Сюжеты

Когда нейтралы убеждают

Сколько ни прессуют российских паралимпийцев, они опять на виду

Михалина Лысова и Алексей Иванов. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 27 от 16 марта 2018
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

 

Наши паратлеты выступают в качестве «нейтральных паралимпийских спортсменов» без указания страны. И флаги, в отличие от Олимпиады, не разрешены даже на трибунах. И в составе делегации ровно половина спортсменов от первоначальной заявки. Но допущенным к стартам бороться и побеждать никто запретить не может. Вот наши и борются. И побеждают.

Паралимпийский комитет России лишен лицензии еще с лета 2016-го, спортсмены пропустили Игры в Рио, могли пропустить и 12-ю зимнюю Паралимпиаду. Опасения, что не допустят вообще никого, сохранялись долго. Только в конце февраля МПК подтвердил, что двери в Пхенчхан открыты для 30 спортсменов и почти во всех видах спорта. Но это было «уполовиненной милостью». Не дали добро сборной по следж-хоккею — серебряному призеру Игр в Сочи-2014. Также не получили разрешения все мужчины-лыжники и биатлонисты, в том числе 6-кратный паралимпийский чемпион Роман Петушков. За них заступались знаменитые российские олимпийские чемпионы, обратившиеся с письмом, но Эндрю Парсонс был непреклонен: «МПК будет противостоять любой угрозе чистому и открытому спорту».

Чем провинились кандидаты, неоднократно проверенные на чистоту, МПК не объяснял. Вернее, объяснение было стандартное: не выполнены два пункта «дорожной карты» — на государственном уровне не признаны выводы доклада Ричарда Макларена о допинг-системе и не восстановлено в правах Российское антидопинговое агентство. Понятно, что в сферу ответственности ПКР это не входит, однако объяснения головной организацией услышаны не были. ПКР сдержанно похвалили за то, что руководство справилось с остальными требованиями, но доверие восстановленным не посчитали.

За потерю репутации следует сказать спасибо тем российским спортивным чиновникам, которые сильно перестарались с перевыполнением медального плана в Сочи-2014. 30 золотых медалей (в неофициальном командном зачете больше, чем у пяти других лучших сборных вместе взятых) стали сильнейшим раздражителем не только для МПК, но и для всего сообщества. Прямых доказательств подлога не нашли, косвенных подозрений хватило, чтобы летом 2016-го ударить по российским паралимпийцам тотальным запретом, а зимой 2018-го — частичным.

МПК не убедило и то, что все допинг-пробы, взятые по ходу квалификационных соревнований у российских паралимпийцев, дали отрицательный результат. Второй половине нейтральных кандидатов на поездку в Пхенчхан было отказано по причине того, что квалифицироваться они элементарно не успевали.

Подоплека простая: МПК счел необходимым по возможности минимизировать присутствие «нейтралов» на пьедестале почета. Чтобы исключить даже намек на их прежнюю «сомнительную» гегемонию. На церемонии открытия спортсмены в серой форме с несущим флаг МПК волонтером прошли неприметно, как незваные гости.

И с первого дня слабыми женскими силами принялись добывать золото.

567 спортсменов, 80 комплектов медалей — рекорды 12-й Паралимпиады в Пхенчхане. Сборные 49 стран и еще одна команда без названия.

Михалина Лысова первые свои медали завоевывала еще в Ванкувере-2010 в 17-летнем возрасте. У Анны Милениной только золотых было пять, а всего медалей — полтора десятка. У Екатерины Румянцевой такой впечатляющей истории не было, она вообще только третий год как в большом спорте, и на Паралимпиаде в Пхенчхане дебютировала.

К пятому дню Игр в активе 27-летней Румянцевой было уже три золота: на дистанции 6 км в биатлоне в первый день, на 15 км в лыжных гонках, и снова в биатлоне в гонке на 10 км с четырьмя огневыми рубежами. Мало кто ожидал подобного дебюта. Выступавшая в том же разряде Миленина после трех подряд серебряных наград сказала, что стабильность — признак мастерства, но золота все-таки хочется. И она его вырвала в лыжном спринте классикой у норвежки Вильде Нильсен потрясающим финишным спуртом. Соперничество Румянцевой и Милениной стало украшением всей лыжно-биатлонной программы Паралимпиады

Михалине Лысовой дали разрешение, когда она уже ни на что не надеялась, прекратила готовиться и вообще собиралась расстаться со спортом. Но Пхенчхан все-таки состоялся, она догоняла делегацию и прилетела последней. Начала с золота в биатлоне, затем были два серебра и бронза. Видно было, как тяжело приходится лыжницам на последних гонках — на Олимпиаде в феврале было всякое, но хотя бы вода сквозь лыжню не проступала. Когда лыжи почти не катили не только в гонке в разряде слабовидящих (в нем выступает Лысова), но и на дистанции соревнующихся в классе «сидя» — и без того тяжелое зрелище было мучительным. А каково было им?

Когда за дело взялся двукратный чемпион Сочи-2014 Алексей Бугаев, стало понятно, что «минимизировать» успех известных нейтральных атлетов уже не получится. Бугаев красиво выиграл альпийскую комбинацию, а на следующий день стал вторым в гигантском слаломе.

Спустя неделю после старта сборная нейтральных паралимпийцев занимала второе место в общекомандном неофициальном зачете — после сборной США, в составе которой 80 атлетов — почти в три раза больше, чем россиян. Еще важнее, что все четыре десятка допинг-проб, взятых у «нейтралов» в ходе Игр, подтвердили, что россияне соревнуются чисто и честно.

Второе будет место или пятое, возьмут они десять золотых медалей, или их будет меньше — большого значения не имеет. Да, медали — вполне материальное отражение стремления к победе, но ими не все исчерпывается. Особенно в такой специфической сфере, как паралимпийский спорт. Тут все вышедшие на дистанцию — герои.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera