Репортажи

«Если сможете, потихоньку забывайте обо мне»

48-летнего мужчину обвинили в совращении малолетней приемной дочери, 400 односельчан встали на его защиту

Фото автора

Этот материал вышел в № 36 от 6 апреля 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

13
 

В 2012 году на экраны вышел датский художественный фильм Томаса Виттенберга «Охота». В фильме девочке лет семи старший брат показал сцены из порнофильма, девочка перенесла их на себя и воспитателя детского сада (которого сыграл скандинавский актер Мадс Миккельсен). Мужчину арестовали, жизнь воспитателя превратилась в ад. Соседи отвернулись от него. В конце мужчину все-таки оправдали. В маленьком карельском поселке в Олонецком районе произошла история, которая очень напоминает фильм «Охота», только главный «герой» отправился в колонию строгого режима на 14 лет, а почти 400 односельчан устроили митинг в его защиту.

примечание

В целях защиты интересов несовершеннолетнего ребенка все имена участников дела, кроме Эдуарда Сидорова, изменены, изменено и название населенного пункта.

У адвоката Владислава Стефанова за спиной портрет белорусского президента Александра Лукашенко, вымпел «ФСБ России 85 лет» и фотография самого адвоката в форме. Стефанов — бывший следователь: невысокий, упрямый, недоверчивый взгляд из-под толстых линз. Адвокат показывает мне видеозапись допроса девочки шести-семи лет.

На экране следователь поселка N-ск Антон Пешков несколько минут зачитывает права девочки. Пешков еще не знает, что скоро станет бывшим следователем. Он упрямо хочет доказать, что 48-летний Эдуард Сидоров совратил ребенка. Стефанов пытается доказать невиновность Сидорова. Девочка на видеозаписи не понимает вопросов, голова ее устало закинута набок. Она либо отказывается отвечать, либо повторяет последние слова за следователем, либо просто крутит головой и мычит. В конце следователь сдается и прекращает допрос.

Эдуард (крайний слева) с коллегами. Фото автора
Расшифровка видеозаписи допроса от 21.06.17:
— Эдик просил ничего не рассказывать? Скажи, а Эдик сажал тебя к себе на коленки? — спрашивает следователь.
Девочка отрицательно качает головой.
— Не сажал. Угу. А показывал тебе свой «петух»? А просил трогать свой «петух»? А сам трогал свой «петух»? Ну почему же ты нам не хочешь всего этого рассказывать?
— Потому что.
— Потому что тебе неприятно, или ты не хочешь говорить, или ты не помнишь?
— Не помню.
— Угу. Не помнишь… Угу-у-у-у… Сейчас ты не помнишь. А когда ты помнила?
Отрицательно качает головой.

— Допрос малолетних — очень специфическое дело. К этому нужно готовиться, чтобы был какой-то результат. А просто привести маленькую девочку и полчаса разъяснять ей права, которых она не понимает, — я думаю, это неграмотно, — говорит адвокат. — Закон не требует зачитывать [детям] их процессуальные права, поскольку они их не понимают. Им разъясняется только необходимость говорить правду. А процессуальные права зачитываются их законным представителям.

Адвокат проходил специальную подготовку по допросу детей. Говорит, что смог бы разговорить девочку, но закон не дает ему такого права.

Он эмоционально защищает Эдуарда Сидорова. Во-первых, следователь в рамках оперативно-разыскных мероприятий позволил сестре допросить девочку, и это только один пример. Во-вторых, все экспертизы в пользу Сидорова — его признали психически здоровым, а сексуальных отклонений не нашли. И в-третьих, Сидоров дважды прошел проверку на детекторе лжи, в отличие от бабушки и сестры девочки.

И все равно жителя поселка N-ск Эдуарда Сидорова 9 января 2018 года коллегия из трех судей Пряжинского районного суда отправила на 14 лет в колонию строгого режима. 15 марта Верховный суд Карелии оставил приговор в силе. Его признали виновным в насильственных действиях сексуального характера в отношении малолетней дочери своей гражданской жены по пункту «б» части 4 статьи 132 УК РФ.

Следователь Антон Пешков уволился, он работает в администрации Олонецкого района. Его начальник, руководитель Олонецкого межрайонного следственного отдела СУ СК России Алексей Смирнов, работает в другом городе и понижен в должности.

Из материалов судебно-психиатрической экспертизы №1002/0916:
[Эдуард Сидоров] родился в Олонецком районе, младший из 6 детей в семье сельских тружеников. В дошкольном возрасте воспитывался бабушкой. <…> После окончания школы работал на камнеобрабатывающем заводе пос. N-ск. В 1988–1990 был призван на срочную службу в армию, демобилизовался в срок в звании старший сержант. После демобилизации на протяжении 21 года работал на лесопильном заводе пос. N-ск. <…> Отношение с девочкой были ровными, говорит, что относился к ней «как к своей дочери».

31 марта

N-ск — поселок с населением 3 тысячи человек. От Петрозаводска — пара часов по федеральной трассе до Олонца, еще полчаса вдоль покрытой льдом речки Олонки, через поля и совхозы, мимо развалившихся совхозных домов и новых дач.

В центре поселка — ржавеющие, закрытые много лет ворота N-ского лесозавода. Когда-то предприятие кормило весь поселок.

Эдуард Сидоров после закрытия завода работал вахтовым методом — ездил в Санкт-Петербург и Петрозаводск, обеспечивал первую семью. После армии он женился на школьной учительнице на несколько лет старше него. Эдуард воспитал двух пасынков, в браке родился сын. Дети выросли и разъехались. В мае 2012 года жена умерла.

Сидоров в том же году сошелся с 29-летней соседкой Н. Ее мама воспитывает двух внучек — младшую, дочь Н., и старшую, от сына.

В N-ске никто не верит, что Эдуард Сидоров — педофил.

Три женщины разговаривают днем 31 марта на улице:

— Так если он двоих детей чужих воспитал. Жалко парня, — сокрушается одна.

— Надо сходить тогда, — решает вторая.

— Так в 4 часа будет, пойдем, — говорит третья.

На нескольких столбах в поселке объявление: «Друзья! Земляки! Все, у кого болит душа за Эдуарда Сидорова! 31 марта в 16.00 приходите на митинг в поддержку односельчанина! Кто, если не мы!»

Сестра Эдуарда Людмила. Фото автора

На центральной площади ждет журналистов сестра Эдуарда. Она воспитывала его с малолетства и уверена в невиновности брата. Его сожительницу называет странным карельским словом «полохала» (какая-то замедленная).

Жители поселка, соседи и знакомые тоже в адрес Сидорова не могут сказать ничего плохого:

— У Эдика с этой девочкой были нормальные отношения, как у отца с дочерью. Он с ней играл, занимался. Не было никаких подозрений. У меня двое детей, старшей дочери 13 лет, он сидел с нашими детьми, мы оставляли спокойно, — рассказывает Оксана Б., подруга сожительницы Эдуарда. — Не мог он этого сделать, просто подстава.

Соседи этажом ниже, Наталья и Дмитрий, много лет прожили в одном доме с первой семьей Эдуарда. Их дети играли вместе.

— У нас дети рядом росли, не было даже намеков, — говорит Наталья. — Но [девочка] подсочинить может что попало. Бывало, не раз про меня, про наших детей [сочиняла].

Женщина 64 лет в лосинах и розовой футболке выходит из квартиры, говорит: «Без комментариев» — но остается на площадке, плотно прикрыв дверь. Она рассудительна, медленно отвечает на вопросы. Минут через 15 замечает, что ее снимают на видеокамеру, и сокрушается, что плохо выглядит. Говорит, что зять выпивал, позволял пошлости, оскорблял ее, дебоширил, угрожал убить. Дочь с сожителем брали ребенка в баню, мылись голыми, что, по мнению бабушки, неприемлемо. Однажды бабушка увидела у внучки раздражение в области половых органов. Внучка стала рассказывать странные вещи ей и сестре. В другой раз девочка встала над ведром, чтобы сходить в туалет, как мужчина. Как-то взяла палку для выбивания ковров, вышла на улицу к детям и спросила: кто хочет «пососать»?

В марте 2016 года старшая сестра допросила младшую. Разговор записали на видео. В августе бабушка показала запись родственникам, родственники отнесли ее в полицию, Сидорова арестовали.

— Я не хотела никакого уголовного дела. Опять же, защищая ребенка. Как ей жить дальше? Очень тяжело. Я согласна, пусть будет новое расследование. Но не вскроются ли еще факты? Они не боятся этого? — говорит женщина. — Ребенок только недавно перестал просить меня ложиться на нее под одеяло. А так у нее постоянно потребность: «Ложись, бабушка, на меня, обними меня». Я в шоке, в шесть лет у меня ребенок все знает и умеет.

Женщина говорит, что Сидоров много пил. А ее дочь принимала сильнодействующие лекарства и, смешав с алкоголем, теряла память. В материалах уголовного дела, действительно, есть информация, что в марте 2016 года Эдуард привлекался по статье 20.21 КоАП за появление в общественном месте в нетрезвом состоянии. Но соседи и родственники говорят: да, выпивал иногда, но кто не выпивает в деревне?

Бабушка просила родственников забрать заявление — не хотела уголовного дела. Думала, что Эдуард оставит дочь и внучку в покое. Теперь она хочет продать квартиру и увезти детей из поселка.

Из показаний сожительницы Эдуарда Сидорова:
Отношения у меня с Сидоровым хорошие. По характеру Сидоров вспыльчивый, не любит, когда ему врут. Сам он правду в глаза говорит всегда. Выпивал он раньше часто, в мае этого года на две недели ушел в запой. Он все проблемы держит в себе, а потом срывается и выпивает. Пьет со своими друзьями… каких-либо странностей, отклонений в поведении Сидорова я не замечала. Считаю, что он психически здоров. Он мне как отец. Я почувствовала первый раз, что могу довериться человеку, что он может защитить меня. Он хорошо относился к [девочке], всегда играл с ней, мультики вместе смотрел… Нездорового сексуального интереса я за Сидоровым не замечала.

Девочка

Девочка стоит на крыльце. Смеется, с воплями убегает, увидев камеру. Как Маугли сидит в снегу в окружении собак. В поселке ее называют «нездоровой и неумной». Врачи Республиканского психоневрологического диспансера нашли у ребенка психические отклонения и задержки в развитии. Гинекологи, напротив, не нашли никаких внутренних повреждений, которые бы говорили о насилии.

В распоряжении редакции есть материалы уголовного дела и видеозаписи. Эксперты разделили самую первую видеозапись на диалогические отрезки и выяснили, что некоторые ответы «не являются свободными от влияния на содержание ответной реплики», то есть были настойчиво вытянуты из девочки.

Эксперт-полиграфолог сделал вывод, что до видеозаписи сестра не раз разговаривала с девочкой — спрашивала, что с ней делал дядя Эдик. В ходе исследования на детекторе лжи она призналась, что видеозаписей было несколько — пришлось перезаписывать, так как младшая девочка смеялась в ответ.

Бабушка в разговоре с журналистами не стала отрицать, что попросила старшую внучку поговорить с ребенком. И добавила, что девочка часто фантазирует, но у нее плохая память — надо несколько раз повторить информацию, чтобы она запомнила.

— Я сама не знаю, могла ли она это придумать, если она этого не видела. Но вообще-то у нее очень память плохая. Если ей кто-то что-то сказал, она запросто забудет на следующий день, — говорит бабушка.

Сестра первой жены Сидорова считает, что девочка могла увидеть, как Эдуард ходил в туалет «на ведро» или мылся в раковине, — в квартире были плохие условия.

— Бабушки наши ходили «на ведро», мамы ходили, и мы до сих пор ходим «на ведро». Я по своему детству помню. У нас то же самое. Она могла где-то из любопытства это подсмотреть. Просто мы живем в деревне, в таких условиях, — говорит Ольга Д.

Ее дочери росли на глазах Эдуарда. Ничего плохого девочки о нем не говорят.

Из материалов судебно-психиатрической экспертизы №971/0916:
Ничего не смогла пояснить об обстоятельствах изучаемой следствием ситуации. Спонтанно заявила, что «дядя Эдик плохой, бил меня крапивой по попе». <…> Девочка растет в социально неблагополучных условиях, недостаточности воспитательных мер, родительского внимания, ухода и помощи. Посещает подготовительную группу детского сада, где характеризуется как жизнерадостный, неконфликтный ребенок с низким уровнем развития.

«Невиновен!»

На центральной площади непривычные для поселка ограждения, много полиции, люди в штатском и с видеокамерами, мужчина с плакатом «Требуем пересмотра дела Эдуарда Сидорова». Люди разворачивают растяжки, на самой большой написано: «Весь поселок за тебя, Эдуард!» Женщина собирает подписи участников акции под обращением к президенту Путину и генпрокурору Чайке.

С крыльца, ставшего трибуной, выступают знакомые и родственники, друзья по футбольной команде.

— В моем подчинении работал, когда здесь лесозавод был. Отличный работник, отличный друг, — говорит мне житель поселка Александр А. — Мы как братство — ездили на турниры, жили, грубо говоря, в одной комнате, ели с одной миски. Все за него. Шок для нас всех. Не мог он. Это такой человек, не мог просто.

В конце митинга люди поднимают руки вверх в поддержку петиции в защиту Эдуарда Сидорова и скандируют: «Невиновен!» Долго не расходятся — ставят подписи, положив листы бумаги на спины друг друга. Всего около 360 живых подписей, электронных — больше тысячи.

— Видели, следователь был на митинге, — запоздало докладывает нам друг Эдуарда Сидорова. Бывший следователь Антон Пешков наблюдал за митингом со стороны.

Площадь опустела. Только полицейская «газель» ждет, когда уйдет последний участник акции, да женщины судачат неподалеку.

— Была бы она нормальная, — говорит одна.

— Она, если по-русски, вообще пофигистка, — поддерживает другая.

— Она же моложе его намного, сколько ей лет?

— Лет 30 есть.

— Вот. А ему 49 будет.

— Она как мать никто и ничто, да?

— Я чувствую так, что у бабки просто ревность. Она же с младых ногтей ребенка поднимала, а тут не нужна стала, поэтому и сказала: «Я все равно их разведу. Или посажу его».

Адвокат Владислав Стефанов очень долго не решается дать оценку делу Сидорова — не хочет нарушать адвокатскую этику и давать повод для отстранения его от дела. В его послужном списке это не первое подобное дело. Нескольких людей он сумел избавить от тюрьмы. Адвокат обещает дойти до Верховного суда России.

— Я продолжаю заниматься этим делом из принципиальных соображений, несмотря на то что не получаю за это оплату как адвокат. Дело в том, что Эдуард Сидоров абсолютно невиновный человек, — говорит Стефанов. — Было бы несправедливо бросить Эдуарда Викторовича в этой ситуации.

Письмо Эдуарда Сидорова. Фото автора
Из письма Сидорова:
Вот, решил написать вам всем письмо, кто поддерживает меня в этой запутанной ситуации. Да, вот и пришел мой день, придется подниматься на зону. Сидеть буду в Петрозаводске. Спасибо вам большое за то, что делали для меня, и не забыли меня. Берегите себя и детей, теперь не скоро увидимся. Не сердитесь и не переживайте, все будет нормально и если сможете, потихоньку забывайте обо мне. Срок очень большой и  думаю, что наши суды ничего не изменят.

Сергей Маркелов —
специально для «Новой», Карелия

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera