Комментарии

Не президента – так хоть каникулы

Как президентские выборы превратились в голосование о «сменке»

Этот материал вышел в № 18 от 19 февраля 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ЛукьяноваНовая газета

12
 
Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

18 марта, в день президентских выборов, в школах страны назначены «референдумы». В подмосковных школах будут решать, пять или шесть рабочих дней должно быть в школьной неделе. В московских — на референдум можно будет вынести до четырех вопросов, в том числе — учиться по четвертям или модулям, носить или нет школьную форму и т.п. Голосовать можно будет ученикам, которым уже исполнилось 14 лет.

Инициатива принадлежала депутату Мосгордумы Антону Молеву. Школьным директорам она была представлена на заседании палаты межрайонных советов директоров образовательных учреждений Москвы 28 января. Идея заключается в том, что президентская явка будет очень высокой, а избирательные участки очень удобно находятся в школах, так что надо воспользоваться высокой явкой родителей, чтобы решить самые важные школьные проблемы. Скептики тут же предположили, что это просто способ затащить избирателя в двух крупных регионах страны на участки для голосования: может, президента он и не пойдет выбирать, но голосовать за пятидневку или против школьной формы — побежит как миленький, особенно если пригрозить шестидневкой и обязательной формой. Ну и молодежь пусть дисциплинированно идет выбирать себе сроки каникул, а не на улицы устраивать забастовку избирателей и прочие глупости.

Сергей Собянин, поддержавший идею школьного референдума, кажется, вообще очень скептически настроен по поводу всякой школьной демократии: «Что касается школьных референдумов, мне кажется, это не для явки, это скорее, наоборот, школьные активисты воспользовались явкой на президентских выборах, потому что на их референдумы никто никогда не ходит. Это единственный шанс хоть что-то решить в своей школе», — сказал он в Общественной палате».

Так прямо уж и единственный? А как же они раньше это решали?

А вот как. И вопросы каникул, и вопросы школьной формы давно регламентированы Законом об образовании. Типовые требования к школьной форме (это установлено Федеральным законом №148-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации») утверждает субъект РФ, а какой именно должна быть форма — решает школа. И в Москве, и в Подмосковье типовые требования к школьной форме утверждены, а в уставах школ конкретизированы их конкретные требования. Зачем их массово пересматривать в середине учебного года — загадка.

Сроки каникул тоже определяет школа. Статья 28 Закона об образовании дает ей право самостоятельно разрабатывать образовательную программу, а календарно-учебный график — это часть образовательной программы (об этом говорится в Законе об образовании, статья 2, пункт 9). И свой график каникул у школ есть. Более того, согласно части 10 статьи 13, органы государственной власти и органы местного самоуправления «не вправе изменять учебный план и календарный учебный график образовательных организаций». А чем же тогда манипулировать?

Манипулировать сроками каникул — для московского правительства дело привычное. В 2014 году оно, продвигая в массы свой портал «Активный гражданин», уже покушалось на самостоятельность школ в этом вопросе. Москве пригрозили единым графиком каникул и предложили москвичам проголосовать за него на новом портале: четвертными должны быть каникулы, модульными или триместровыми. Правда, в тот раз ничего не вышло: голоса поделились почти поровну между модульными и четвертными каникулам. Так что единственным реальным следствием этой бессмысленной инициативы, на несколько месяцев поставившей на уши всех московских родителей, было освоение бюджетов на портал «Активный гражданин» и наглядную агитацию в каждой школе.

Теперь вопросом каникул, как наживкой на крючке, москвичей пытаются притащить на избирательные участки. А ведь у школ есть множество возможностей решить все эти вопросы не помпезно, с избирательными урнами (еще одна прекрасная возможность освоить бюджеты) и явкой в воскресенье, а в рабочем порядке — при помощи действующих процедур управления — с выносом вопроса, если уж он такой мучительный, на управляющий совет. Да и звать всех родителей школы и учеников на референдум в выходной день нет ровно никакой нужды: собрать мнение учеников в классе для классного руководителя — дело пяти минут и стопки листочков, для опроса родителей есть электронная почта, голосование тоже можно провести онлайн, и не надо даже специальные урны заказывать, существуют удобные онлайн-сервисы. Нет вроде бы и острой необходимости срочно решать эти животрепещущие проблемы разом для всех московских школ.

Наконец, у многих семей дети учатся в одной школе, а голосовать родители ходят совсем в другую. Или детей несколько и учатся они в разных школах. Им что — все воскресенье посвятить разъездам по школам и голосованию то за форму, то за каникулы, то за президента? Очень может быть, что семьи выберут что-нибудь одно, самое важное. И я даже не уверена, что при выборе между каникулами и президентом они предпочтут президента: святое трогать нельзя. Есть также вариант, что семья плюнет на это все и пойдет в зоопарк.

А «КП» уже сообщила, что на школьные референдумы будут вынесены «самые актуальные вопросы, которые в каком-то смысле определят программу развития конкретных школ на ближайшие годы». История образования, правда, не знает случаев, чтобы чисто формальные вопросы вроде пятидневки-шестидневки или модулей-четвертей, не говоря уж о школьной форме, определяли программу развития школ, но иначе уже совсем ничем не зазвать избирателя на эти выборы. Пусть думает, что от него на самом деле что-то зависит.

Комментарии

Андрей Бузин
специалист по избирательному праву:

— Законность проведения школьного референдума в день выборов зависит от того, участвует ли в этом государственный орган. То есть если попытка провести референдум сделана непосредственно избирательной комиссией, которая проводит выборы президента, это будет незаконное действие, по той причине, что это бюджетные затраты, которые не предусмотрены на референдум. А если это делается в таком порядке, в котором проводятся социологические опросы, вне помещения для голосования, то это ничему не противоречит. Об этом говорит и Памфилова.

Администрация школы не может вмешиваться в деятельность избирательных комиссий, это прописано в законе. Поэтому они не могут самовольно дать указание участковым избирательным комиссиям. Собянин (мастер массовых мероприятий) сейчас намекает на то, что администрация может организовывать это мероприятие в день выборов президента — да, конкретно это не запрещено.

Я хотел бы напомнить, что идея проведения референдумов возникла не сегодня, а за 6—7 месяцев до дня голосования, когда обсуждались вопросы о том, как увеличить явку. У администрации президента было несколько встреч с политтехнологами. Им была поставлена задача — увеличить явку. И начались предложения: помимо стандартного «буфеты и пирожки за пять копеек», было и предложение проведения референдума в школе. Эта идея появилась очень давно, задолго до назначения выборов. Определенными администрациями оно было принято. То, что ЦИК говорит об этом только касательно Москвы и Московской области, это неверно, потому что он забывает о том, что во многих других регионах существует такая же картина, где планируются референдумы. Это политтехнологический прием повышения явки, так как из-за сразу нескольких разного рода голосований у избирателя увеличивается интерес к происходящему.

Алексей Макаркин
политолог:

— Есть такая категория избирателей, которые сами по себе аполитичны, у них масса дел. Люди с такой психологией «что нам об этой политике думать, у нас каждая минута на счету, семья, работа, магазины, сериалы». Этот электорат не определился, и если он спонтанно окажется на участке — ну, не уходить же, раз пришли. При этом большая часть спонтанных избирателей психологически хочет присоединиться к большинству. А так как они живут не в лесу, они имеют представление о том, кто сейчас президент и кто и после выборов будет президентом.

Другое дело, что это не главный способ мобилизации. Изменение в законодательстве, которое расширит возможности голосования не по месту регистрации, а по месту фактического проживания, может быть куда более серьезным фактором для увеличения явки.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera