Сюжеты

Где, кого, за что

Громкие процессы недели

Михаил Максименко. Фото: Артем Коротаев / ТАСС

Этот материал вышел в № 28 от 19 марта 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сергей ЛебеденкоВера ЧелищеваАндрей Карев«Новая газета»

 

Ждут Дрыманова

Сторона обвинения завершила представление своих доказательств по делу бывшего зама Бастрыкина

Суд: Московский городской суд
Статьи: ч. 6 ст. 290 УК «Получение взятки должностным лицом»
Подсудимый: Михаил Максименко, экс-руководитель главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СК РФ
Стадия: судебное следствие
Грозит: до 15 лет лишения свободы

Михаил Максименко вместе со своим заместителем Александром Ламоновым и замруководителя ГСУ СК по Москве Денисом Никандровым обвиняется в получении взятки за переквалификацию уголовного дела на менее тяжкую статью по просьбе криминального авторитета Шакро Молодого (он тоже под судом). Ламонов и Никандров заключили сделку со следствием, их дело рассматривается в особом порядке, Максименко свою вину не признает. По версии следствия, Максименко, Ламонов и Никандров способствовали освобождению из СИЗО Андрея Кочуйкова (Итальянца), задержанного по делу о перестрелке возле кафе Elements на Рочдельской улице.

В начале марта суд допрашивал свидетелей по второму эпизоду обвинения. По версии прокуроров, в октябре 2015 года Максименко получил взятку в размере $50 тыс. от петербургского предпринимателя Бадри Шенгелии. Бизнесмен расстроился из-за конфликта с полицейскими, якобы укравшими у него дорогие наручные часы, и попросил Максименко организовать их уголовное преследование. Защита Максименко считает второй эпизод сфабрикованным, сам подсудимый утверждает, что с Шенгелией никогда не встречался.

Процесс идет вяло — судья Музыченко часто откладывает заседания из-за болезни. Однако без сюрпризов не обошлось. Так, 7 марта прокурор Борис Локтионов зачитал рапорт, который следователь Следственного управления ФСБ Михаил Савицкий направил руководителю управления Михаилу Шишову в конце 2017 года. В рапорте говорилось, что Денис Никандров сам «в качестве благодарности за содействие» его назначению на должность первого замруководителя ГСУ по Москве отблагодарил своего непосредственного начальника взяткой в размере 9850 евро. Имя начальника Никандрова в рапорте не называлось, но с декабря 2015 года эту должность занимает генерал Александр Дрыманов. Он проходит по делу Максименко в качестве свидетеля: его показания суд заслушает уже на этой неделе.

12 марта в суд снова прибыл Бадри Шенгелия — выяснилось, что судья не до конца разъяснил ему права свидетеля. После завершения формальной процедуры он покинул зал. Следом за трибуну встал Роман Полозаев — начальник пятого, так называемого «воровского» отдела угрозыска по Ленинградской области. Согласно обвинению, Полозаев был главным подозреваемым по делу о краже часов у Шенгелии — на момент якобы совершившейся кражи он занимал должность замначальника отдела. Представившись суду, Полозаев с ходу дал характеристику Шенгелии:

— Это крупный мошенник, он очень большую роль сыграл в завладении недвижимостью в Санкт-Петербурге, имеет многочисленные связи в криминальных структурах и правоохранительных органах.

По словам Полозаева, он знал о наличии оперативных материалов о «краже часов», но никакой кражи часов не совершал. По его словам, сотрудники отдела «Запад» ГУСБ МВД просто сводили с ним счеты с помощью Максименко (ранее аналогичные показания дал бывший сотрудник отдела «Запад» Виталий Федосов). Поводом стала деятельность Полозаева: в ноябре 2014 года, когда полковник занимал должность замначальника ОРЧ, его подчиненные проверяли информацию о сбыте крупной партии дорогостоящих часов и в результате накрыли вместе с СОБРом сходку «воров в законе» с участием Малхаза Котуа и Шенгелии. Позже Котуа и Шенгелия были доставлены в главное управление МВД по Петербургу — это был единственный раз, когда свидетель лично сталкивался с Шенгелией. Однако тогда бизнесмен ни о какой пропаже не заявлял.

— Логично было пожаловаться на пропажу, когда все мое начальство было на месте, — разводил руками Полозаев.

По его словам, отдел «Запад» осуществлял прослушку его разговоров с сотрудниками. Именно вырванные из контекста фразы из разговоров легли в основу фиктивного уголовного дела. Фальсификацией доказательств якобы занимался Федосов, а Максименко «оказывал административное давление» на следователей ГСУ по Петербургу.

— А какой источник вашей осведомленности об административном давлении Максименко? — сложив руки на груди, поинтересовался адвокат Александр Вершинин.

— Это целый клубок информации, вращавшийся в правоохранительном сообществе Санкт-Петербурга.

Подчиненный Полозаева Максим Малберг подтвердил показания начальника, источник информации тоже указать не смог — лишь повторял формулировки «знаю со слуха», «кулуарные разговоры».

— Обычно сплетни и слухи носят достоверную информацию, — заметил прокурор Локтионов.

Свидетеля отпустили. После этого сторона обвинения зачитывала материалы дела: протоколы осмотра помещений, вещей, найденных при Максименко во время ареста. В частности, в записной книжке в айфоне подсудимого нашлись контакты Никандрова, Ламонова, Крамаренко и Богородецкого (бывшего зама Максименко, которого считают посредником в сделке Максименко и Шейхаметова). В вотсапе Максименко и Богородецкий вели активную переписку. Также в заметках Максименко нашлись фотографии Шакро Молодого.

На этом представление доказательств обвинения завершилось. Защита попросила вызвать в качестве свидетеля жену Максименко. Ее допрос пройдет в закрытом режиме.

Сергей Лебеденко,
«Новая»

Легкий косметический ремонт

За продление арестов теперь будут отвечать прокуроры. Что изменится?

Недавно вступили в силу инициированные правительством поправки в УПК, которые расширяют полномочия прокуратуры по изменению сроков содержания под стражей. Теперь обращаться к суду с ходатайством о продлении обвиняемым домашнего ареста или заключения под стражу после завершения предварительного расследования следователи самостоятельно уже не смогут. Просить суды о продлении меры пресечения напрямую теперь должны прокуроры. Они же будут ответственны за соблюдение сроков рассмотрения дела.

Ряд опрошенных «Новой» юристов полагают, что новый закон положительно скажется на судьбе обвиняемых и среди прочего будет способствовать увеличению случаев домашнего ареста. Большинство экспертов, однако, уверены: к либерализации уголовного законодательства поправки не приведут, а инициатива носит скорее чисто «косметический» характер.

Александр Хуруджи
общественный уполномоченный по правам предпринимателей, заключенных под стражу:

— Не так важно, кто продлевает сроки содержания под стражей, важно, чтобы было соблюдено законодательство и рекомендации пленумов президиума Верховного суда касательно обоснованности избрания той или иной меры пресечения. Поправки могут позволить сократить сроки следствия, ускорить вынесение судом решений, снизить расходы в части доставки арестованных в суд из СИЗО и обратно. В 90-х годах у прокуроров были полномочия по санкционированию арестов без решения суда и каких-либо серьезных нарушений при этом не допускалось, так что ждать какого-либо проявления волюнтаризма в части касательно нарушений прав обвиняемых не стоит.

Артем Каракасиян
адвокат, руководитель уголовной практики юридической фирмы «Инфралекс»:

— Вопрос о том, кому обращаться в суд — следователю или прокурору, — заметного влияния на ход расследования оказать не может. Какая, в сущности, для обвиняемого разница, кто подпишет ходатайство о продлении его меры пресечения — следователь или прокурор? Тревогу вызывает другой момент, идущий в комплексе новых поправок, — возможность на досудебной стадии продлевать срок содержания под стражей и домашним арестом свыше предельного, который составляет 12 месяцев для тяжких и 18 месяцев для особо тяжких преступлений. Сроки, установленные УПК ранее, ставили хоть какие-то рамки для следствия, заставляли заканчивать уголовные дела и направлять их в суд. Теперь, получается, под предлогом решения вопросов с утверждением обвинительного заключения прокуратуре можно еще дольше держать человека под арестом. Как минимум странно, что за недоработки следствия должен отвечать обвиняемый.

Тимур Хутов
руководитель уголовной практики юридической компании BMS Law firm:

— Поправки, с одной стороны, должны помочь ускорить следствие. Но пока непонятно, на какой срок тот или иной прокурор захочет продлевать дело. Возможно, что из-за поправки расследование растянется на годы, ведь доказывать основания для продления срока будет не нужно.

Владимир Горелик
адвокат:

— Эти новации не содержат каких-либо принципиальных изменений, улучшающих положение подследственных. Изменения носят косметический характер. Но в целом расширение полномочий прокурора на стадии предварительного следствия — идея правильная, так как обяжет прокуроров проводить конкретную работу по делу, изучать материалы, разбираться в вопросах доказанности преступления и в обоснованности позиции следствия, чем в настоящее время прокуроры практически не занимаются. Расширение полномочий прокурора может создать систему сдержек и противовесов, которая в отдельных случаях поможет невиновным оградить себя от предвзятого следствия, основанного на низком профессионализме или на коррупционной составляющей. Однако подобными косметическими средствами обеспечить действенный прокурорский надзор на стадии предварительного следствия вряд ли можно. Практика показывает, что подавляющее большинство жалоб защиты в органы прокуратуры на стадии предварительного следствия либо «отфутболивается» тому же следователю, либо заканчивается прокурорскими отписками надзирающего прокурора. Поэтому действующее законодательство нуждается в конкретных правовых нормах, которые бы обязывали органы прокуратуры не декларативно осуществлять прокурорский надзор за расследованием дела и за его результатом.

Владимир Комаров
адвокат:

— Фактически, данные изменения несут в себе идею устранения правовой коллизии. Не секрет, что внутриведомственные отношения между следствием и прокуратурой носят натянутый характер, и прежняя ситуация ставила прокурора в зависимое от следствия положение. Ведь нарушение сроков содержания под стражей в то время, когда дело находится в прокуратуре, бросало тень именно на прокурорских работников. Новый закон не приведет ни к сокращению сроков содержания под стражей, ни к их затягиванию. Самым ожидаемым последствием изменений будет, вероятно, уменьшение случаев незаконного содержания под стражей по причине истечения процессуальных сроков. Соответственно, может уменьшиться количество удовлетворенных жалоб в Европейском суде против Российской Федерации.

Раиль Гизятов
юрист Европейской юридической службы:

— Плюсы нововведений: прокурор теперь не будет ограничен по времени принятия решения сроков содержания под стражей обвиняемого. Минусы: изменения могут повлечь злоупотребления: необоснованное увеличение срока содержания под стражей, прокурор будет ходатайствовать о продлении сроков всегда, даже когда этого не требуют материалы дела. В любом случае следует дождаться, каким путем пойдет правоприменительная практика.

Денис Меркулов
юрист

— Инициатива носит технический характер. Не следует ожидать смягчения или условной либерализации уголовно-процессуального законодательства. Прежде всего, данная мера направлена на то, чтоб облегчить деятельность прокуратуры по соблюдению сроков содержания под стражей. Речь именно о законодательном урегулировании этого момента, не более.

Вера Челищева,
«Новая»

Снова на больничном

Суд: Московский областной суд
Подсудимые: Зафарджон Гулямов, Хазратхон Додохонов, Шерджон Кодиров, Абдумуким Мамадчонов, Мирзомавлон Мирзошарипов, Холик Субханов, Анвар Улугмурадов, братья Умар и Фазлитдин Хасановы (Хасанов, Субханов, Мамадчонов и Мирзошарипов погибли, дело в отношении них прекращено)
Статьи: ст. 105 УК (убийство), ст. 209 УК (бандитизм), ст. 162 УК (разбой), ст. 222 УК (незаконный оборот оружия), ст. 223 УК (незаконное изготовление оружия)
Стадия: судебное следствие
Грозит: от 12 лет до пожизненного лишения свободы

Мособлсуд в очередной раз на месяц отложил рассмотрение уголовного дела в отношении членов «банды ГТА», которых обвиняют в серии убийств водителей на трассе М4 «Дон». Одного из обвиняемых Хазратхона Додохонова отправили на повторную психолого-психиатрическую экспертизу в Институт Сербского.

На прошлой неделе предполагаемый член банды Додохонов в ходе слушаний перестал реагировать на участников процесса, игнорировал вопросы судьи, на допросах других обвиняемых сидел безучастно с кривой улыбкой на лице и смотрел в пол. По словам его адвоката по назначению, ее подзащитный перестал с ней контактировать еще 1 марта, когда его должны были допросить по последнему эпизоду.

1 августа 2017 года Додохонов вместе с другими четверыми обвиняемыми Мамадчоновым, Мирзошариповым, Субхановым и Хасановым пытался совершить побег из суда. Они напали на конвоиров и устроили перестрелку в здании Мособлсуда. В результате трое были убиты, двое получили ранения. Четверо подсудимых в нападении не участвовали, в момент инцидента они находились в зале суда. Позже один из раненых скончался в больнице.

Оставшийся в живых Додохонов находился в больнице с диагнозом «открытая черепно-мозговая травма, слепое огнестрельное ранение головы и отек головного мозга». После выписки из больницы его доставили в суд, где назначили психолого-психиатрическую экспертизу. Согласно результатам исследования, Додохонов был признан вменяемым и его состояние не препятствовало для участия в процессе.

Администрация СИЗО прислала в суд характеристику, согласно которой Додохонов имеет дисциплинарные взыскания, при общении с сокамерниками выступает в качестве лидера, неуважительно относится к администрации СИЗО, состоит на профилактическом учете из-за склонности к побегу. Как выяснили врачи, у обвиняемого острая посттравматическая энцефалопатия, которая появилась после получения открытой черепно-мозговой травмы.

В итоге судья Наталия Валикова попросила провести осмотр в зале суда. Эксперт сообщила решение, что необходимо провести дополнительную психолого-психиатрическую экспертизу в стационаре — подсудимый на вопросы не реагировал и смотрел в одну точку.

Суд принял решение назначить дополнительную экспертизу в институте Сербского, чтобы уточнить, может ли Додохонов участвовать в слушаниях и нуждается ли в принудительном лечении. Заседание отложили до 9 апреля.

Андрей Карев —
специально для «Новой»

Где, кого, за что

Дело «Нового величия»

Дорогомиловский районный суд Москвы 16 марта заключил под стражу на два месяца девять активистов движения «Новое величие». В числе арестованных есть несовершеннолетняя девушка и лидер движения Руслан Костыленков. Активистов обвиняют по статье 282.1 УК РФ (организация экстремистского сообщества).

Накануне у активистов дома прошли обыски, на которых присутствовали сотрудники ФСБ. В сети появилось видео допроса Костыленкова, на котором он говорит, что задержан за создание организации «Новое величие». «Цель организации была установление порядка на территории РФ, организации трибунала над членами правящей верхушки, отмена действующих законов и Конституции. <…> Планировали организовывать митинги, делать акции прямого действия против сотрудников правоохранительных органов. <…> Для этого мы выезжали на тренировки по стрельбе и по киданию «коктейля Молотова». Члены группировки сообщили, что придерживаются ультраправых взглядов.

Дело пензенских антифашистов

Ленинский районный суд Пензы в течение трех дней рассматривал ходатайства о продлении ареста антифашистов, обвиняемых в участии в организации «Сеть». В рамках следствия по делу о террористической организации в октябре–ноябре 2017 года в Пензе были задержаны Егор Зорин, Илья Шакурский, Василий Куксов, Дмитрий Пчелинцев и Андрей Чернов. Затем были арестованы в Петербурге Арман Сагынбаев, Виктор Филинков и Игорь Шишкин. По версии следствия, организация действовала в Пензе, Петербурге, Москве и Беларуси. Якобы молодые люди, придерживающиеся анархистских взглядов, планировали совершать взрывы на выборах и на ЧМ-2018, а затем устроить вооруженный переворот и установить анархическое государство (! — как такое возможно, в деле не уточняется). Главным доказательством их вины следствие считает видеокадры их игр в страйкбол, которое следователи трактуют как «обучение навыкам выживания в лесу и вооруженного мятежа».

Под пытками большая часть задержанных признала вину. Факт пыток подтвердили члены ОНК, посещавшие задержанных в СИЗО. Затем Филинков, Пчелинцев, Куксов, Шакурский отказались от своих признательных показаний, подтвердив, что давали их под давлением.

Арест пятерым пензенским антифашистам продлили до 18 июня. Егору Зорину срок не продлевали — он с 18 декабря находится под домашним арестом. Еще двое фигурантов, по сообщениям Медиазоны, находятся в розыске.

Между тем суд в Петербурге признал законным арест до 23 марта Виктора Филинкова, подробно рассказавшего о пытках. Основания для возбуждения дела в отношении пытавших его полицейских, разумеется, прокуратура не нашла. А после этого Филенкова перевели в известное «пыточное» СИЗО в Ленинградской области.

Еще один фигурант из Петербурга, рассказавший о пытках, Илья Капустин (по делу он проходит свидетелем), сообщил, что покинул Россию.

Дело о вандализме

14 марта в штабе организации «Левый блок» у активиста Владимира Журавлева и у троих анархистов прошли обыски в рамках дела о вандализме. Так следствие квалифицировало акцию у офиса «Единой России» 31 января, когда там разбили окно и бросили внутрь дымовую шашку. Во время обысков в штабе изымали электронные носители, ноутбуки и телефоны, журналы и личные записи. В штабе задержали трех человек — Вадима Тимергалина, Григория Синеглазова и Дениса Авдеева, затем их отпустили.

Также обыск был у троих анархистов. Один из них, Святослав Речкалов, провел в ИВС сутки. Как он рассказал правозащитникам, к нему применялись пытки — надев на голову пакет, его били током по ногам, заставляя признаться в причастности к акции у офиса «Единой России». 16 марта Речкалова отпустили под подписку. Всего по делу, по данным ОВД-Инфо, были задержаны девять человек.

Ранее 13 февраля в рамках этого же дела о вандализме прошли обыски у анархистов — Елены Горбань и Алексея Кобаидзе. Они провели ночь в ИВС, дали признательные показания, после чего их отпустили под подписку о невыезде.

Вера Челищева, «Новая»,
Медиазона и ОВД-Инфо

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera