Репортажи

«Знаешь, мама?..»

В Москве вручена российская Национальная анимационная премия «Икар». Почему к аниматорам потянулись ведущие кинематографисты

Фото: Максим Должанский

Этот материал вышел в № 38 от 11 апреля 2018
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

 

Анимационная премия «Икар» назвала самых-самых. Праздник в ТЮЗе превратился в трогательный, нежный спектакль с участием звезд, которые обычно художников не балуют.

Валерий Тодоровский и художник Сергей Бархин, вручая награды, не скрывали изумления: где привычные высококаблучные модели, где ведущие в смокингах — вся эта натужная гламурь? Федор Бондарчук восклицал: «Как здесь у вас хорошо!» На сцене были: толстопузый лысоватый клоун (неузнаваемо загримированный худрук премии и ее ведущий Сергей Капков), полногрудая помреж из картины-легенды «Фильм, фильм, фильм» (актриса Юлия Сулес) и две девчушки в алых платьях, лет примерно четырех и пяти. Малышки выносили дипломы и букеты (стеклянных Икаров им не доверили), и пока вручанты и номинанты сообщали зрителям о своей несказанной радости, кружились, выясняли отношения, бродили по сцене, в общем, вели себя как дома. Мы все в этот вечер были — как дома. Как в детстве. Когда кажется, что все вокруг любят друг друга.

Продюсер Валерий Фирсов, получая в категории «Дело» приз за маленький фильм «Бруклинский бриз», торжественно вынес на сцену коробку в лентах. В ней был не торт, а персонаж: игрушечный экскаватор, вокруг которого носился маленький грузовик.

Фото: Максим Должанский

Режиссер фильма Алексей Будовский сейчас живет в Колумбии. Для того чтобы он приехал на Суздальский анимафест, коллеги-мультипликаторы — люди небогатые — собирали ему деньги на билет. И Леша сам представил свое кино: графическое джазовое путешествие по Бруклину.

По темным стенам театрального зала ТЮЗа бежали кадры. Погружались сообща в «кино волшебный сон, сладкий сон» — музыку из хитруковского хита «Фильм, фильм, фильм» в исполнении джазового оркестра. Дружно отметили полувековой юбилей легендарной картины. Аплодировали делегации мастеров во главе с художником-постановщиком Владимиром Зуйковым и композитором Александром Зацепиным. Овацию устроили сочинительнице шедевра «Варежка» Жанне Витензон, приз ей вручал Юрий Норштейн, признававшийся не раз, что кукольная история с ожившей варежкой — среди его любимых.

И голосование экспертов на редкость убедительное, хотя выбирать среди множества ярких работ года было сложно. Но «Теория заката» Романа Соколова — прозрачное, минималистское философское эссе о жизни и смерти, в котором малыш «Время» пьет горячий чай с длинноногим «Солнцем», — набрало больше всех голосов. Все по-честному: лучшие «Фильм», «Режиссер», «Звукорежиссер» (Игорь Яковель) и композиторы Марина Ланда и Сергей Васильев.

Роман Соколов. Фото: Максим Должанский

Лучшим фильмом в прокате эксперты назвали фильм «Знаешь, мама, где я был?» Лео Габриадзе. Мы привыкли, что полнометражная анимация — в основном «про деньги». Но фильм по воспоминаниям и рисункам режиссера и художника Резо Габриадзе — про человечность, любовь, ностальгию по послевоенному Кутаиси. Ностальгию по детству. Вслушиваемся в голос Габриадзе-старшего, смеемся, когда Ленин и Сталин выползают из портретов и решают, как наказать нерадивого носатого пионера Резо. Грустим, когда пионер Резо-Сирано от имени главного авторитета со шрамами на лице пишет любовное письмо самое красивой девушке города. И так жаль, когда волшебство погружения в другое время, рассеивается вместе с финальными титрами. Исчезает, как старый Кутаиси. Как запечатленное в точных словах, и тем не менее бесследно истаивающее детское ощущение Начала. Когда воспитывается сердце. Ненавязчивая интонация, меланхолическая улыбка этого кино словно выпорхнули из строчек старой грузинской песенки: «Знаешь, мама, где я был? / В поле зайчика ловил. / Оседлал и прокатился, / Поиграл и отпустил».

Кадр из мультфильма «Знаешь, мама, где я был»

Галя Голубева слепила из пластилина покорителей космоса, и озвучила все это песней бабушки Марии Тимофеевны из села Верхняя Покровка Белгородской области и голосом самого Юрия Гагарина, сообщающего документальные подробности полета («А как наши космонавты»). Получилось здорово. Я познакомила Галю, удостоенную приза в номинации «Художник», с продюсером и режиссером Валерием Тодоровским, проявившим искренний интерес к мультипликации.

Валерий Тодоровский. Фото: Максим Должанский

Сегодня вообще ведущие кинопродюсеры либо уже вступили в анимационные воды, либо внимательно следят за бумом российской мультипликации. Наши полнометражные анимационные фильмы смотрят на всех континентах, а число просмотров некоторых сериалов в Сети преодолело отметку в миллиард — на зависть игровому кино.

Но все это в большей степени мультипликация коммерческая. А «Икар» и его крылатая Муза в этот вечер в основном привечали не только профессионалов, но авторов. Правда, и в саму премию бизнес просачивается — знак времени. Среди экспертов появляются специалисты по закупкам, директора по маркетингу. И в номинациях коммерческая составляющая неочевидно, но разрастается. Очень хочу верить, что одна из лучших в стране кинопремий сохранит дух свободы, независимость суждений, приоритет искусства над скоропортящимися «нуждами времени».

А Чулпан Хаматова призналась мультипликаторам в любви и предложила свой голос для будущих фильмов. Стоит подумать над ее предложением.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera