Сюжеты

Трах-тибидох

Одиннадцатиклассница о подростковом сексе

PhotoXPress

Этот материал вышел в № 25 от 12 марта 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

11
 

Зигмунд Фрейд писал, что «влечение к познанию у детей поразительно рано и неожиданно интенсивным образом останавливается на сексуальных проблемах, даже пробуждается ими». Секс для подростков — ​важная тема, даже если она и смущает взрослых.

Что мы об этом думаем

Я попробовала поговорить со своими сверстниками на тему секса, и их реакция, к моему удивлению, разделилась пополам. Первый тип — ​те, кто придерживается либеральных взглядов на секс. Они считают, что подростковый секс — ​норма жизни, и поддерживают идею введения в школах уроков полового воспитания.

Второй тип реакции — ​«ой, не надо». Они стесняются разговора «об этом», потому что в их семьях тема секса строго табуирована, и потому не очень много даже знают о контрацепции.

Не знаю, кого больше — ​первых или вторых.

Что мы об этом знаем и чего не знаем

Дети знают намного больше, чем думают взрослые. Чем больше тема замалчивается — ​тем слаще плод. Табуирование темы секса может привести к нежелательным беременностям в шестнадцать лет и соответствующим заболеваниям. Напомню, что более миллиона людей в России инфицированы ВИЧ.

Именно поэтому в школах нужно вводить уроки полового воспитания (и не в формате «воздержание — ​лучшее средство контрацепции») и нужно создавать информационные порталы для подростков.

Мы все равно узнаем про секс все, что захотим. Но в силах взрослых помочь нам узнать это раньше, чем одна из нас забеременеет, один из нас впадет в депрессию из-за ощущения неполноценности собственной сексуальности.

Ориентация

Подростку с нетрадиционной сексуальной ориентацией сейчас живется… довольно легко. Да, друзья и сверстники часто не понимают и фыркают. Да, учитель порекомендует тебе не рассказывать на ЕГЭ по английскому, как ты гуляешь со своей второй половинкой своего пола, потому что проверяющий подумает, что ты просто путаешь слова «girlfriend» и «boyfriend». Но зато нас не выкидывают в мусорные баки, не окунают головой в унитаз, не льют клей на стул, не лечат в принудительном порядке, потому что очень многим людям наплевать на твою сексуальную ориентацию. Да, они считают, что ты выпендриваешься, но прямую агрессию среди подростков сложно получить.

Другое дело — ​разговоры об этом со взрослыми. Самый сложный разговор с мамой у меня состоялся год назад, когда я захотела поговорить с ней о своей ориентации. Когда моя мама слышит от меня слово «секс», она делает большие глаза и говорит что-то вроде «я в твоем возрасте слов таких не знала, даже думать об этом не могла». Обычно на этом наш разговор заканчивался, но в тот раз я подумала, что она оценит мою откровенность, и спросила, хочет ли она, чтобы я познакомила ее со своей девушкой (девушки у меня, конечно, никакой не было). В результате я получила слезы, метание подушек и крики «о боже, кого я родила!».

Лучше все-таки принимать выбор своих детей спокойно. Все равно, даже если в это верить не хочется, вы не сможете изменить своего ребенка, так что пока у вас есть шанс, оправдайте его доверие: дайте понять, что любите его любым, будь он голубым или розовым, — ​это ваш ребенок, и он такой, какой есть.

Гендер

Вопрос о гендерной идентификации — ​действительно актуальный. У меня есть подруги, которые говорят о себе в мужском роде, носят мальчишескую одежду и называют себя мужскими именами. У меня есть одноклассница, которая выглядит и ведет себя как обычная умная девушка, но о себе говорит исключительно «я пошел» или «я сделал». Есть друг-мальчик, который любит красить себе ногти. И всем живется достаточно комфортно.

Асексуалы

Некоторые из моих друзей удивили меня тем, что вообще не испытывают сексуального влечения: «Все известно, и нет никакого желания это пробовать и проверять на практике. Ко всему прочему учеба отнимает у меня много времени» (Лера, 17 лет).

Расскажите детям, как это работает!

В одной статье, посвященной теме опасности секса подростков (авторы настаивали, что вступать в сексуальные отношения раньше восемнадцати лет не стоит), я встречала мнение о том, что часто подростков к сексу толкает желание быть взрослым, подражать сверстникам и т.д. А вот это не совсем так. Причиной первого секса порой становится не только влюбленность, но и простой интерес.

Не думаю, что секс современных подростков сильно отличается от взрослого секса (все-таки физиологически мы довольно рано зреем). Разве что нам нужно ждать, пока родители уедут на дачу, и покупать презервативы иногда страшновато. Сделайте, пожалуйста, презервативы в коробке от воздушных шариков для особо стеснительных! И сколько можно этих скучных прозрачно-белых презервативов с рифлением и пупырышками, дайте нам Дарта Вейдера, Ситрипио и нарисованных на резинках котиков!

У некоторых первый раз случается лет в двенадцать. Родители, удосужьтесь к этому возрасту объяснить детям, что и как работает.

Особенно сильно моих друзей волнует табуированность темы секса у взрослых. «Это ведет к тому, что подростки просто шутят про секс, не вникая в суть. Я считаю, что «об этом» нужно говорить через красоту, а не через школьные уроки. Мне кажется, что это будет менее скучно. Доносить основы информации нужно индивидуально. Я думаю, что с просветительской миссией прекрасно справятся литература и компьютерные игры» (Маша, 16 лет).

Мы комплексуем по поводу того, что наши чувства обесценивают и родители любят поговорить о том, какие дети испорченные: секс в шестнадцать лет, мастурбация и т.д. (Поэт Бродский в стихотворении «Представление» говорил: «Между прочим, все мы дрочим!»)

Может, все-таки стоит включить дополнительные главы в учебник по анатомии и начать нормально преподавать строение репродуктивной системы? Сколько вам нужно беременных несовершеннолетних и больных СПИДом подростков, чтобы ввести в школе уроки полового воспитания и создать пособия, составленные не священниками?

Взрослые с нами об этом не говорят. А мы можем только надеяться на более открытое общение (Чихе, 17 лет).

Кабинет психолога

Марина Травкова: 

— Актуальных исследований в области подростковой сексуальности и гендера в нашей стране не ведется уже лет десять, поэтому у меня нет возможности сослаться на научные данные, я могу только обозначить некоторые контуры проблемы.

Подростковая сексуальность была, есть и будет. Она диффузна: желания и влечения блуждают, подростка может возбуждать даже платоническая строчка стихотворения или возня со сверстниками в спортзале. Практически все в это время проходят через период телесных нежностей — ​объятий, хождения за ручку. И бывает, что первый опыт поцелуев подростки — ​чаще девочки — ​получают с человеком своего пола. И это говорит только о том, что их сексуальность ищет себя.

Тема секса и гендерной идентификации в нашем обществе табуирована — ​поэтому очень вероятен подростковый бунт: все такие, а я другой. Или человек, наоборот, может перепугаться: я не такой, как все. В обществе, где тема не так напряжена, меньше соблазна в это играть. В целом все сложнее, чем бинарное деление на девочек и мальчиков. Человек может меняться в течение жизни: известно, например, что гетеросексуальные люди в закрытых общностях (в тюрьме, в монастыре) могут переходить к гомосексуальным контактам, а потом возвращаться к прежнему образу жизни. Бывает, что замужняя женщина уходит от мужа к подруге. Здесь нет окончательного варианта даже у взрослых — ​множество разных вариантов, и нет никакой необходимости эти варианты классифицировать.

Подростковый возраст — ​это кипящий бульон. С одной стороны — ​подросткам доступен интернет, где есть порно, происходит спонтанное самопросвещение — ​и они начинают идентифицировать себя: я пансексуал! а я асексуал! — ​и это поле эксперимента, и оно существует для всех и всю жизнь. С другой стороны, у них нет твердых опор, нет возможности логично и спокойно идентифицировать себя, а есть давление общества и государства, которое наталкивается на встречный эпатаж. Самое важное сейчас — ​гуманные ориентиры: не должно быть стигмы, нужно адекватное просвещение, чтобы подростки могли научиться понимать себя.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera