Комментарии

Искусство, которому вы не нужны

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 37 от 9 апреля 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Когда приезжаешь в какой-то город, то местные первым делом пытаются показать тебе самую главную достопримечательность. Если дело происходит в Перми или, например, Кошалине, то советы могут оказаться даже дельными, потому что, скорее всего, известная достопримечательность только местным жителям и известна. А если это какой-нибудь Рим, Лондон или Москва, то совсем беда.

«Вы видели уже Колизей?», «Что у нас посмотреть? Ну для начала обязательно на Красную площадь», «Конечно, Биг-Бэн, сначала Биг-Бэн, потом все остальное». И вот вам уже не оставляют даже шанса пройти мимо этих исторически и культурно значимых объектов.

По мнению самых разных специалистов, тех, что разбираются в памятниках и городах, такие места, ставшие символами, нужны, чтобы осмыслять историю, а заодно себя. Люди всегда страдают от вопросов «кто я», «где я» и «зачем я». Достопримечательность же несет отпечаток какого-то события и дает возможность к нему прикоснуться, испытать сопричастность и что-то такое ощутить особое, что станет немного яснее на тему, где я и кто я.

Вроде бы подошел ты к Колизею и сразу понял, что он большой, а ты маленький, и ты не гладиатор, не римлянин даже, тяжелее макбука ничего в жизни не держал, зовут тебя Василий, тебе 32 года, и ты в отпуске. Или, наоборот, в Москве может оказаться, что ты Жофрэ, суп со свеклой тебе не нравится, мертвый Ленин тоже и очень хочется домой. Что-то такое должно быть, дух времени, эпохи, сильное эмоциональное воздействие. Может быть, даже какое-то прозрение.

Но нет. Этого почти никогда не происходит. И вот расстроенные путешественники вслед за подборками «Десять мест в мире, которые должен увидеть каждый» составляют другие, вроде «Десять самых переоцененных достопримечательностей». А иногда условную табличку «переоценен» вешают даже на целые города, не получив впечатлений от культовых мест и не сумев найти живые районы.

Виновниками того, что памятник культуры «выдохся» и больше не работает, туристы, кстати, любят называть других туристов. Такая получается туристическая ненависть друг к другу.

А зря. На самом деле, может туристы уже и ни при чем, может, этим местам просто не нужны за пылью веков зрители. Например, Эйфелеву башню оценили так много раз и такие важные ценители, что любой новый зритель уже не имеет права не признать ее красоты, изящества и всего того, что написано в путеводителе. Если он не признает, то, конечно, из вредности, чтобы не как все, наперекор, юношеский максимализм, слабые знания архитектурных стилей, сколько таких до него было, а башня-то стоит и дальше всех радует, пусть едет назад в свой Саратов. И никакая «химия» между символом Парижа и отдельно взятым туристом уже не может существовать.

И вот, глядя на шедевр мирового масштаба, человек вместо обещанного ощущения сопричастности к истории ощущает свою незначительность. Или не ощущает ничего. Никакой магии искусства не происходит, разницы между натуральным памятником и им же, но на фотокарточке в интернете — нет. Но ведь взаимодействие с архитектурой и в целом с городской средой, это коммуникация, чтение смыслов, то есть некий активный процесс. А тут сплошное разочарование.

Не то чтобы я предложила игнорировать Собор Парижской Богоматери или демонстративно не смотреть на статую Христа в Рио-де-Жанейро, но не меньше может быть культурной ценности у мест «второго сорта», которые незаслуженно оказываются обделены вниманием и, что важнее даже, деньгами.

Посредственные дома чаще всего никто не защищает, не реставрирует и не ходит на них смотреть.

И оттого очень грустно встречать где-нибудь в Ростове-на-Дону за пределами несомненно исторически важного центра дома XIX века, которые, как пряничный домик из сказки, крошатся по углам, а по центру приделан пластиковый балкон наискосок. Встречать такие дома в паре кварталов от почти что чуда современной архитектуры — Ростова-Арены, стадиона, который, конечно, станет символом, важной достопримечательностью, местом, где можно будет прикоснуться к эпохе и, может быть, испытать сильное эмоциональное потрясение.

Наталия Ромашина,
журналист

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera