Сюжеты

Как кошмарят «казахстанского Навального»

Нурсултан Назарбаев против опального банкира Мухтара Аблязова: новый раунд противостояния – теперь с жертвами

Мухтар Аблязов. Фото: РИА Новости

Политика

1
 

В Казахстане ударными темпами идет судебный процесс в отношении бизнесмена Муратхана Токмади: его подозревают в убийстве банкира Ержана Татишева на охоте 13 лет назад. Нюанс в том, что Токмади заявил, будто бы заказал ему это убийство опальный банкир, главный оппозиционер страны за рубежом Мухтар Аблязов. Процесс почти наверняка ни на что не повлияет, но для Нурсултана Назарбаева Аблязов стал личным врагом, и в борьбе с ним используются все средства.

В декабре 2004 года на охоте погиб председатель правления «Банка ТуранАлем» (в дальнейшем известен как БТА-Банк) Ержан Татишев. По официальной до последнего времени версии друг с заднего сиденья передавал сидящему за рулем Татишеву ружье. В этот момент джип, в котором они ехали, подпрыгнул на кочке, и ружье выстрелило банкиру прямо в голову, он умер мгновенно. Друга звали Муратхан Токмади, он публично переживал из-за происходящего, а потом с головой ушел в бизнес и к началу 2017 года стал вполне уважаемым в стране человеком.

В середине прошлого года Токмади арестовали по обвинению в вымогательстве. Суд приговорил его к трем годам заключения – и тут началось самое интересное. Сразу после приговора на казахстанском телеканале КТК вышел двухсерийный документальный фильм «Звали его Мурка», в котором Токмади из колонии заявляет: гибель Татишева не была случайной, это убийство ему заказал тогдашний партнер банкира, а сейчас – главный оппозиционер в изгнании Мухтар Аблязов. Генпрокуратура в кратчайшие сроки (буквально на следующий день после просмотра фильма) вновь открывает дело об убийстве Татишева, Токмади снова садится на скамью подсудимых.

Имя Аблязова в его признаниях звучит каждый день – и почти наверняка это приведет к новому преследованию банкира.

Враг со стажем

Аблязов – давний враг казахстанской власти, вышедший из «своих». Бывший министр энергетики, в 2001 году он вместе с соратниками (общее название тогдашних реформаторов – «младотюрки») организовал оппозиционную партию «Демократический выбор Казахстана», бросив тем самым прямой вызов Назарбаеву. Позже Аблязов был арестован, но в 2003 году после заступничества всей тогда еще не разгромленной казахстанской оппозиции Назарбаев его помиловал – но с наказом больше никогда не заниматься политической деятельностью. «Ходатайство о помиловании было политическим маневром с целью добиться своего освобождения», — пишет об Аблязове на своем сайте подконтрольный ему фонд «Открытый диалог». Собственно, от политики бывший министр и ушел: он примкнул к Банку ТуранАлем, где как раз бурную деятельность развил Ержан Татишев.

После гибели Татишева Аблязов стал, по сути, главой банка. Противники банкира уверены, что ныне оппозиционер надавил на братьев Татишева, заставив их отдать ему контроль над «ТуранАлемом». Сам Аблязов вполне встроился в систему, при которой его банк продолжал оставаться одним из главных в стране и с которым работали в том числе и власти.

В 2009 году в банке, по официальной версии, обнаружились хищения на сумму шесть миллиардов долларов – сам Аблязов считает, что президентская семья решила забрать БТА-банк себе «из-за хороших показателей».

Банк перешел под управление государства, а сам Аблязов с несколькими сторонниками в спешном порядке через Украину уехал за границу (сторонники, впрочем, остались в Украине и спустя восемь лет вернулись, как утверждается ими самими, фактически брошенные своим вчерашним шефом).

Дальше были годы скитаний и судебных преследований: Казахстан бросился за Аблязовым в погоню и в 2013 году таки добился того, чтобы банкира посадили во французскую тюрьму и начали переговоры о его экстрадиции. За «голову Аблязова» также воевали Украина и Россия (в России НТВ даже выпустил фильм «Главарь банка» о предполагаемых нарушениях БТА-банка в России: многие до сих пор считают, что этот фильм был заказан в том числе казахстанскими властями). Однако в 2016 году получилась ситуация «это фиаско, Нурсултан»: французский суд посчитал, что Аблязова преследуют по политическим мотивам, и отпустил его из тюрьмы в начале декабря, под самый день независимости Казахстана. От Казахстана в этот момент, действительно, уже ничего не зависело.

Мухтар Аблязов. Фото: РИА Новости

Отсель грозит он Нурсултану

С момента выхода Аблязова начинается новый виток борьбы казахстанских властей с олигархом и оппозиционером в одном лице. Уже 16 декабря, в День независимости Казахстана, Аблязов выходит в прямой эфир на Facebook, однако видят его далеко не все: спецслужбы максимально блокируют соцсети по всей стране. Позже эфир Аблязова все равно становится доступен, и выясняется, что ничего принципиально нового он не говорит. По мнению олигарха, Нурсултана Назарбаева и его ближний круг нужно судить, и он – Аблязов – приложит для этого все усилия, а сам обязательно вернется в страну в должности премьер-министра (президентство как дискредитировавший себя институт нужно упразднить).

В дальнейшем Аблязов начинает выходить в эфир регулярно, и регулярно же в стране возникают неполадки с соцсетями (министр информации и коммуникации Даурен Абаев при этом заявил на прямой вопрос, что у него проблем с интернетом нет). Через прямую трансляцию же Аблязов заявляет о возрождении «Демократического выбора Казахстана»: движение публикует свою экономическую программу, у него появляются сторонники, которых – за неимением другого инструментария для влияния, — Аблязов просит участвовать в разных флешмобах вроде «Наклей эмблему ДВК на полицейскую машину».

Параллельно власти Казахстана начинают заочный суд над Аблязовым: очевидно, их сильно задел щелчок по носу от французского суда. Аблязова обвиняют все в тех же хищениях – и 7 июня 2017 года приговаривают к 20 годам тюрьмы, добавляя штраф почти в 10 миллиардов долларов. Соратников Аблязова, вернувшихся добровольно и давших показания на банкира, приговаривают к условным срокам. На 15 лет реального срока упекают в тюрьму только директора по кредитованию Кайрата Садыкова, который признал вину лишь частично. Спустя два месяца супруга Садыкова говорит в интервью корреспонденту «Новой», что «Кайрат под воздействием своего адвоката выбрал не самую правильную тактику на суде». «Сейчас Кайрат понимает, что это было неправильно, и теперь он осознал вину и признал ее полностью. Я надеюсь на гуманность и снисхождение казахстанского правосудия», — заявила Туребаева.

Через день Садыкову поменяли 15 лет реального срока на 5 лет условно.

Сам Аблязов заявил в беседе с корреспондентом «Новой», что ожидал большего: «Думал, дадут лет сто». От властей Казахстана, сказал Аблязов, можно было ожидать и лишения гражданства, и заочного расстрела, так что «я даже удивлен его мягкостью». При этом банкир заявил, что продолжит свою политическую деятельность: он планирует вывести «миллион» на улицы, и тогда «власть уйдет сама». Это не составит большого труда, поскольку «90% населения поддерживает меня, достаточно взглянуть на мой Instagram», добавил Аблязов.

Нурсултан Назарбаев. Фото: РИА Новости

Алексей Анатольевич – kazakh edition

На несколько месяцев ситуация, казалось, вошла в вялотекущий режим. Аблязов регулярно выходил в эфиры (постоянно блокируемые, но без особого энтузиазма), рассказывал о необходимости бороться с режимом Назарбаева. Режим в ответ старался дискредитировать олигарха в том же онлайне через группу «Враги народа Казахстана 2.0» на Facebook, но степень троллинга банкира там, строго говоря, была на уровне «Кривого зеркала».

Все изменилось в ноябре 2017 года. К этому моменту казахстанские власти провели спецоперацию по аресту бизнесмена Муратхана Токмади, которого обвинили в вымогательстве. После того как суд дал ему три года тюрьмы, на телеканале КТК вышел фильм в двух частях под названием «Звали его Мурка». В нем Токмади, сидя в колонии, говорит на камеру, что убийство Ержана Татишева в 2004 году на охоте не было случайным: это якобы был заказ Мухтара Аблязова, но банкир воздействовал на Токмади «психологически». Впрочем, даже такого «влияния» оказалось достаточно, чтобы на следующий день после выхода фильма Генпрокуратура Казахстана заявила о возобновлении расследования.

Сам Аблязов в это же время выпустил первый фильм из линейки «Продукты Назарбаева»: в этом цикле команда оппозиционера намерена рассказывать о людях из окружения действующего президента, которые получили свои богатства, пользуясь как раз таки знакомством с Лидером нации. Первый фильм «КазМунайДиас» — о сыне близкого друга Назарбаева – набрал в сумме около миллиона просмотров на Youtube, но взрывного эффекта не произвел: большая часть зрителей даже не особо знала, кем является главный персонаж фильма до его появления.

Расследований по мотивам фильма никто не начинал, а к самому Аблязову приклеился лейбл «казахстанского Навального» (самого банкира-оппозиционера и его команду это сравнение раздражает).

Второго фильма, несмотря на обещание скоро его выпустить, до сих пор нет.

Иными словами, сейчас движение Аблязова идет на спад – это тем более очевидно, что сам банкир-оппозиционер не может влиять на ситуацию в стране, находясь далеко за ее пределами. Тем удивительнее, насколько рьяно казахстанская власть сейчас взялась раскручивать новое старое дело Аблязова. Очевидно, под эту цель Нурсултан Назарбаев сменил в начале декабря Генпрокурора – им стал однокурсник Дмитрия Медведева Кайрат Кожамжаров (вероятно, ему предстоит сыграть роль Вышинского при необходимости). Более того, сам Назарбаев впервые за долгое время произнес фамилию Аблязова публично. ««Когда мы с этим делом закончим? У всех перед глазами тотальное воровство денег государства и народа БТА Банком во главе с Аблязовым. По всему миру мы сейчас раскрыли и доказали, что это было явное воровство денег государства», — заявил Назарбаев, умалчивая о том, что мир как раз заявил о «политической» стороне преследования олигарха. Аблязов в ответ Назарбаева в соцсетях постарался высмеять и предложил выйти с ним на публичные дебаты.

Новое преследование Аблязова – это попытка сделать еще один заход на задержание и экстрадицию банкира-оппозиционера в Казахстан, говорит политолог Айдос Сарым. «Сейчас узаконивается то, о чем говорили еще в момент, когда Татишева убили, — что это не мог быть случайный выстрел, что подоплека у этого другая, — объясняет он в беседе с корреспондентом «Новой». – Сейчас обвинения выдвигаются все тяжелее, и на это может быть расчет: одно дело, когда человека обвиняют в махинациях, и совсем другое дело, когда речь идет об убийстве».

Перспективы у нового дела Аблязова неоднозначные: иногда все делается настолько топорно, что «создается ощущение, что некоторые группы внутри власти делают все для раскрутки образа Аблязова-мученика», хмыкает политолог. Общественное мнение не всегда встает на сторону государства – при том, что Аблязову «есть за что ответить в Казахстане». Но очевидно, что для казахстанской власти и лично Нурсултана Назарбаева это своего рода идея-фикс, ради которой можно пожертвовать общественным мнением (не в первый раз тем более). «К представителям казахстанского бизнеса Назарбаев всегда относился как к детям, да и бизнесмены звали его чуть ли не «отец родной» (в том числе и Аблязов). У нас в этом смысле страна достаточно патриархальная. И для Назарбаева такое поведение Аблязова – это предательство», — констатирует Айдос Сарым.

Впрочем, даже если Аблязову удастся отбиться от претензий казахстанской власти, претензии к нему есть и у власти российской. И дело не только в истории с БТА-Банком, но и с лидером ДПНИ Александром Беловым (Поткиным), которого обвиняли в создании экстремистского сообщества с целью свержения Нурсултана Назарбаева и чье дело, судя по задержанию Петра Милосердова по обвинению в том же, все еще живет. В спонсировании этого сообщества подозревают в том числе и Аблязова. 

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera