоз 2-й степени». Врач рекомендовал носить корсет Шено. Но этот корсет изготавливают индивидуально, он дорогой, а в Фонде социального страхования нам отказали, поскольку у Даши нет инвалидности. Даша сейчас активно растет, и сколиоз быстро прогрессирует. Дочке нужно как можно скорее начать носить корсет, чтобы остановить деформацию позвоночника. Мне самой корсет Шено не купить. Я одна воспитываю четверых детей, после инсульта стала инвалидом. Пожалуйста, помогите нам!

Наталья РУМЯНЦЕВА,
мама Даши, Наро-Фоминский район, Московская область

ПОМОЧЬ ДАШЕ РУМЯНЦЕВОЙ

Реквизиты для помощи

Благотворительный фонд Русфонд
ИНН 7743089883
КПП 774301001
Р/с 40703810700001449489 в АО «Райффайзенбанк», г. Москва
К/с 30101810200000000700
БИК 044525700

Назначение платежа: организация лечения, фамилия и имя ребенка (НДС не облагается). Возможны переводы с кредитных карт, электронной наличностью. Вы можете также помочь детям, пожертвовав через приложение для iPhone: rusfond.ru/app, или сделав SMS-пожертвование, отправив слово ФОНД (FOND) на номер 5542. Стоимость сообщения 75 рублей. Абонентам МТС и Теле2 нужно подтверждать отправку SMS.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110; rusfond.ru
e-mail: rusfond@rusfond.ru
Телефон 8 800 250-75-25 (звонок по России бесплатный, благотворительная линия от МТС), факс 8 495 926-35-63 с 10.00 до 20.00

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera