Колумнисты

Цирк с конями

Дебаты кончатся, а ОН останется

Этот материал вышел в № 22 от 2 марта 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

28
 
Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

В народе говорят: старый конь борозды не испортит. Он и не подкачал — старый, закаленный в предвыборных скачках конь. В мгновенье ока превратил заведомо бессмысленное формальное мероприятие под названием «теледебаты» в цирк с конями, в балаган и базар. В этом жанре равных ему, старейшему бойцу предвыборного фронта, нет. Это его, простите, конек. За это его обожает ТВ — там, где Жириновский, скучно не будет. Противно, мерзко — да. Скучно — точно нет.

Интересно не это — кто ж не знает повадок Жириновского? Интересна реакция самого канала «Россия» на скандал, устроенный им в студии «Вечера с Владимиром Соловьевым». Безобразная сцена с руганью и откровенным матом в ходе первых теледебатов у Соловьева разыгралась, как известно, во время прямого эфира на Дальний Восток, и уже в середине дня, задолго до того, как этот выпуск в записи дошел до европейской части страны и Москвы, попала в Сеть.

В вечерних «Вестях» именно эту сцену выделили в отдельный сюжет, с нескрываемой гордостью назвав произошедшее днем «одной из самых обсуждаемых тем» и призвав зрителей ни в коем случае не пропустить «горячие и эмоциональные — иногда даже очень — дебаты на нашем канале».

Не менее показательно поведение ведущего этих дебатов Владимира Соловьева в разгар скандала. Он не сделал ничего, чтобы прекратить поток сквернословия из уст «кандидата в президенты». Не мог? Связан узами предвыборного законодательства? Все претензии к ЦИК? Но в ЦИК объясняют, что не могут ничего поделать в этой ситуации, поскольку «скандал — это взаимоотношения Жириновского, Собчак и телерадиостанции». То есть сам канал-вещатель и его ведущий в подобной ситуации должны избрать адекватный способ прекратить безобразие в студии.

По закону канал не несет ответственности за происходящее в его студиях, если программа транслировалась в прямом эфире. Между тем позорный эпизод не только не был вырезан из вечернего эфира (разве что матерное слово запикали), но и, как мы видели, специально проанонсирован и разрекламирован. Что можно было сделать в рамках законодательства? Отключить микрофон скандалисту, уйти на рекламную паузу, заставить извиниться, указать на дверь? Наверное, и то, и другое, и третье, руководствуясь не только статьями предвыборного закона, но и в первую очередь интересами зрителей-избирателей. Не сделали ничего. А если бы Жириновский или кто-то другой полез на кого-то из участников с топором? Или ножичком полоснул? Или вцепился обидчице в волосы (и такое есть в его «послужном списке», женщину — коллегу по Думе за волосы таскал на радость всем снимавшим)? Ведущий и другие очевидцы наблюдали бы за всем этим так же безучастно — мол, мы люди маленькие, наша хата с краю, вмешиваться никак нельзя, закон не позволяет.

Однако именно по закону «кандидаты на высший пост не вправе использовать эфирное время для призывов голосовать «против» или «за» других кандидатов», а также распространять о них информацию, способствующую «созданию отрицательного отношения у избирателей».

Чем еще, если «не созданием отрицательного отношения» избирателей к кандидату в президенты Ксении Собчак, занимался кандидат в президенты Жириновский, осыпая ее оскорблениями, самыми невинными из которых были слова «тупая дура» и «идиотка»? Да какая разница?! Зато получилось бодро, зажигательно. Об армии и укреплении обороноспособности (именно этому были посвящены дебаты) уже мало кто вспоминал. И никому из присутствующих в студии не пришла в голову совсем уж простенькая мысль — всем вместе дать отпор хаму, потребовать его удаления из студии или, наконец, демонстративно уйти самим. Кто-то брезгливо молчал, уткнувшись в пол, кто-то хихикал, кто-то перечитывал собственные тезисы, ожидая, когда буря в стакане воды утихнет.

Впрочем, на следующий день «дозрел» кандидат в президенты Павел Грудинин. Заявив, что происходящее в эфире — это не дебаты, а балаган, который дискредитирует выборы и не имеет права на жизнь, он покинул студию (только ли студию Первого канала или дебаты вообще — покажет время). Ксения Собчак вслед за ним повторила, что «дебаты сделаны так, чтобы никто из нас не мог победить. У нас как бы выборы в стране и как бы дебаты. Это та же пропаганда, которой обычно занимается ведущий на своем рабочем месте». Но студию после этого не покинула. А ведущий Анатолий Кузичев (напарник Артема Шейнина в ток-шоу «Время покажет») запел ту же песню, что и Соловьев: дебаты проходят в строжайшем соответствии с законом, следовательно, и претензии к ведущим и каналам беспочвенны.

«Меня постоянно упрекают, что я много лет назад вела «Дом-2», — сказала Ксения Собчак в финале скандальных дебатов у Соловьева. — Так вот, я хочу сказать, что там публика почище была».

И она права, пожалуй. Или, по крайней мере, права в том, что та публика строить государство не собиралась, а пыталась лишь «построить свою любовь». И на роль элиты общества она, та публика, уж точно не претендовала — как претендуют постоянные участники и ведущие не только теледебатов, но и большинства так называемых общественно-политических шоу страны. Почему скандалу у Соловьева никто, в общем, не удивился? Потому что привыкли: там, где политики и депутаты, а также «лучшие люди города» — режиссеры, писатели, общественные деятели, — там с некоторых пор всегда крики, оскорбления, попытки мордобоя (или сам мордобой).

«Герой» прошлой недели Андрей Норкин, устроивший драку в прямом эфире ток-шоу «Место встречи», снова появился в студии как ни в чем не бывало. Более того, овеянный героическим ореолом доблестного бойца за честь Родины. И что совсем уж курьезно— принялся со своими гостями обсуждать интервью артиста Алексея Серебрякова, где тот назвал национальной идеей России силу, хамство и наглость. Да кто он такой, эмигрировавший из России актеришка, чтобы оскорблять весь народ и страну, которая его родила, взрастила и дает зарабатывать деньги на безбедную жизнь в Канаде?

Негодующий вой уже который день не умолкает и в других программах, причем Серебрякова и его слова с особым ражем осуждают именно те люди и именно в тех программах, где сила, наглость и хамство давно являются основными составляющими стиля. Недаром Жириновский, один из самых ярких носителей этой «национальной идеи» и во многом основоположник стиля как в большой политике, так и на ТВ, желанный гость на всех телеканалах. С ним стыдно, но весело.

Ну а тот, кто ни на дебаты, ни на ток-шоу не ходит, — как водится, весь в белом и на белом коне. Цирк уедет, а ОН останется. Да и кто, если не ОН? Дебаты смотрите? То-то и оно.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera