Колумнисты

Торжество послеправды

Почему авторами «фейк-ньюс» стали мы сами

Этот материал вышел в № 37 от 9 апреля 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей Голубицкийжурналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz

26
 
Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

Режущее ухо английское словечко «фейк-ньюс» набило читателям оскомину не столько частотой упоминания в эфире, сколько размытостью смысла. Удивляться не приходится: в разное время, в разных обстоятельствах и в разных языках под «фейк-ньюс» подразумеваются разные понятия: от военной пропаганды и целенаправленной дезинформации до утонченной мистификации, формирующей мировоззрение всего общества.

Идея написать нечто вроде пояснительной записки по «фейк-ньюс» родилась из опасения, что именно из-за своих аморфности и многозначности это понятие скоро превратится в политический жупел, который наряду с «пятой колонной», «борьбой с международным терроризмом» и «оскорблением чести и достоинства» будет использоваться для подавления любого инакомыслия. Если мы хотим избежать этого, необходимо научиться четко выявлять «фейк-ньюс» во всех его обличиях.

Выражение fake news впервые прозвучало в американской прессе в 1890 году и благополучно использовалось 127 лет в единственном и прямом значении — ​как false news, то есть ложная новость, сообщение, не соответствующее действительности.

Считается, что второе рождение «фейк-ньюс» получило в январе 2017 года, когда президент Дональд Трамп заклеймил этим высказыванием публикации американской прессы, посвященные российскому следу в избирательной компании республиканской партии.

На самом деле Трамп ничего не изобретал, а лишь переадресовал американским СМИ формулировку, использованную в ноябре 2016, аккурат перед выборами, Крейгом Сильверманом. Редактор BuzzFeed News провел журналистское расследование и обнаружил в богом забытом македонском поселке Велес аж 140 онлайн «новостных агентств», активно вовлеченных в американскую избирательную компанию на стороне Трампа.

Фиктивные СМИ — ​с характерными названиями WorldPoliticus.com, TrumpVision365.com, USConservativeToday.com и пр. — ​бомбардировали американских избирателей утками вроде «Папа Франциск запретил католикам голосовать за Хиллари», «Шок в Голливуде: Роберт де Ниро переходит в лагерь сторонников Трампа».

После разоблачений Сильвермана «фейк-ньюс» в американском обществе превратился в мем, закрепленный за фиктивными СМИ, занимающимися грубой дезинформацией.

Дональд Трамп сознательно использовал то же выражение, стремясь увязать в сознании нации македонские поддельные СМИ с либеральным новостным истеблишментом Америки (The New York Times, CNN и т.п.).

В течение 2017 года Трамп употребил «фейк-ньюс» в своем твиттере и публичных выступлениях 404 раза, обеспечив тем самым вирусную популярность оборота: частотность его повысилась в четыре раза, так что словарь Коллинза даже присвоил ему титул «Слово года».

Семантический анализ употребления «фейк-ньюс» американским президентом показал, что при всем разнообразии контекстов Трамп вкладывает в это словосочетание лишь два смысла: «Поддельные СМИ» и «Публичная информация, которая меня обижает». Иными словами, в устах хозяина Белого дома «фейк-ньюс» — ​это просто ругательство.

Бранный потенциал новорожденного жупела быстро пришелся по душе видным «демократам» планеты: Николас Мадуро пожаловался в интервью Russia Today на международные «фейк-ньюс», подрывающие национальную безопасность Венесуэлы; Башар Асад посетовал на то, что «сегодня можно подделать все», потому что «мы живем в эпоху фейк-ньюс».

Инициативу «верхов» подхватили «низы», и вот уже китайское государственное агентство «Синьхуа» убедительно дезавуирует сообщения о пытках политзаключенных как «фейк-ньюс». Российский МИД денно и нощно сражается с американскими «фейк-ньюс». Украинские политики и журналисты с еще большим задором разоблачают в качестве «фейк-ньюс» все, что только исходит из России, — ​от советской киноклассики до социальных сетей и поисковых машин.

Если бы «фейк-ньюс» ограничивался «чистым враньем», у меня бы не было повода для написания пояснительной записки. Чтобы разобраться в «распятых снегирях», мыслящему человеку не нужна научная методология — ​достаточно здравого смысла.

Тем более что исторический опыт накоп­лен колоссальный: как-никак минуло уже более 100 лет с момента, когда британская военная пропаганда эпохи Первой мировой войны впервые довела соотечественников до массового невроза «страшилками» о распятых канадских офицерах, возгонке глицерина из трупов военнослужащих и немецких солдатах, разгуливавших по оккупированным бельгийским деревням с детишками, нанизанными на штыки.

Проблема однако в том, что «фейк-ньюс» как репрессивный жупел (в руках политиков), и как примитивная дезинформация (в руках военных пропагандистов) — ​лишь вершина айсберга, который правильнее будет охарактеризовать уже научным термином — ​«информационные аномалии» (Information Disorder).

Современная модель информационных аномалий, кроме лежащей на поверхности дезинформации, различает также информацию, призванную сбить с верного следа (т.н. Misinformation), и информацию, наносящую репутационный урон (Malinformation). Причем обе они, в отличие от дезинформации, отнюдь не основываются на ложных сведениях, а, напротив, почти всегда задействуют реальную фактографию.

Ключевое слово для понимания утонченных форм «фейк-ньюс» — ​не обман, а манипуляция. Задача информационных аномалий, сбивающих с верного следа и наносящих репутационный урон, — ​не скормить обывателям «жареную утку», а заставить их оценить факты в выгодном манипулятору свете.

Почему еще каких-то 20 лет назад для возгонки патриотизма было достаточно скормить общественности легенду о «монашках с отрезанными грудями», а сегодня приходится прибегать к невероятным ухищрениям? Не вдаваясь в подробности скажу, что причина многократного усложнения техники информационных искажений кроется в еще одном набившем оскомину термине — ​post-truth, послеправде.

Примерно в середине нулевых наш мир вступил в эпоху, для которой истинность высказывания перестала быть высшей ценностью, а ее место занял ритуальный знак сообщаемой информации. Иными словами, современному обывателю важно, чтобы новость в первую очередь соответствовала его сложившимся представлениям о мире, а возможную нестыковку фактов он уж как-нибудь сумеет пережить.

Надеюсь, у меня еще будет возможность рассказать читателям о том, почему же мы перестали воспринимать реальность напрямую, а вместо этого довольствуемся ее преломлением через множество фильтров (индивидуальных, семейных, клановых, общинных, классовых, национальных и пр.), формирующих устойчивый набор когнитивных искажений. Сейчас ограничусь самым неожиданным аспектом обсуждаемого феномена: питательной средой, идеально подходящей для распространения «фейк-ньюс».

Вы не поверите, но утонченных форм информационных аномалий не существовало 20 лет назад лишь потому, что не существовало… социальных сетей! Причем, не социальных сетей как таковых, а того, во что каждый из нас добровольно эти сети превратил — ​инкубаторов единомыслия!

Социальная сеть с ее «пузырями фильтров», системой лайков и перепостов, безжалостной чисткой неугодных комментариев и «баном» пользователей, с которыми мы не согласны — ​вот бульон Хоттингера, в котором бактерии «фейк-ньюс» получают возможность плодиться до вселенских масштабов.

Признайся, читатель: ты уже провел санацию своего фейсбука или в «ВКонтакте»? Удалил всех невыносимых «ватников» (или «вышиватников») ради обеспечения душевного покоя и комфорта?

Я вот удалил и теперь пожинаю плоды стерилизованной среды (в когнитивной науке, известной как эхо-камера), в которой курсируют лишь реплики единомышленников, повторяющие до бесконечности заезженные истины.

Для эффективного влияния манипуляционные «фейк-ньюс» должны множиться в геометрической прогрессии. В вычищенных от инакомыслия социальных сетях умело запущенная информационная диверсия молниеносно обретает вирусную популярность, поскольку ее с энтузиазмом тиражируют армии единомышленников.

Зато многополярная среда общения выставляет заслон в форме критического восприятия на пути даже безупречных фактов уже на раннем этапе тиражирования. Неожиданно, не правда ли?

Дело за малым, друзья: уничтожаем в своей социальной сети «черный список» оппонентов и наслаждаемся торжеством истины!

Одна незадача: в эпоху послеправды торжество собственных принципов для нас несравненно важнее торжества истины, посему в обозримом будущем триумфальному шествию «фейк-ньюс» ничто не угрожает.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera